Название: Философия для специалиста - учеб. пособие. (Т.О. Бажутина)

Жанр: Философия

Просмотров: 3461


Пла н

 

1. Место онтологии в структуре философского знания.

2. История философской онтологии и моделей мира.

3. Современная интерпретация онтологии.

4. Основные формы Бытия: Пространство и Время. Движение как способ существования Бытия.

 

1. Место онтологии в структуре философского знания. Для того чтобы целенаправленно строить успешную жизненную стратегию, чтобы быть человеком, а не только животным, человек практически нуждается в объяснении того, как устроен мир, из чего он состоит, как функционирует, какое место занимает в этом мире сам человек и каковы перспективы его взаимодействия с остальными частями мира. Человек нуждается в этих знаниях, потому что сам строит свое будущее. Дело в том, что человек, в отличие от остальных животных, развивается и функционирует как вид весьма необычно: не вслед за изменениями среды, а опережая эти изменения.

Человек сохраняет свою устойчивость как биологический вид только при условии сверхинтенсивного развития самых различных аспектов своего существования. Человек придумывает транспортные средства и средства искусственной связи; он строит заводы по производству того, чего нет в природе; он учит своих детей тому, что пригодится им только в будущем; он знает о своей смертности и старается постичь смысл жизни и т. д. А это значит, что человек одновременно живет не только в настоящем и прошлом, но и в Будущем, и активно это свое Будущее созидает (насколько успешно, это другой вопрос). Но Будущее – это сфера незнаемого, неизвестного, сфера непредсказуемого. Сейчас для нас важнее понять то, что именно в силу практической необходимости постоянно изменяться человек постоянно нуждается в дополнительной информации о мире. Дело в том, что человеку недостаточно инстинктивно ориентироваться на изменения внешней среды, как это делают остальные животные, которым, чтобы успешно существовать в будущем времени, вполне достаточно генетического запаса мутационной изменчивости вида. Человек опережает в своем развитии изменения внешней среды. Он вынужден заботиться о своем непредсказуемом по биологическим законам будущем. Для того чтобы предвидеть собственное будущее, которое мало зависит от внешнего мира, но зависит от него самого, он вынужден все больше узнавать о мире, в котором живет и в котором он надеется жить

дальше. Для того чтобы уверенней и успешней, целенаправленно и произвольно (т. е. по своему усмотрению) строить собственное Будущее в условиях «бега впереди паровоза», человек вынужден активно узнавать хотя бы «рельеф местности» и «возможные препятствия на своем жизненном пути, вынужден рассчитывать и планировать свою жизнь «хотя бы на шаг вперед».

«Бытие» это та сфера мира, в которой есть и прошлое, и настоящее, и будущее. «Небытие» – это ничто; это абсолютный порядок или абсолютный хаос, не имеющие времени. Для того чтобы «быть», человеку приходится познавать и прошлое, и настоящее, и будущее, и хаос, и порядок. Как это делается?

Мы уже неоднократно говорили о том, человек при помощи мировоззрения строит Картину мира, специфика которой определяется, прежде всего, культурной принадлежностью человека и, следовательно, исторически конкретными социально-психологическими стереотипами построения пространства и времени культуры. Картина мира – и цель, и результат работы мировоззрения. Различные картины мира отличаются друг от друга предельными, т. е. наиболее общими основаниями. В качестве основания мира могут быть поняты как материальные, так и духовные образования; одна или несколько субстанций.

Субстанция – это всеобщая, предельная основа, которая мыслится как нечто, определяющее характер и направленность функционирования мира (Бытия), его закономерности. Разные мыслители во все эпохи выдвигали различные концепции субстанциональности, но всех их объединяло и объединяет одно: поиск предельных оснований Бытия, поиск того «первокирпичика», из которого построен мир.

Общим при построении любой картины мира, таким образом, является необходимость подхода к ее построению на предельном онтологическом уровне, т. е. – посредством мысленного определения основания, объединяющего этот разнообразный и разнонаправленный мир. Системные, опирающиеся на практический опыт рассуждения о том, как устроен мир и каковы законы его существования, называются онтологией.

Любая философская картина мира всегда имеет онтологическое основание, исходя из которого она строит свои гносеологические, аксиологические, праксиологические и иные представления о бытии. Онтологические представления лежат в основании любой картины мира, и, хотя их выбор и предопределен аксиологическими установками, которые всегда отражают непосредственное восприятие мира, именно с онтологии начинается любое философствование, ведь для того чтобы размышлять о любой проблеме философски, необходимо сначала определить, какое значение она играет в общем строении мира.

2. История онтологии. В историко-философской традиции онтологическая проблематика первоначально разрабатывалась в рамках метафизики.

В Античности термин «метафизика» (или «то, что следует после физики, превышает физику мира чем-то иным и другим) часто выступал синонимом понятия «философия», и лишь в ходе исторического развития философского знания эти понятия были логически разведены. Метафизическое знание невозможно приобрести путем наблюдений; оно формируется только в ходе рассуждений. Рассуждения осуществляются в соответствии с логическими правилами, несколько различающимися в зависимости от объектов рассуждений. Именно поэтому «рассуждения» (или «логика») лежат в основе классификации знания о мире у Аристотеля:

 

ЛОГИКА (аналитика)

Метафизика, или первая философия

Онтология

Философская теология

Теоретическая философия

Физика

Космология

Психология

Зоология

Практическая философия

Этика

Политика

Риторика

Поэтика

 

Соответственно, по Аристотелю, логика выступала как особая область знания, исследующая формы мышления, а поэтому предшествующая философскому размышлению. Это – некоторая школа научения мыслить. Метафизика – наука о Бытии, которая по своему значению и ценности занимает первое место. Метафизика исследует и Бытие само по себе, и Божественное Бытие, т. е. изучает Бытие независимо от того, как оно существует конкретно; исследует Бытие «в принципе». Это и отличает метафизику в аристотелевском понимании от всех других наук. Классификация Аристотеля во многом сохранила свое значение и в современной европейской философской традиции. Таким образом, изначально метафизика трактовалась как особая наука о сверхчувственных принципах и началах Бытия, т. е. как учение «О бытии в целом», как тип знания, следующий «после физики», более совершенный, чем физический. Логическое разделение «бытия» на божественное и «само по себе» обусловило необходимость введения особого понятия для обозначения учения об этом «бытии, которое само по себе». Таким понятием и стало слово «онтология».

Термин «онтология» (от греческого «сущее» и «знание») обозначает собой знание о сущем, или метафизику бытия. Так понимается онтология и до сих пор, – как учение о сущем; учение о предельных, фундаментальных структурах Бытия. Выделение онтологии в особую часть Метафизики означает, что она, являясь основополагающей частью метафизики, не отождествляется с ней. Онтология менее, чем метафизика в целом, умозрительна, т. е. она исходит не столько из логических рассуждений, сколько из посылок и выводов других теоретических дисциплин и частных наук. Онтология исторически возникла вместе с философией. В качестве исходной базовой идеи онтологии, как философской отрасли знания, всегда выступала некоторая искусственно сконструированная идея «основы», идея сущности Бытия. «Искусственность» объективно порождается необходимостью распространять знание об основах мира не только на настоящее и прошлое, но и на Будущее.

При конструировании идеи сущности Бытия философы всегда исходили и исходят из понимания того, какая идея может объединить самые различные вещи, явления, события и процессы в их историческом существовании. При решении этого вопроса всегда возникает вопрос и о том, не содержится ли во всех вещах, явлениях, событиях и процессах нечто общее, или это нечто общее лежит в основе всех вещей, событий, явлений и процессов.

Напоминаю: те философы, которые считают, что в основе мира лежит одна субстанция (гипотетическое нечто общее в Бытии), называются монистами (монисты бывают либо идеалистами, либо – материалистами, поскольку при всем различии подходов к выявлению субстанциональной основы мира предельно общим основанием может быть признана либо Идея, либо Материя); те, кто считает, что в основе мира лежат одновременно две субстанции – дух и материя – называются дуалистами. Например, монист Фалес в качестве субстанции признавал воду; Гераклит – огонь; Пифагор – число, Платон – «эйдосы» и т. д. ...

Б. Спиноза создал монистическое учение о субстанции, которая у него является причиной самой себя: «Под субстанцией я разумею то, что существует само по себе и не нуждается в представлении другой вещи, из которой оно должно бы образоваться». Субстанция у Спинозы сливается с мыслящим интеллектуальным Богом, в результате Бог сливается с природой, что в философии называют пантеизмом. Конкретные вещи порождаются субстанцией, становясь ее проявлениями, или модусами. Лейбниц развил плюралистическое учение о множественности субстанций, лежащих в основе мира (монадология). Р. Декарт был дуалистом и т. д. Для истории онтологии, как и для истории философии в целом, характерно взаимопроникновение школ и концепций и потому здесь любые классификации в достаточно большой степени условны.

В эпоху Нового времени, в связи с развитием так называемых «точных» наук, идея субстанциональности мира переходит в новое качество и строится исходя из физических представлений. В основе физики Ньютона лежит идея о простоте устройства мира и его исходных элементов. В качестве субстанции выступает материя. Это – вещество, или механическая масса (количество), которая состоит из неделимых мельчайших частиц – атомов. «Быть материальным» – значит, состоять из «неделимых частиц», обладающих массой покоя. Но Ньютон был религиозным человеком и свою материалистическую картину мира сделал зависимой от Бога: с позиций механической физики материя (масса) инертна, а движение ей придает Бог. Это была, как мы уже говорили, механическая картина мира. Ньютон, как позже заметил

А. Эйнштейн, дал миру такую модель мирового устройства, которая в силу своей логической простоты и стройности долгое время оказалась непревзойденной: «Мышление современных физиков в значительной мере обусловлено основополагающими концепциями Ньютона. До сих пор не удалось заменить единую концепцию Ньютона другой, столь же всеохватывающей единой концепцией».

Между тем концепция (картина мира) Ньютона умозрительна в той же мере, в какой это бывает с любой философской концепцией. Обоснование материального единства мира в этой концепции связано, как и у всех философов, с очень большими теоретическими допущениями (а не с опытом): например, Ньютон вводит понятия Абсолютного Времени и Абсолютного Пространства. Сам Ньютон очень ясно понимал, что эти понятия, без которых его картина мира рассыпалась и теряла и стройность, и доказательность, были, мягко говоря, «придуманы». Но без них его концепция попросту не работала бы.

Опровергнуты эти основополагающие понятия концепции Ньютона были развитием той же физики: на рубеже XIX – XX вв. были сделаны кардинальные открытия, которые разрушили старые представления о физике и той картине мира, которая строилась на ее основе: 1895 г. – открытие рентгеновских лучей; 1896 г. – открытие самопроизвольного излучения урана; 1897 г. – открытие электрона; 1898 г. – открытие радия и процесса радиоактивности; 1899 г. – измерение давления света и доказательство существования электромагнитной массы; 1900 г. – создание М. Планком теории квантов; 1903 г. – создание Резерфордом и Содди теории радиоактивного распада; 1905 г. – опубликование

А. Эйнштейном специальной теории относительности. Оказалось, что сам принцип экстраполяции (распространения) наших достоверных знаний о Мире на весь мир – неправомерен, и что законы макро- мега- и микромира в значительной степени отличаются друг от друга. А это значит, что даже те наши знания, которые мы считаем достоверными, достоверны гораздо в меньшей степени, чем нам кажутся, и могут быть приняты за абсолютные лишь при вполне определенных условиях и для объяснения вполне определенных процессов и явлений.

Своеобразной попыткой разрешения данной ситуация было создание марксистской философии, попытавшейся синтезировать на научной основе все существовавшие во времени картины мира. Категория Бытия трактовалась в марксизме как синоним Объективной реальности, а онтология – как теория материального бытия. Философами иных позиций было сразу отмечено, что подобное понимание материи слишком явно перекликается с аналогичными представлениями объективного идеализма. При таком подходе находит решение гносеологическая проблема обоснования принципа познаваемости мира, но остается неясным онтологический статус самого Мира. Категория субстанции при таком подходе также оказывалась лишней (избыточной), а вечная философская проблема соотнесения (тождества и различия) Бытия и Мышления разрешалась весьма примитивным образом путем отождествления законов мышления и законов бытия (правда, оказывалось непонятным, почему вместе с историческим развитием форм мышления развитие мира идет не сопряженно, а по каким-то другим законам). По сути, в диалектическом материализме онтология была разрушена, а философия сводилась в основном к теории познания. Вместе с тем, сильной стороной диалектического материализма была ориентация на диалектику (при всей критике Гегеля), т. е. ориентация на противоречивое развитие абсолютного и относительного знания и признание неисчерпаемости свойств мира.

3. Современная онтология. Современная философия стоит перед проблемой формирования новой онтологии, адекватной научным достижениям и практическим потребностям человечества эпохи начала 3 тысячелетия. В западной философии буквально все течения возвращаются к онтологической проблематике и к системному представлению самой философии. Уже Гуссерль в своей феноменологии исследует структуры бытия; Н. Гартман предлагает «многослойный» вариант понимания бытия; неотомизм «возрождает и систематизирует онтологию средневековой схоластики»; экзистенциализм отходит от присущего ему психологизма в описании человека и пытается представить человеческие переживания как характеристику самого бытия; постструктурализм и постмодернизм трактуют бытие как текстовое самовыражение и предлагают варианты смыслового конструирования бытия и т. д.

«Наиболее ярко задачу реабилитации онтологии поставил немецкий ученый Н. Гартман. Он совершенно справедливо указывает, что ни гносеологизм, ни философская антропология не могут выступать в качестве общефилософских систем, так как вскрывают только одну сторону взаимоотношений человека с миром», – фиксируют современные исследователи вопроса . И Гартман не одинок в своих представлениях о необходимости синтезирования онтологических представлений, существующих у разных философских школ и направлений, в единую онтологию.

Новая онтология, создаваемая в последние десятилетия объединенными усилиями современных мыслителей, ориентирована на учет развития наук и отрицает самое возможность построения своей системы на чисто умозрительных началах, когда «связующие Бытие» принципы приходится просто выдумывать. «Метафизика, построенная на одном-единственном принципе или на одной-единственной группе принципов (как ее раньше всегда конструировали), является... невозможной. Все сконструированные картины единства мира неверны – как «метафизика снизу», так и «метафизика сверху» (исходя из материи или духа)».

Современная онтология склоняется к признанию, что мир многослоен, многолик и разнонаправлен. «Главных слоя четыре: физически-материальный, органически-живой, душевный, исторически-духовный. Каждый из этих слоев имеет собственные законы и принципы. Более высокий слой бытия целиком строится на более низком, но определяется им лишь частично... Нельзя все в мире сводить к одному знаменателю. Отсюда крах всей монистической метафизики».

Исторически, исследуя категорию бытия, мыслители всех времен и народов строят локальные модели (картины мира), в основании которых лежат самые различные принципы. Бытие объясняют как изменяющееся или неизменное; движущееся или неподвижное; непосредственно воспринимаемое или принципиально непознаваемое; оформленное или бесформенное; простое или сложное; материальное или идеальное; жестко предопределенное или основанное на случайностях; целесообразное или бесцельное; живое или мертвое.

Локальные модели мира описывают бытие, точнее – отдельные его аспекты прежде всего на базе естественно-научного знания. Однако в бытии существуют и некоторые общие универсальные свойства и закономерности, которые называются атрибутами и проявляются на всех структурных уровнях бытия и во всех его формах. Среди них можно выделить связь, движение, пространство и время, структурную организацию, системность и др. Онтологию пополнила рядом новых идей современная физика (физика конца XX столетия).

Существует слой реальности непосредственно или даже в принципе ненаблюдаемых объектов (кварки, глюоны, суперструны и т. п.).

Существует слой реальности, порождаемый взаимодействием ненаблюдаемых объектов типа кварков, который можно наблюдать, – например, адроны, состоящие из кварков.

Существует слой реальности, который человек может наблюдать в виде эффектов взаимодействия объектов второго слоя (например, адронов) с окружающей средой (это, прежде всего, элементарные частицы, атомы и молекулы).

Существует слой реальности, который познается людьми в виде физических эффектов (явлений) непосредственно наблюдаемых на практике.

Эти слои «объективной реальности» правомерно дополнить слоями «субъективной реальности», но критерии их выявления будут существенно иные, чем в первом случае. В целом можно предположить, что бытие реально во всех основных своих проявлениях: и как объективная реальность; и как субъективная реальность; и в форме человека, нелинеаризованным образом сочетающим в себе оба вида реальности, что в конечном итоге дает синергетический эффект качественно отличной от первых двух реальностей .

Сегодня достоверно можно утверждать только то, что процессы взаимодействий, взаимовлияний, взаимозависимостей и изменения в бытии доминируют над покоем и статикой, но формы движения в каждом из видов реальности настолько разнообразны, что при их взаимодействии друг с другом постоянно возникают синергетические эффекты, результатом которых являются разнообразные качественные определенности (оформленности) и неопределенности (бесформенности) в абсолютно и относительно разнородных и разноуровневых системных вещах и процессах.

Бытие: Объективная реальность (о.р.).

Субъективная реальность (с.р.).

Человек (ч.).

Современная картина мира, основанная на достижениях в наиболее доказательных сферах человеческого знания, достаточно близка к картине мира, созданной даосизмом и конфуцианством: Бытие теперь предполагает понимание наличия в себе не только объективной реальности объективного Абсолюта, но и ставится в зависимость от трансцендентальной структуры личности, человеческого «я». Что это

значит?

Понятие «трансцендентальное» возникло еще в схоластической средневековой философии и означало бытие, выходящее за пределы конечного, эмпирического мира. И. Кант впоследствии придал этому термину иное значение: он употреблял его для обозначения априорных форм чувственности и рассудка, которые, следуя его учению, являются формальными условиями возможности познания мира. По сути, Кант считал, что небытие проявляется непосредственно через человека, а человек, благодаря существующим до всякого опыта (априори) пространственно-временным формам созерцания и категориям рассудка, как бы «вылавливает» и синтезирует в некоторые целостности те фрагменты бытия, которые способны принять пространственно-временные характеристики. Кант был уверен, что именно человек творит в своем сознании бытие мира явлений, а в конечном итоге и Абсолютное Бытие, Бога. Таким образом, Кант использовал понятие «трансцендентальное» не в онтологическом, а в гносеологическом смысле.

Экзистенциализм использует понятие «трансцендентальное» и не в онтологическом, и не в гносеологическом, а в морально-этическом смысле. Экзистенциализм вводит в структуру трансцендентального априорную внутреннюю готовность человека желать безусловного, стремиться к нему и признавать его безоговорочное наличие (априорный «зов» человеческого «я» к Абсолюту). Субстанциональность Бога и при таком подходе становится проблематичной. Бог делается возможным только благодаря наличию в трансцендентальной структуре человеческого «я» стремления к абсолюту, которое сопровождается единственно достоверной в мире вещью: переживанием.

Философия постмодернизма увидела в проблеме Бытия еще один аспект: если философы-классики описывали не столько процесс Бытия, сколько его результат, то постмодернисты взяли на себя задачу обосновать идею бытия как становления, как процесса. При этом под Бытием они поняли «Мысль, находящуюся в становлении». «Естественная природа мысли», по мнению таких философов, как М. Фуко, Т. Адорно, Ж. Деррида и др., не передается в полной мере с помощью логики. В философский (логический) текст заложена четкая и жесткая исследовательская программа, которая передается с помощью категориального мышления. Но при этом «за текстом» остаются «черновые мысли», а до читателя доходит только «отстоявшийся» текст. Оформляя мысль в слово, мы трансформируем мысль, навязываем ей порядок, не свойственный ей в ее бесформенном (черновом, но истинном) существовании. Истинное бесформенное состояние мысли и есть Бытие, по мнению постмодернистов. Выразить Бытие и понять его можно только через осознание текучести, многосмысленной метафоричности, через осознаваемую бессистемность, через априорную возможность множественных интерпретаций текста...

Можно спорить и соглашаться с представителями каждого из вышеописанных и неупомянутых в данной лекции философских направлений. Но главное: в понимании бытия к началу 3 тысячелетия в западной философии произошел поворот к признанию доминирующей качественной характеристики Бытия – его изменчивости, его способности переходить от одного качественного состояния к другому, способности самоорганизовываться и самоструктурироваться таким образом, чтобы проявлять себя многообразно в разных отношениях и на разных этапах своего осуществления.

Говоря словами классической философской терминологии – в Бытии следует признать равноправными и материальное, и идеальное, и человеческие начала, несмотря на их перманентную изменчивость во времени и пространстве. Субстанциональность Человека детерминируется его «бесформенной плюралистической сущностью», тождественной самому Бытию. И в этом тезисе – признание правоты как

Б. Спинозы, так и Лейбница; постмодернистов и Платона; Канта и Аристотеля...

Признание равноправия идеального и материального предполагает одновременный учет уникальной способности человека сочетать в своем существовании оба этих мира в их переменчивой взаимообусловленности, взаимопроникновении и неравновесном, асимметричном изменении (синергизме), имеющих вневременную и внепространственную качественную определенность. Последнее обусловливает востребование идеи субстанционального триединства мира. Эта идея исторически не нова (не монизм и не дуализм, а триализм – «tertium datur!»), но единственная на сегодняшний момент способна системно объединить и феномен суперструнности мира, и его синергизм, и материализм, и «объективность субъективного».

Новый философский подход требует очередной научной революции, в том числе и в медицине. В результате наука должна научиться видеть и объяснять объекты не только линейно, но и нелинеаризованно, т. е. в разных отношениях и посредством изменчивых разноуровневых причинно-следственных связей (как стохастические системы), причем нелинеаризованность должна превратиться именно в научный метод (сегодня этим методом владеют только представители искусства, но результаты их деятельности, как известно, бездоказательны и принимаются только на веру).