Название: Философия для специалиста - учеб. пособие. (Т.О. Бажутина)

Жанр: Философия

Просмотров: 3612


План

 

Наука как высшая форма познания и объект философского анализа.

Научное знание, его специфика и строение.

Общенаучные методы познания.

Наука и ее роль в жизни общества.

Наука как высшая форма познания и объект философского анализа. Утверждение «наука – высшая форма познания» является в век научно-технических революций практически общепринятым. Но чтобы понять философский смысл этого утверждения и решить, насколько оно истинно, следует ответить на два вопроса: что такое наука и каковы ее методы, обеспечивающие ей столь высокий статус?

Иногда говорят, что научное знание отличается от остальных видов знания высокой точностью. Но ведь не только в науке, но и в управлении (государством, производством или предприятием, железнодорожным расписанием) или в некоторых художественных произведениях применяются математические расчеты, статистические данные и детально разработанные программы. По-видимому, «точность» хотя и является признаком науки, но отнюдь не решающим.

Иногда сводят науку к эмпиричности, т. е. к возможности свести все содержание науки к описанию наблюдений и экспериментов. Но результаты экспериментов хотя и точны, но не в состоянии зафиксировать некоторые разнонаправленные феномены, осуществляющиеся в реальной жизни одновременно и взаимосвязанно. Так, классическая механика считала, что масса тела не зависит от скорости, которую может придать объекту исследователь. Действительно, заметить «невооруженным глазом» различия в массе стоящего или плывущего теплохода, покоящегося или падающего камня невозможно. Но принцип неопределенности Гейзенберга, сформулированный в современной физике, утверждает, что «произведение приращения координаты элементарной частицы на приращение ее импульса ни при каких условиях не может быть меньше определенной величины, пропорциональной квантовой постоянной М. Планка». Из этого следует, что с помощью приборов в эксперименте можно измерить сколь угодно точно для данного момента времени либо только координату частицы, либо только ее импульс. Обе эти величины одновременно не могут быть измерены с любой степенью точности, поскольку взаимодействие частицы с прибором в каждом случае видоизменяет одну из этих величин. Следовательно, на эмпирическом уровне в данном случае истину найти невозможно. Но специфика научного познания в том и состоит, что ученые-физики способны решить это противоречие, при условии, что они выйдут за пределы эксперимента, за пределы эмпирического

опыта! В данном случае этот «выход» означает обращение к «неклассической» специальной теории относительности, и именно теория является ключевым понятием и наиболее совершенной формой научного познания.

Что такое теория? Иногда утверждают, что теория – это обобщение опыта, практики и наблюдений. Однако практика показывает, что далеко не всякое обобщение является теоретическим (научным). Допустим, человек обобщил свои самонаблюдения в следующей форме: «Всякий раз, когда у меня поднимается температура, я чувствую себя не вполне здоровым». Вряд ли кто-нибудь рискнет назвать это логически и практически правильное умозаключение «теоретическим» или «научным».

Научные (теоретические) обобщения не просто выделяют общие моменты и свойства, наблюдаемые множество раз при одинаковых условиях, а применяют ряд специальных логических приемов.

Прием универсализации, который состоит в том, чтобы распространить общие моменты и свойства, наблюдаемые в ограниченном множестве экспериментов, на все однопорядковые процессы и явления в прошлом, настоящем и будущем («Все живые существа, у которых температура тела по разным причинам поднимается выше статистической нормы, не могут быть признаны в эти моменты здоровыми»).

прием идеализации, состоящий в том, чтобы указать условия, при которых описываемые процессы происходят в «чистом» виде, т. е. так, как в самой действительности они происходить не могут. Например, в данном случае предполагается, что организм полностью изолирован от внешней среды, температура которой в реальности также может влиять на повышение температуры тела, причем иногда без патологических реакций организма на это повышение.

прием концептуализации, состоящий в том, что в формулировку законов вводятся понятия (абстракции, концепции), заимствованные из других сложившихся теорий и получивших там выверенные значения (например, понятие «температура», которое получило смысл и значение прежде всего в физике), отличающиеся от тех смыслов, которые вкладываются в них обыденной речью.

Используя эти приемы, ученые формулируют законы, которые фиксируют в обобщенном виде повторяющиеся, устойчивые, необходимые, существенные отношения и связи между внешне различными, но внутренне едиными явлениями и их сторонами. Эти законы правомерны в отношении всех однопорядковых процессов или явлений, происходящих при вполне определенных условиях. Эти законы имеют некоторое множество совпадений в смежных областях действительности, что делает возможным употребление в формулировке законов общих для смежных наук терминов и понятий. Первоначально законы нередко выступают в форме гипотез, а теории – в форме концепций.

В современной философии сформировалось течение, поставившее своей целью определить особенности научного познания и исследовать закономерности формирования научного знания, – «философия науки». В рамках «философии науки» можно выделить ряд крупных школ: неокантианство, позитивизм, неопозитивизм и постпозитивизм, критический рационализм и «философию и методологию научного познания».

Неокантианство (Марбургская и Баденская школы) зародилось в 60-е годы XIX века в Германии и по сегодняшний день продолжает оказывать существенное влияние на всю европейскую философию. Этим школам присущ ряд общих установок:

Положительная оценка учения И. Канта, опираясь на которое они стремятся решить насущные проблемы современной науки и общественной практики.

Ориентация на преимущественное исследование методов научного познания, понимание философии как критической теории науки.

Приверженность трансцендентальному методу истолкования действительности, в соответствии с которым познание понимается как деятельность по созданию предмета познания вообще и науки – в частности.

Руководствуясь проведенным Кантом различием теоретического и практического разума, неокантианцы различают науку и философию так, как это сделано в настоящем учебном пособии (См. лекции 1–5): наука опирается на логику и эмпирические данные, философия – на аксиологию; при этом и наука, и философия, используют в своих построениях основания друг друга.

Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм. Позитивизм исходит из признания существования некой реальности, которая со всей очевидностью непосредственно дана человеку. Понятия «позитивное» и «данное» – тождественны. Данное – это то, что может быть проверено эмпирическими или логико-математическими средствами. Эта проверка должна носить общезначимый характер.

Позитивизм возник в 40-е годы XIX века во Франции. Родоначальником этого философского течения является О. Конт, который в известной степени является продолжателем идей французского Просвещения. О. Конт вслед за Деламбером и Сен-Симоном сформулировал закон о трех последовательных стадиях интеллектуальной эволюции человека, которые свойственны ему как в онтогенетическом, так и в филогенетическом развитии: теологической, метафизической и позитивной (научной). На первой стадии все объясняется на основе религиозных представлений; на метафизической – сверхъестественные факторы в объяснении заменяются сущностями и причинами, критически подготавливая становление третьей стадии; а основной задачей третьей (позитивной, научной) стадии является критика любого ненаучного (и прежде всего метафизического) знания. Под «метафизикой» при этом понимается философия (как «Метафизика» Аристотеля).

Позитивистский подход предлагает два коренных преобразования: отказ от метафизических представлений и построение новой системы философии как «методологии науки». При этом «философия науки» должна отвечать на вопрос «Как?», и оставить попытки постановки и решения, как бессмысленного, вопроса «Почему?».

На втором этапе развития позитивизма – стадии эмпириокритицизма (Р. Авенариус, Э. Мах) – сохранялась установка на описание позитивного, опытного знания. Основное отличие от первого этапа состояло в этот период в том, что основную задачу философии представители этого течения видели не в том, чтобы строить всеобъемлющую систему научного знания, а в создании теории научного знания.

На третьем этапе позитивизма (20-е – 30-е годы XX столетия), основоположниками которого стали австрийский физик-теоретик

М. Шлик, австрийский философ, логик и математик Л. Витгенштейн, немецкий философ и логик Р. Карнап, английский философ, логик и математик Б. Рассел и др., главным требованием к «новой философии» явилось обоснование идеи о том, что философия должна подчиняться тем же традициям научности, которые уже сложились в естествознании и математике. Основной предпосылкой этих рассуждений является

убежденность в том, что философия не имеет собственного предмета, а является лишь особым видом теоретизирования. Представители современных вариаций позитивизма считают, что задачей философии является логический анализ научных высказываний и обобщений. Для определения критерия научности неопозитивистами был выдвинута верификационная концепция знания, суть которой состоит в том, что любые высказывания имеют научный смысл лишь в том случае, если они могут быть проверены на истинность опытным путем. И хотя критики неопозитивизма остроумно заметили, что сам принцип верификации не может быть верифицируем, т. е., по логике самих же позитивистов, является бессмысленным, на стадии постпозитивизма началась попытка реанимации этого, продуктивного во многих отношениях, учения.

Следует согласиться с позитивизмом в том, что процесс мышления, процесс познания становится доступным логическому анализу лишь в языковой форме. «Движение мысли от языковой формы к формально-логической, а также от математико-логической формы к более общему логическому формообразованию открывает возможность, с одной стороны,  «восхождения» к все более широкой формализации, с другой стороны «нисхождения» от более общих логических форм к более конкретным языковым высказываниям». Иначе говоря, позитивизм создал новые, легко формализующиеся типы анализа языка, что привело к формированию целого ряда новых наук (например, превратило этнографию в этнологию, то есть науку не только описывающую, но и, вопреки изначальным установкам позитивистов, объясняющую этнические процессы в обществе). Реализована новая парадигма позитивизма была прежде всего в структурализме (течение на стыке современной науки и философии, выражающее стремление придать гуманитарным наукам статус «точных»).

Постпозитивистскую стадию в развитии позитивизма при этом в наиболее яркой форме представляет критический рационализм

(К. Поппер, Т. Кун, И. Локатос, П. Фейерабенд). Критический рационализм не просто пересмотрел исходные принципы неопозитивизма в отношении методологии научного познания, но радикально изменил сам предмет изучения.

С точки зрения критического рационализма предметом изучения философии являются не высказывания, а наука как целостная, динамическая, развивающаяся система. Постпозитивизм исходит из принципа, согласно которому научное значение является целостным по своей природе и его нельзя разбить на отдельные высказывания или на независимые друг от друга уровни (эмпирический и теоретический). Любое высказывание в науке обусловлено какой-либо теорией, а любая теория основана на эмпирических фактах. А это значит, что философия «органически» входит в любую науку, негативно или позитивно воздействуя на нее (это уже зависит от характера философии, от того,

насколько конкретная философская система способна обеспечить разносторонность подхода к научному знанию: историко-научный, методологический, психологический, науковедческий, логический, аксиологический и т. д.).

Основоположник критического рационализма К. Поппер исходил из предпосылки, что законы науки не выражаются аналитическими суждениями и в то же время не сводимы к наблюдениям. А это означает, что научные законы не верифицируемы. Науке, по мнению К. Поппера, требуется другой принцип, и он был сформулирован им как принцип фальсификации. Фальсификация, по Попперу, это принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого утверждения, относящегося к науке. Фальсифицировать, таким образом, можно только науку; ненаучное знание фальсифицировать невозможно.

Т. Кун обогатил философию постпозитивизма идеями о том, что научное познание осуществляется людьми, причем не одиночками, а научными сообществами, которые объединяются по принципу единства стиля мышления. Гносеологические установки и принципы построения знания составляют парадигму конкретной науки. «Под парадигмой, – писал Т. Кун, – я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения». Парадигмы имеют как познавательную, так и нормативную ценность. Они выполняют функцию регуляции познавательной активности ученых. Более низким уровнем по сравнению с парадигмой является научная теория. Каждая теория создается в рамках той или иной парадигмы. Теории, созданные на основании различных парадигм, не сопоставимы и могут входить в состав различных парадигм без переосмысления. А это значит, что при смене парадигм невозможно осуществить преемственность теорий и требуется научная революция для того, чтобы создать теоретическую основу для новых парадигм. Довольно близкую позицию к Т. Куну занимает И. Локатос. Более радикальный подход отличает методологический подход к науке П. Фейерабенда.

Американский философ П. Фейерабенд, опираясь на разработанное Т. Куном и И. Локатосом положение о том, что при фиксации принципиальных разногласий между двумя теориями необходима третья (ибо две противоречащие друг другу теории всегда неправы обе), выдвинул методологический принцип пролиферации (размножения) теорий. Согласно этому принципу, ученые должны стремиться к тому чтобы создавать теории, противоречащие уже существующим и признанным. Познание, в таком случае, осуществляется как постоянный альтернативный выбор из все более уточняющихся позиций, что в конечном итоге и обеспечивает общественный прогресс.

2. Научное знание, его специфика и строение. Как своеобразная форма познания наука возникла еще в античности, но окончательно сформировалась не только как тип духовного производства, но и социальный институт, в эпоху Нового времени, когда производство знания перестало быть уделом одиночек и превратилось в отрасль специализированной деятельности, обладающей общим предметом, общей целью и общей методологией.

Науке как таковой предшествовала преднаука (доклассический этап), когда были сформированы предпосылки науки, но не она сама как таковая (Древний Восток, Греция, Рим).

Классическая наука (XVII – XIX вв.) характеризовалась стремлением исчерпывающего описания и теоретического объяснения объекта, при котором существовала отчетливая попытка отвлечься от всего, что относится к средствам, приемам и операциям субъекта.

Неклассическая наука (первая половина XX века) характеризуется прежде всего отрицанием объективизма классической науки и активным исследованием связей между знанием объекта и характером средств и операций деятельности исследующего его субъекта. Экспликация этих связей рассматривается как условие объективно-истинного описания и объяснения объекта.

Постнеклассическая наука (конец XX столетия) стремится учитывать соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности субъекта, но и с ценностно-целевыми структурами субъекта. На становление постнеклассической науки оказали влияние три важнейших направления в науке двадцатого столетия: теория нестационарной Вселенной, синергетика и теория биологической эволюции с ее концепциями биосферы и ноосферы.

В целом наука – это всегда система производства знаний. «Знание» является, таким образом, ядром не только целенаправленного мышления (познания), но и науки как социального института, целенаправленно осуществляющего творческую познавательную деятельность.

Как социальный институт наука образует единую, взаимосвязанную, развивающуюся систему знаний о мире (реальности), его свойствах и закономерностях. Вместе с тем, наука разделяется на множество отраслей знания (частных наук), которые различаются между собой тем, какую сторону реальности, какими методами и на каком уровне они исследуют.

По предмету и методу познания выделяют науки о природе (естественно-научные); науки об обществе (гуманитарные, социальные, экономические); о познании (логика, гносеология и др.). Отдельную группу составляют технические науки; очень своеобразной является медицина, которая на современном уровне развития научного знания не может быть однозначно отнесена ни к естественно-научным (как это было принято еще в недавнем прошлом), ни к гуманитарным наукам. Каждая группа наук обычно подвергается и более подробному членению: так, естественно-научное знание подразделяется на биологию, химию, физику, физическую химию, биологическую физику и т. д.

Существуют и другие критерии для классификации наук. По критерию отношения к практике все науки подразделяются на «фундаментальные» (т. е. не ориентированные на прямое использование полученных результатов на практике) и прикладные (в которых новое знание всегда получают с целью непосредственного использования в практической деятельности). По критерию преимущественного использования научных методов существует деление наук на «теоретические» и «эмпирические» (например, теоретическая биология и нормальная

анатомия).

Основная задача любой науки – получение нового знания о мире.

Главная цель и идеал любой науки – получение истинного

знания.

Общественный смысл научного исследования может быть выражен формулой: « Знать, чтобы предвидеть будущее; предвидеть будущее – значит правильно действовать в настоящем».

Наука существует только при условии своего непрерывного

самообновления в виде производства понятий, гипотез, концепций и

теорий.

Наука продуктивно развивается только при условии системного использования ею достижений других наук (техники, приборов, теорий, методов и пр.).

Научному познанию присуща строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов.

В современной философии науки выделяют различные уровни критериев научности, относя к ним, кроме названных, внутреннюю системность знания, его формальную непротиворечивость, опытную проверяемость, воспроизводимость, открытость для критики, свободу от предвзятости, логическую строгость и др. В других формах познания данные критерии востребованы в разной степени и не являются определяющими.

Долгое время анализ науки проводился по модели естественно-математического знания (см., например, раздел о позитивизме). В последние годы научное гуманитарное познание рассматривается как один из видов своеобразного, но научно эффективного познания, обладающего уникальной методологией, не использовавшейся до этого в естественно-научном познании.

Специфика гуманитарного (социального) познания определяется прежде всего тем, что научная точность и доказательность достигается здесь посредством логического разворачивания мысли из неочевидных (субъективных) предпосылок. Специфика гуманитарного (социального) познания проявляется в следующих моментах:

1. Его предметом является «мир человека», субъектного и субъективированного по определению.

2. Социальное познание неразрывно связано с предметным (объективным) и, следовательно, учитывает не только субъективную, но и объективную сторону своего объекта.

3. В гуманитарных исследованиях исследуется преимущественно «качественная», а не «количественная» сторона объекта.

4. В социальном познании практически бессильны любые технические средства, зато ведущую роль играет само мышление – его формы, принципы, методы, диалогичность мышления. Диалогичность мышления, используемая в качестве основного средства познания в гуманитарных науках, нагляднее всего проявляется в категории «понимание», которая фиксирует погружение в «мир смыслов» другого человека, постижение и истолкование (интерпретацию) его чувств, мыслей и стремлений, не только постигающих, но и творящих мир. При этом «понимание как приобщение к смыслам человеческой деятельности и как смыслообразование тесно связано с самопониманием и происходит в условиях общения людей», что значительно усиливает значение в гуманитарных науках не просто методологии, а «хорошего» философского знания.

Последнее «тем более важно еще и потому, что для социального познания характерны отсутствие общепризнанных парадигм (ведущее зачастую к «теоретическому анархизму»), подвижность и расплывчатость его эмпирического базиса, сложная природа теоретических обобщений (связанная прежде всего с включенностью в них ценностных компонентов и «личных модальностей»)».

Научное знание, таким образом, всегда имеет системный характер и определенную структуру. Последняя выражает собой единство устойчивых взаимосвязей между элементами данной системы. Структура научного знания может быть представлена в различных ее срезах и, соответственно, в различных совокупностях элементов. В структуре всякого научного знания, помимо «собственно научных» элементов, есть и такие, которые не укладываются в традиционное понятие научности: философские, религиозные, мистические представления; интеллектуальные и сенсорные навыки, не поддающиеся вербализации и рефлексии; социально-психологические стереотипы, интересы и потребности; противоречия и парадоксы, компромиссы и конвенции; следы личных привычек и симпатий, антипатий, привычек и ошибок...

Собственно «научный» срез может быть представлен следующими элементами:

фактическим материалом, почерпнутым из эмпирического опыта;

результатами первоначального концептуального обобщения этого опыта;

гипотезами;

принципами и законами;

философскими установками;

социокультурными основаниями;

методами и нормами научного познания;

научными идеалами;

стилем мышления.

Кроме того, наука как познавательный процесс осуществляется на двух основных уровнях: эмпирическом и теоретическом. На эмпирическом уровне преобладает чувственное познание, на теоретическом – рациональное (понятийное). Теоретическое познание является более высокой и наиболее развитой формой научного познания, поскольку предполагает разностороннее синтетически-аналитическое исследование настоящего, результаты которого с достаточно высокой точностью могут быть экстраполированы в будущее. Эмпиризм же ограничивается только настоящим, что снижает его научную значимость. Вместе с тем безрезультативно и теоретизирование, не опирающееся на практику («схоластика»): его продуктом являются иллюзорно-утопические, догматические построения, такие, как знаменитая концепция 60-х годов о «грядущем начале коммунизма в 1980 году».

3. Общенаучные методы познания. Прежде чем говорить о методах научного познания, следует определиться в том, что является общим в объектах различных наук.

Это общее – научный факт. Под фактами в науке понимаются результаты особого вида идеализации, которые можно выделить из окружающей действительности, воспроизвести многократно, проверить разными способами и однозначно использовать практически. Именно при выделении, отборе и проверке фактов используются различные философские подходы, идеи и гипотезы, изменяются и уточняются теоретические понятия наук, строятся научные теории.

Методы научного познания – это те приемы и операции, которые используются в науке для выделения, воспроизведения, проверки и использования научных фактов. Оснований для классификации научных методов на группы может быть несколько. В настоящее время в науке успешно работает многоуровневая концепция методологического знания. Так, в зависимости от места и роли в процессе научного познания можно выделить эмпирические и теоретические методы. К ним относятся: наблюдение, эксперимент, измерение, моделирование, различного рода сравнения, классификация, рассуждения по аналогии, выдвижение гипотез, использование и построение теорий, анализ и синтез, индукция и дедукция и др.

Наблюдения, эксперимент и измерение относятся к методам эмпирического уровня научного познания. Эффективность методов эмпирического познания определяется прежде всего легкостью проверки достоверности выделяемых фактов при определяемых условиях.

Теоретические методы исследования эффективны по критерию их достоверности, поскольку теоретические результаты всегда распространяемы и на те факты, которые выделяются в силу разных причин в условиях неполной определенности. Вместе с тем следует отметить, что деление методов на «эмпирические» и «теоретические» в значительной мере условно, поскольку любой метод разрабатывается на основе какой-то теории, а теория обязательно должна пройти пусть и сверхсложную и опосредованную, но проверку на эмпирическом уровне.

Одним из наиболее распространенных и простейших методов образования общих теоретических положений является метод обобщений, т. е. исследование таких связей, свойств и отношений предметов и явлений, которые характеризуют не один какой-то предмет или процесс, а целый класс однородных в данном отношении фактов (этот метод реализуется через анализ соотношения единичного, особенного и общего).

Большое значение в теоретическом познании имеют исторический и логический методы. Диалектический принцип познания предполагает единство исторического и логического, поскольку исходит из понимания, что сложное явление может быть раскрыто и понято, если выяснено, при каких обстоятельствах и в каких условиях оно возникло, какие этапы исторического развития прошло, каким оно было в прошлом. Только в таком случае откроется возможность определить то, чем оно является в настоящем и как оно будет развиваться в будущем.

В тесной связи с историческим и логическим методами находятся индуктивный и дедуктивный методы познания. Индуктивным называется такой метод познания, при котором общий вывод делается из частных посылок. В процессе познания в этом случае наше мышление совершает восхождение от частного, единичного, конкретного к общему. Например, И.М. Сеченов (1829–1905) приводит следующее индуктивное доказательство положения о том, что все высшие проявления мозговой деятельности могут быть сведены на мышечное движение: «Смеется ли ребенок при виде игрушки; улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине; дрожит ли девушка при первой мысли о любви; создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге – везде окончательным фактом является мышечное движение... Итак, все внешние проявления мозговой деятельности, действительно, могут быть сведены на мышечное движение».

Индукция широко применяется в научном познании и ее основой является опыт. Суть этого метода – в переносе свойств известных фактов на неизвестные. Главная проблема индуктивного метода – установить право знания отдельных фактов переносить на другие факты того же рода. Для решения этой проблемы необходимо использовать другие методы познания, например, дедуктивный. Дедуктивным называется научный метод получения частного вывода из более общего положения. Дедукция и индукция только тогда дают достоверные результаты, когда применяются совместно и дополняют друг друга на разных этапах научного исследования.

Аналитический и синтетический методы. Анализом называется такой метод познания, при помощи которого исследуемый факт мысленно расчленяется на составные части для изучения их в отдельности. Синтезом называется такой метод познания, когда происходит мысленное соединение составных элементов изучаемого факта и их свойств с целью познания факта как единого целого. Анализ и синтез взаимно дополняют друг друга и требуют своего последовательного применения на всех этапах научного исследования.

Восхождение от абстрактного к конкретному. Выше уже говорилось о значимости процедуры абстрагирования для осуществления процесса познания. Способность человеческого мышления абстрагироваться от целостного (конкретного) восприятия является предпосылкой формирования знания о существенных связях, отношениях и сторонах изучаемого факта. Но процедура абстрагирования имеет максимальную значимость лишь в том случае, если полученные в результате первичного анализа абстракции впоследствии будут синтезированы в целостность (познанную, с выявленной структурой и функциями, с определенным содержанием и формой и т. д.).

Метод формализации (и его разновидность – аксиоматический метод) позволяет в символьной форме выявить количественные отношения и пространственные формы таких научных фактов, которые невозможно зафиксировать в языке иным способом (например, математические формулы).

Таким образом, существуют различные классификации научных методов, и каждая из них основана на разных критериях: есть классификации по критерию «содержательные – формальные», «методы исследования и изложения», «количественные и качественные», «методы непосредственного и опосредованного познания», «оригинальные и производные» и т. д.

4. Наука и ее роль в жизни общества. Жизнь общества протекает как сложный, неоднозначный процесс. На современном этапе общественного развития, например, с одной стороны, растет население планеты; увеличивается продолжительность жизни человека; победоносно шествует научно-технический прогресс, несущий человечеству новые технологии, повышение уровня жизни и духовных горизонтов.

С другой стороны, в ужасающих размерах накапливаются средства массового уничтожения; истощаются природные ресурсы; загрязняется отходами цивилизации внешняя среда обитания человека; вследствие интенсификации стохастичности («мозаичности» по А. Молю) информационных потоков СМИ в геометрической прогрессии увеличивается маргинализация населения. Разрешение этих проблем (а иногда и их возникновение) связывается в общественном сознании с понятием науки.

Во времена расцвета классической науки Дж.Свифт создал сатирический образ науки и ученых. Иронизируя над всеобщим увлечением наукой и стремлением создать многочисленные академии, он вложил в уста Гулливера полный сарказма рассказ о стране Лапута. Лапутянский король и его придворные погружены в бесконечные размышления о математике, музыкальной гармонии и космических явлениях. При этом они не слышат и не замечают друг друга. Результаты их математических исследований используются только для того, чтобы подать к обеду кусок говядины в форме ромба, пудинг – в форме круга, а баранью лопатку – в форме треугольника, хотя это никак не влияет на гастрономические качества пищи и не повышает кулинарного мастерства повара. Портной снимает мерку при помощи астрономического прибора – квадранта. Выкройку он делает с помощью сложнейших математических исчислений, но это не мешает готовому платью сидеть скверно. Лапутянские постройки кривобоки, так как архитекторы постоянно теоретизируют на темы отвлеченной геометрии и им скучно просто строить... Конечно, образ, созданный Свифтом – гипербола, но он отражает представления о науке, характерное еще и для конца XIX века: наука – это нечто абстрактное, не имеющее ничего общего с практической жизнью человека.

Сегодня времена изменились. Взаимопроникновение науки и практической (обыденной) жизни человечества очевидно даже для первоклассника. Но это ставит перед учеными невиданную до этого цель: для того чтобы осуществлять научные функции и успевать анализировать настоящее в соответствии с поставленными целями на будущее таким образом, чтобы успевать корректировать стратегию общества, им надо научиться фактически ежедневно менять методологическую вооруженность собственного мышления и быть готовыми к постоянной критической переоценке аксиологических оснований собственной, индивидуальной картины мира. Готовность к такому самоизменению необходима прежде всего в силу того, что в настоящее время существует не только дифференциация наук, столь характерная для классического периода, но и перманентный синтез различных наук, и современные специалисты должны быть готовы к освоению языка и основных парадигм смежных научных дисциплин.