Название: Философия для специалиста - учеб. пособие. (Т.О. Бажутина)

Жанр: Философия

Просмотров: 3613


План

 

Метод и методология.

Проблема выбора оптимальной методологии в построении картины мира.

Методы философствования.

Проблема методологии социальной работы.

 

1. Метод и методология. Философский подход к исследованию любого сложного объекта (а простыми явлениями, как мы уже выяснили, философия не занимается, они изучаются либо «здравым умом» при помощи «здравого смысла», либо наукой, которая абстрагируется от всех тех аспектов и взаимосвязей изучаемого объекта, которые не входят в ее предмет) характеризуется прежде всего требованиями системности, разносторонности, историчности и критически отрефлексированной позиции по отношению к положению объекта в пространстве и во времени. Иными словами, для того чтобы «философствовать» профессионально, нужно знать как целостно, но системно подходить к объекту, исследуемому во всех его взаимосвязях и взаимозависимостях, т. е. знать основные способы философствования.

Один из героев знаменитого романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» знал около 100 способов приготовления птичьих яиц. И на самом деле в жизни существует множество способов решения одной и той же задачи (в данном случае – приготовления пищи) разными способами, действиями, операциями и процедурами, причем полученные результаты в некоторых случаях будут тождественными (т. е. полностью одинаковыми), а в некоторых – аналогичными (т. е. одинаковыми в основной части), а в некоторых – сходными (одинаковыми в некоторой части). При этом для решения, например, вопросов о том, дать пациенту лекарство в виде таблеток или в виде инъекций, соблюдать ли постельный режим при лечении или нет, и т. п., специалисту вовсе не обязательно обращаться к глубинам философского познания, к методологии (науке о методах) или гносеологии (учению о познании). Для этих целей достаточно обладать специальными знаниями. Но в каждой сфере деятельности существуют и такие задачи, которые по своей природе требуют универсальных (обобщающих) методов и связаны с глубинными основами познания, уровнем осознанности собственной картины мира.

Метод – это объективно-устойчивый способ достижения конкретной цели. Метод следует различать со стилем. Стиль – это субъективированно-устойчивый способ достижения цели.

Наука занимается исследованием и моделированием методов; искусствоведение изучает стили; единство субъективированных (стилевых) и объективируемых способов достижения цели изучает исключительно философия. К проблемам этого типа, в которых тесно переплетены объективные и субъективные факторы, в частнонаучной сфере относится, например, вопрос об определении степени инвалидизации пациента. Именно необходимость учета стилевых особенностей жизневосприятия пациента заставляет ВТЭКи мучительно решать: кто в большей степени инвалид: а) человек, лишившийся обеих ног, но живущий полноценной семейной, профессиональной и духовной жизнью, либо б) человек, у которого фиксируется легкое психическое расстройство, согласно нозологической классификации не дающее ему права на официальную инвалидность, но который полностью дезадаптирован в социальной и духовной жизни?

В каждой конкретной ситуации, когда требуется измерить какую-либо величину, физик знает, какой способ измерений ему выбрать; биолог-генетик, поставивший задачу изменить наследственные свойства организма, знает, какими ферментами, нуклеазами и в каком месте разорвать двойную спираль ДНК и с помощью каких других активных препаратов «склеить» из этих обрывков новые молекулы. Во всех подобных ситуациях специалисту достаточно владеть профессиональной информацией и теориями смежных дисциплин. Когда же речь идет о необходимости пересмотра старых теорий или о создании новых, например: в медицине по поводу природы и, следовательно, способов оценки степени инвалидизации личности или по поводу выявления сущности психических, онкозаболеваний, СПИДа и т. п., дело существенно меняется.

Теоретический подход к сверхсложному явлению (вещи) ведь нельзя построить с помощью электронного микроскопа, ферментов и т. п. Для этого требуется знать логические правила и принципы построения теорий, гносеологические критерии истинности, методологические установки и правила соотнесения теории и практики. А это уже философия, точнее – философский анализ и философская методология анализа частнонаучного знания и философская методология решения общенаучных проблем.

Философская методология предполагает вполне определенную совокупность требований к мыслящему субъекту. Эти требования существуют в комплексе, точнее – в системе, но назвать их точно без указания исторической эпохи и анализа конкретной характеристики житейских и научных знаний субъекта невозможно, поскольку философская методология существенным образом зависит и от уровня развития науки, и от личного опыта индивидуального субъекта (личности, отдельного человека), и от опыта коллективного субъекта (общественной практики).

Мы уже говорили, что философия не является единой системой знаний, поскольку она не есть «наука» в строгом смысле этого слова, что существенно определяет сложность ее изучения и трудности осознанного практического применения. Вопрос о методах философствования, т. е., другими словами, вопрос о выборе наиболее эффективного системного способа определения жизненной стратегии, невозможно решить, выучив наизусть 1, 2 или даже 10 учебников философии: в каждом из них будет отражена авторская картина мира и авторская методология. Опыт учит, что наиболее продуктивный путь – изучение истории философии и корректировка на основе сравнительного анализа авторской картины мира с выявленными философскими системами, авторской философской позиции, ибо «филогенез» всегда есть ключ к «онтогенезу». Но и на подобном духовном пути есть свои сложности: развитие философии никогда не было однолинейным. История философии отлична от истории частной науки. Попытка изложения истории философии как истории мнений или как серии занимательных рассказов предпринималась неоднократно, превращая философию, по выражению Гегеля, в «предмет праздного любопытства или, если угодно, в предмет интереса ученых-эрудитов. Ибо ученая эрудиция состоит именно в том, чтобы знать массу бесполезных вещей, т. е. таких вещей, которые сами по себе бессодержательны и лишены всякого интереса, а интересны для ученого-эрудита лишь потому, что он их знает».

Иногда историю философии пытаются представить как историю ошибок и заблуждений, но и этот путь не более правомерен, как если бы описывать человеческую жизнь лишь как цепь ошибочных поступков или неправильных мнений. Реальная жизнь много богаче. Много богаче и история философии. Пожалуй, следует исходить из представления, что философствует каждый человек, даже если не осознает этого. Индивидуальное философствование начинается с вопросов ребенка: «А что было до начала существования мира?», «А почему я расту, становлюсь другим, но все равно «Я» – всегда «я»? Конечно, у многих людей философствование остается в неразвитой, несовершенной, «детской» форме. Специалисту же с высшим образованием, в профессиональные обязанности которого входит постоянное принятие самостоятельных решений в условиях полной и частичной неопределенности, просто необходимо иметь развитые навыки философствования. Тем более, – врачу, на плечах которого лежит ответственность за здоровье и жизнь человека.

Для того чтобы выбрать для себя конкретную систему эффективных методов философствования, следует изучить историю философии, осознавая, что в истории отсутствует единый шаблон философствования. При этом методология философствования предполагает наличие не только системы методов как таковых, но и выбор определенной цели, и характер подхода к ее достижению. В противном случае процесс познания будет осуществляться неэффективно и, по сути, непродуктивно. В этой связи Лейбниц, например, рассуждал так: если войти в огромные часы через заднюю дверцу и добросовестнейшим образом изучить все детали часового механизма и все их взаимодействия, то можно узнать массу интересных вещей, кроме одной: который час.

И уж, конечно, в этом случае будет невозможно понять, какое значение имеет для людей Время, и в чем смысл ситуации, при которой часы сигналят полдень, и в чем – когда они указывают полночь. Наша задача – типологизировать основные философские подходы к исследованию и моделированию действительности, проанализировать их продуктивные следствия и определить хотя бы основные методы, входящие в систему философской методологии, ради того чтобы сознательно выбирать наиболее эффективные средства для достижения имеющейся у личности жизненной цели.

Исторически философский подход к решению наиболее общих проблем Бытия имеет две главные традиции: а) аристотелевскую,

б) галилеевскую. Эти традиции связаны, соответственно, с попытками человека понять предметы (явления) либо телеологически (какова их цель?, т. е. предсказать их предназначение), либо каузально (объяснить, какова их причина?). Каждая из этих традиций имеет свои положительные и свои отрицательные (негативные) стороны. Так, на основе аристотелевской (телеологической) традиции сформирован структурно-функциональный и структурно-генетический подходы, которые вполне удовлетворительно объясняют исследуемые объекты вне зависимости этих объектов с внешней изменяющейся средой; галилеевская (каузальная) традиция дает начало детерминистскому и системному подходам, которые выявляют причинно-следственные связи и отношения изменяющихся объектов.

Философский подход имеет также: а) материалистическую, б) идеалистическую традиции. Материалисты считают, что первопричиной любых процессов является материальная субстанция, идеалисты – дух, идея (об этом подробнее позже). Кроме того: а) монистическую,

б) дуалистическую, в) плюралистическую традиции. Монисты исходят из представления, что Бытие имеет одну первооснову; дуалисты – две равноправные (идея и дух); плюралисты считают, что основание мира имеет качественно множественную сущность.

К решению философских проблем можно подходить также сциентистски (т. е. исходить из тезиса о принципиальной возможности постижения истины) или антисциентистски (т. е. считать, что истина либо принципиально недостижима, либо может быть познана лишь в усеченном, неполном виде); диалектически (учитывать процесс развития и его закономерности) и антидиалектически (не учитывать в процессе познания целенаправленного, но противоречивого процесса изменения объекта); дедуктивно-номологически (исходить в познавательном процессе из наиболее общих посылок или понятий) и индуктивно-вероятностно (исходить в познавательном процессе из единичных посылок или понятий). Телеологический подход может быть подразделен при этом на области, функции и цели, с одной стороны, и интенционально – с другой.

2. Проблема выбора оптимальной методологии философствования. Выбор конкретной методологии определяется не только субъективными предпочтениями и культурно-историческим опытом философствования, но и объективными особенностями объекта. В целом мир объектов, доступных познанию, можно классифицировать на

3 группы по уровню их сложности:

1 – мир природы,

2 – общество,

3 – сознание (Дух).

Мир природы и частично общество (человек) являются объективной реальностью, мир сознания (и частично человек) – субъективной реальностью. При исследовании каждой из них качественно различается именно методология познания, т. е. способы взаимовлияния и взаимодействия познающего субъекта с объектом.

Из этой схемы видно, что наиболее сложный путь достижения истины и, соответственно, наиболее сложная методология формируется при попытке осмысления и анализа объектов, являющихся «субъективными» или «субъектными» в той или иной степени. Именно поэтому на исторически ранних этапах существования философии была разработана научная методология исследования природных объектов, и лишь на более поздних этапах – проблем человека и Духа. В процессе исторического формирования науки сначала были созданы «естественные науки», и лишь после этого – науки «гуманитарные».

От познания природы к познанию человека идти, несомненно, более эффективно в том смысле, что исследование объектов природы требует наименее сложных и потому наиболее однозначных (линейных, формально-логических) методологических средств. Проблемы человека и Духа во многих их аспектах до сих пор не имеют однозначного решения именно потому, что за всю историю существования философии и науки не создана исчерпывающая методология их исследования. Основная причина затруднений в создании и разработке такой методологии кроется в необходимости введения в теоретический аппарат объективных критериев субъективности (т. е. объективных показателей меры тех «погрешностей», которые вносят душа и дух конкретного человека в видение объекта: «кто-то любит попадью, а кто-то – попову дочку»...), а они до сих пор не найдены, поскольку не решен вопрос о сущности таких критериев.

В целом картины мира, созданные на разных исторических этапах и акцентирующие в своем «ядре» «вечную» философскую проблематику адекватно наличной методологии, наиболее точны и целенаправленны для данного времени. А картины мира, сформированные на базе морально устаревшей или небрежно разработанной методологии – наиболее расплывчаты, бессистемны и малопродуктивны, даже если и близки к истине в своей гипотезе.

В своем историческом развитии «эпохальные» картины мира, сформированные в Западной Европе, аккумулируют в себе наиболее важные и существенные особенности отношения к миру, характерные именно для данной культуры. Каждая из них структурирует этот мир (бытие) в зависимости от используемых в данное время и в данном месте методологий познания. Так, весьма продуктивной картиной мира является космология Древней Греции.

Картина мира, сформированная мыслителями Древней Греции, инициировала развитие и дифференциацию наук и определила на многие столетия вперед характер общественного развития Западной Европы – динамичный, целенаправленный, преобразующий природу.

Античную картину мира принято определять как космологичную (физикалистскую), средневековую – как теоцентричную, эпохи Возрождения – антропоцентристскую, периода Нового времени – механистическую. Эти характеристики имеют под собой следующие основания: так, картина мира Античности подразумевала, что мир (Бытие) един, но разнообразен. При этом все разнообразные и разнокачественные вещи и явления этого мира равноправны по отношению друг к другу, хотя в их основании, по мнению разных философов Античности,

и лежат по-разному декларируемые и понимаемые субстанции (первоначала). Можно сказать, что в Античности существовал «плюрализм» философских систем, но все философы, несмотря на разность видения и объяснения мира, сходились в одном: в том, что Бытие представлено человеку миром природы, миром идей (Богом) и самим человеком.

Картину мира Античности можно представить в виде схемы, в которой П – это природа, И – идеи (Бог), Ч – человек:

В ходе дифференциации знания, неизбежного при подобных установках, картина мира Античности начала терять свое единство, что потребовало нового принципа структурирования Бытия. Таким принципом стал теоцентризм, на основании которого единство всех составляющих мира обеспечивалось за счет иерархии основных сфер: Бог (идея) управляет человеком, человек – управляет природой.

В Средневековье картина мира схематично была представлена иначе:

К началу эпохи Возрождения Богу, средствами философии, было воздано все возможное; а потому актуализировалась проблема человека, осмысление которой с новых позиций вновь дало принципиально новую схему картины мира, в которой человек занял, не претендующее при этом на Божественность, но подобное ему, место.

Схема картины мира эпохи Возрождения:

Видимо, не случайно именно в этот период (ХIII век) в Западной Европе изобретена линейная перспектива, позволяющая не только в мировоззренческой картине мира, но и на двухмерной плоскости выделить, кроме «верха» и «низа» еще и передний план, на который выдвигается Человек.

В Новое время, в соответствии с достижениями науки (в первую очередь – механики), эта картина становится механически подвижной, а в наше время ее динамизм возрастает настолько, что она вновь, как и в Античности, приобретает форму круга, хотя и структурированного иным образом.

Картина мира Нового времени:

3. Методы философии. Философия является обобщающим, универсальным знанием. Универсальны и всеобщи и ее методы. Их универсализм проявляется в том, что они могут быть использованы при исследовании любых сфер и форм действительности при построении как практической, так и теоретической (научной) программы. Основными из них следует признать критический, герменевтический и диалектический.

Критический метод позволяет при помощи специфического мыслительного способа достижения поставленной цели выявлять и анализировать в объекте его позитивные и негативные стороны относительно цели и средств по ее достижению.

Герменевтический метод предполагает необходимость такого подхода к объекту, при котором в нем выявляются и анализируются не только явные признаки, стороны и отношения, но и те, которые подразумеваются «контекстом» самого существования объекта и спецификой его взаимоотношения с субъектом познания (деятельности). Первоначально герменевтика являлась прежде всего искусством и методом понимания чужой индивидуальности (Шлеймахер и Ф. Шлегель), в дальнейшем она была обоснована М. Хайдеггером и Гадамером не просто как метод гуманитарных наук, но как учение о бытии, обогащенное П. Рикером, Т. Куном, А. Аппелем и др. как методология переоценки прямых свидетельств нашего сознания и истолкование действительности через синтез текстового и контекстного знания.

Диалектический метод подразумевает рассмотрение объекта сквозь призму движущих его развитие и саморазвитие противоречий. При этом предполагается, что движение (развитие) объекта осуществляется по определенной схеме (см., например, диалектическую философию Гегеля и его учение о трех основных законах диалектики): законе отрицания отрицания, законе о количественных и качественных переходов и законе о тождестве и борьбе противоположностей).

Эвристический метод предполагает проблемное восприятие анализируемой сферы действительности, а также постановку проблемы и выявление методологии ее решения с принципиально новых, «неожиданных» позиций.

4. Проблема методологии социальной работы. Мы уже говорили о том, что философский метод есть система наиболее общих принципов теоретического исследования действительности. Такие принципы теоретической интерпретации социальной работы обнаруживаются через категории «социальная деятельность» и «социальная философия». Так, в ряде естественных наук к середине XIX века уже утверждались основные принципы диалектического метода, рассматривающего объекты как единство противоречий и закономерных изменений, а в социальной философии еще господствовала метафизика. Обществоведы же того времени были уверены в неизменности и циклической повторяемости социальных событий, фактов, судеб. Следовательно, «социальная работа» как профессия в те времена объективно не могла возникнуть, поскольку считалось, что данный «от века» порядок распределения социальных ролей, уровня жизни и образования, невозможно изменить никому из людей. Еще один пример. В философии, еще со времен Античности, прослеживается идея объективности развития всего мира, между тем ряд современных философских течений (например, позитивизм) отрицают объективный характер общественного развития и, следовательно, возлагают ответственность за социальную несправедливость только на отдельных людей и их моральные и интеллектуальные качества.

Для того чтобы выработать собственную позицию по этим актуальным для социальной работы вопросам, необходимо не только разобраться в научных представлениях о человеке и обществе, но и самостоятельно выработать мировоззренческие установки (философские принципы) по данной проблематике, потому что научных определений общества и человека как конкретных целостностей не существует. Философии еще предстоит долгое время обсуждать, что такое «общество вообще», какова природа «надорганической реальности», существуют ли инварианты устройства и функционирования социальных систем, присущие и Древнему Шумеру, и средневековой Италии, и современной Японии.

Социальный работник должен понять, что такое «власть» и «собственность»; чем «культура» отличается от «общества» и «цивилизации»; существуют ли законы взаимодействия социальных систем, и можно ли изменить взрослого человека. Будущий социальный работник должен уметь решать для себя вопрос о взаимосовместимости различных социальных подходов к клиентам, выработать систему теоретических приоритетов в социальной работе и обоснованно отстаивать свой выбор.