Название: Философия для специалиста - учеб. пособие. (Т.О. Бажутина)

Жанр: Философия

Просмотров: 3455


План

 

Специфика русской философии.

Основные этапы становления.

Русская религиозная философия XIX–XX веков.

Советская философия.

 

1. Специфика русской философии. Философская позиция известного русского мыслителя П.Я. Чаадаева, которую, к сожалению, часто характеризуют как «свободную от эмпирической достоверности» и «умозрительную от первого до последнего тезиса», «не содержащую и толики истинного знания о России», заключалась в том, что он считал историю России идущей вне магистрального пути других народов. Своеобразие России состоит, по Чаадаеву, в том, что она асинхронна как Западу, так и Востоку, и, более того, находится вне осевого времени данных народов и вне присущего им культурного пространства. Если отвлечься от конфессиональных и культурологических западных пристрастий Чаадаева, то в своих пространственно-временных характеристиках России («она не принадлежит ни Западу, ни Востоку») он близок к современному пониманию истории не только российского народа, но и самой логики российского историко-философского

процесса.

Уже С.Л. Франк в своей работе «Русское мировоззрение» отмечал, что «типично русская точка зрения на душу состоит в том, что душа мыслится не как маленький мир внутри тела (в пространстве и во времени), а как некое душевное движение изнутри в мир внешний. Душевные явления, таким образом, образуют особую вселенную, находящуюся в совершенно ином измерении, – неисследимую по своей глубине и богатству содержания, – живут по собственным законам, которые в другом мире бессмысленны и невозможны, здесь же царят с непосредственной очевидностью. Человек, каким он предстает во внешнем мире, видится крошечной частью мирового целого, и сущность его исчерпывается, на первый взгляд, этой видимостью; но фактически тот, кого мы называем «человек», есть в себе нечто неизмеримо большее и качественно иное, чем маленький осколок мира; этот таинственный мир колоссально бесконечных сил, внешне втиснутый в малый объем, и его потаенные глубины столь же мало напоминают о себе во внешнем проявлении, сколь огромные, неизмеримые богатства недр и таящие в себе опасность темные пучины соответствуют незаметному их выходу наружу, соединяющему их со светлым желанным миром земной поверхности».

В целом можно утверждать, что специфика русской философской мысли заключается 1) в достаточно широком спектре методологических оснований философских систем на протяжении всего периода существования философской мысли в пределах «западно-европейская научная методология» – «восточная синтетическая картина мира»; 2) в высоком удельном весе социальной, этической, интуитивистской и религиозной проблематики; 3) очевидная практическая направленность философских воззрений; 4) публицистичность.

2. Основные этапы становления. Особенность русской философской традиции заключается в том, что российские мыслители наибольшее значение всегда придавали социально-антропологической и нравственно-религиозной проблематике. То есть для российской философской традиции свойственно стремление исследовать суть, сущность актуальных для человеческого бытия проблем, а не попытка анализа этих вопросов с позиций теории познания. «За исключением небольшой группы правоверных кантианцев, русские философы очень склонны к так называемому онтологизму при разрешении вопросов теории познания, т. е. к признанию, что познание не является первичным и определяющим в человеке». Следствием такого подхода к построению философской картины мира в России традиционно является помещение в центр мировоззрения смысложизненной проблематики и размышлений о путях развития истории.

В развитии русской философии исследователями выделяются следующие этапы.

1. «Подготовительный». XI – XVIII вв. Совпадает со становлением светской культуры. В. В. Зеньковский указывает на сборник «Диоптра» (1305), в котором выдвигаются и обсуждаются философские вопросы, выходящие за рамки религиозной проблематики. Крупные общественные деятели и оригинальные мыслители, такие как князь Владимир Мономах, киевский митрополит Илларион, Кирилл Туровский, Даниил Заточник и др., опираясь на традицию славянского мировоззрения, обсуждают антропологические, историософские и этические темы, которые и в дальнейшем будут ведущими в русской философии.

Выдающийся украинский мыслитель Григорий Сковорода

(1722–1794), которого часто называют «первым русским философом», впервые наметил в русской традиции философствования пути размежевания религии и философии. В 1755 г. открылся Московский университет, в котором первоначально было только три факультета, один из них – философский. На философском факультете первые профессора (Н. Поповский, Т. Барсов, Д. Аничков и др.) были преимущественно просветителями, и пропагандировали идеи европейской философии. В университетской среде этого периода чрезвычайной популярностью пользовались популярные европейские идеи «естественного права» и «естественной религии». Помимо университетов, философия преподавалась в духовных академиях и семинариях. Один из первых переводов «Критики чистого разума» И. Канта появился, и получил распространение, к слову, в Московской духовной академии. В этот же период такие мыслители как Татищев, Щербаков, Новиков, Радищев впервые выделяют в качестве самостоятельной проблематики социальные и нравственные вопросы существования человека. Как крупнейший натурфилософ, религиозный мыслитель, поэт и ученый публикует в это же время свои труды М.В. Ломоносов.

2. формирование собственно того, что называется «русской философией».

После войны 1812 г. в Москве возникают философские кружки, а читающей публике становится известно имя В.Ф. Одоевского («Общество любомудров»). Мысли Одоевского о характере познания были чрезвычайно близки традиции европейского романтизма, в частности теории символа Шеллинга (в его философии искусства) и учению

Ф. Шлегеля и Ф. Шлеймахера об особом значении для познания герменевтики как искусства понимания и толкования текстов. В человеке, по В.Ф. Одоевскому, слито три стихии – «верующая, познающая и эстетическая» – и их гармоническое единство порождает гармоническую жизнедеятельность человека и в личной, и в общественной жизни, а нарушение гармонии – источник дисгармонии.

Одоевский, являясь участником всех философских дискуссий своего времени, стоял, однако, «над» (или «в стороне») от основного

спора – диалога этого периода: полемики между «западниками» и «славянофилами».

Дело в том, что обсуждение перспектив развития России вылилось в острую философскую дискуссию между славянофилами и западниками. «Западники» (П.Я. Чаадаев, Н.В. Станкевич, В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, А.И. Герцен) были сторонниками строгого научного образования и адаптации западно-европейской философской традиции к российским условиям. «Славянофилы» (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и С.Т. Аксаковы) отстаивали идеи неповторимой и слабо пересекающейся с другими культурами самобытности русского мировоззрения и своеобразия русской истории.

Русская философия XIX – начала XX века носила достаточно ярко выраженный идеологический характер. Преувеличение значения идеологической функции философии стало закономерным следствием эволюции этнической картины мира, созерцательно оценивающей мир в целом и активно-динамически – самого человека. В XIX веке на русскую интеллигенцию, т. е. на основного носителя философских идей эпохи, огромное влияние оказали материалистические и позитивистские идеи европейцев. Не было недостатка и в умах, обосновавших эти идеи «на русский лад».

Так, Петр Лаврович Лавров (1823–1900), один из лидеров народничества и выдающийся мыслитель своего времени, сформировался как философ под влиянием работ Л. Фейербаха, О. Конта, Г. Спенсера,

К. Маркса. В своих сочинениях («Практическая философия Гегеля», «Механическая теория мира», «Очерки вопросов практической философии», «Три беседы о современном значении философии») он обосновывал значение научного знания и критиковал различные формы метафизики, а также вульгарный материализм К. Бюхнера и Л. Фогта. Лавров полагал, что предметом философии должен быть прежде всего «цельный человек», и потому философский опыт должен существовать только в форме «философского антропологизма». Мыслитель исходил из тезиса, согласно которому к истинному толкованию внешней действительности возможно прийти только через осмысление исторического и индивидуального опыта человека. Вместе с тем, в целях повышения достоверности знания о мире, П.Л. Лавров основывал гносеологию на «принципе скептицизма» и призывал не сомневаться только в одной области – в сфере действия этических законов философии. «Отсутствие скептического принципа в построении практической философии, – писал он, – придает ей особую прочность и независимость от метафизических теорий». Субъективный метод познания, таким образом, был для Лаврова основополагающим, хотя и базирующимся на объективно обнаруживаемых фактах. Оригинальность подобной трактовки западно-европейской научно-философской традиции превращала Лаврова из эпигона (т. е. фанатичного, бездумного последователя) в оригинального и самостоятельного мыслителя. «То же самое можно сказать и о другом крупном теоретике народничества Николае Константиновиче Михайловском (1842–1904), также развивавшем «субъективный метод».

Гораздо более ортодоксальными сторонниками западного позитивизма были Г.Н. Вырубов, В.В. Лесевич, Н.И. Пирогов, Н.Г. Чернышевский, И.И. Мечников. Н.Г. Чернышевский выделялся среди российских радикалов последовательностью, с которой он пытался подчинить все сферы теоретической и практической деятельности единой цели – практическому революционному преобразованию социальной действительности. В рамках развития идей И. Канта строят свои философские системы И.И. Лапшин и А.И. Введенский. В.И. Вернадский создает учение о биосфере, смысл и значение которой стали понятными лишь в наши дни.

В целом философия начала ХХ века в России существовала под знаком господства идей марксизма (Г.В. Плеханов, А.А. Богданов, В.И. Ленин).

3. Русская религиозная философия. Оригинальность философской традиции в России проявилась, в числе прочего, в формирова-

нии специфического направления, основоположником которого стал

Вл. Соловьев. Наиболее выдающимися мыслителями этого направления стали Н. Бердяев, С. Булгаков, И. Ильин, Д.С. Мережковский,

Л. Карсавин, Н. Лосский, С. и Е. Трубецкие, Н. Федоров, П. Флоренский, С. Франк, Л. Шестов, В.Ф. Эрн, В. Розанов, Г.Г. Шпет, А.Ф. Лосев. Особое место в развитии этого направления заняли идеи

Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого, реализованные ими в художественных произведениях.

Русская религиозная философия формировалась в виде оппозиции рационализму западной философии и идеализму спекулятивной (аристотелевско-гегельянской); как реакция на эмпиризм позитивизма, утопизм марксизма и индивидуализм ницшеанства. Мыслители данного направления пытались понять, объяснить и принять действительность в соответствии с национально-культурным мировоззрением и православной традицией, зиждущейся на вере в нерациональную возможность постижения истины. Сомнению была подвергнута прежде всего вера в безграничные возможности разума, на которой построена вся классическая философия Запада. Софийность («София» – понятие, введенное Вл. Соловьевым), соборность, всеединство на долгие годы стали главными идеями русской философии.

4. Советская философия. После Великой Октябрьской революции 1917 г. в России наступил догматический период бесконечной интерпретации трудов классиков марксизма, а позже – сталинизма и марксизма – ленинизма. Но и в этих условиях философские изыскания советских философов не стояли вдали от магистральных линий развития мировой философии. Наиболее плодотворными попытками ухода от идеологизации философии в этот период явились работы по историко-философской проблематике, а также вопросам эпистемологии, философской антропологии, логики и философии науки.

Материалистическая традиция в советской философии прошла два периода: первый связан с развитием собственно марксистской философии, второй связан с эволюцией идей в историко-философской и

абстрактно-логической сферах. Первый период связан прежде всего

с именами В.И. Ленина (1870–1924), Л.Д. Троцкого (1879–1940) и

Н.И. Бухарина (1888–1938). Эти мыслители имели широчайший кругозор, высокий интеллект и развитую интуицию, осознавали суть и значение философской проблематики для практической деятельности человека, отлично владели методами научно-исследовательского анализа. Проблемы бытия и развития, теории познания и логики, вопросы общественного прогресса и специфики личности – таков диапазон их философских интересов. Несомненным лидером марксистской философии этого времени был В.И. Ленин. Непрекращающаяся и в начале 3 тысячелетия критика его идей служит достаточно весомым доказательством их ценности (стоит напомнить, что понятие «ценность» не является тождественным понятию «истинность»).

Второй этап начался со второй половины 50-х годов ХХ века.

В этот период проявили себя как философы мирового уровня

А.Ф. Лосев (1893–1988), Э.В. Ильенков (1924–1975), Ю.М. Лотман (1922–1995), А.А. Зиновьев (1922). Их работы не были ни «однодневками», ни эпигонскими, но сохранили свою актуальность и дискуссионность вплоть до настоящего времени. Именно это обстоятельство и делает их образцами мировой культуры и философии, а не просто примерами развития русской философской мысли.