Название: Люди, изменившие мир. Этюды об ученых и о науке - (Молдавер Т.И.)

Жанр: Философия

Просмотров: 1203


Александр городецкий (1910 – 1968)

 

Среди профессоров НГТУ (и его предшественника – НЭТИ) было немало ярких личностей, которые освещали путь к знаниям для тысяч студентов, но после своего ухода из жизни оказы-вались почти трудно забытыми. Трудно согласиться с такой диалектикой жизни…

Мне посчастливилось, на протяжении целых восьми лет, бла-годаря совпадению нескольких случайностей, почти ежедневно общаться в ту пору с организатором кафедры ДИП (диэлектриков и полупроводников) Александром Фомичем Городецкий. Если бы не его любовь к художественной литературе и не глубокое знакомство с нею, встречи и радостные для меня беседы с ним были бы невоз-можны! Все началось с объявленного конкурса на замещение должности доцента по циклу «Электрорадиоматериалы» – так я однажды оказался в институтском кабинете Александра Фомича. Ему тогда не было и 50 лет, но по виду можно было дать больше. Худой, с нездоровым лицом…

На столе стояла банка, видимо, со сметаной и лежали две книжки: английский физический справочник и, как я сумел про-читать на корешке И. Франса. Разговор приближался к предре-шенному для меня концу: мне стукнуло тогда уже 47 лет, да и моя роль начальника ЦЗЛ крупного радиозавода, и прежняя спе-циальность, связанная с химическим и спектральным анализом, а не с материалами, о которых нужно было читать лекции, – все это не обещало мне должности доцента. Но вдруг, видимо, не желая слишком грубо завершать разговор, мой собеседник спросил, что за книгу я держу в руках. Когда я протянул ее и Александр Фо-мич взял ее в руки, лицо его преобразилось. Это был сборник Николая Лескова, как оказалось, любимого нами обоими: «Во-ительница», «Несмертельный Голован», «Леди Макбет Мценско-го уезда». В одном из писем А. П. Чехов писал, как ехал на извоз-чике с нетрезвым Николаем Лесковым, и тот сообщил, что он мистик. Ведь и правда можно было усмотреть нечто мистическое в том, что спустя много лет после своей кончины Лесков помог мне умилостивить Александра Фомича! «Ладно, – сказал он, – вот вам программа и два учебника, завтра прочтете лекцию в актовом зале для потока вечерников».

Конечно, это была сущая авантюра! Но какая-то чисто ора-торская тренировка, которую, как потом выяснилось, мой новый шеф очень ценил, у меня была – я часто читывал научно-попу-лярные лекции по заданиям общества «Знание», да и вообще, как известно, Бог помогает смелым! За неаккуратное пользование мелом я после лекции получил изрядную нахлобучку, но был принят и потом дважды в неделю приезжал из Бердска, после основной работы, в НЭТИ читать лекции вечерникам.

Один из связанных с этой порой инцидентов, очень характер-ный для Александра Фомича, мне запомнился надолго. Однажды я, к всеобщему ликованию студентов, во время лекции на минуту заснул у доски и выронил мел. Когда я приехал в институт в следующий раз, Александр Фомич меня встретил и ничего не говоря, подарил мне пол-литровый термос с горячим кофе и еще пачку бодрящего вещества!

Как уже упоминалось, он уделял большое внимание чисто ораторской стороне лекций, читаемых сотрудниками кафедры, требовал, чтобы коллеги изучали соответствующие рекомен-дации (от Цицерона до Ломоносова и Пороховщикова), и часто разбирал недостатки подобного рода. Еще одна его особенность заключалась в повышенном внимании к рационализаторской и изобретательской деятельности преподавателей. Кафедра ДИП, по инициативам ее заведующего, была тесно связана с процве-тавшим тогда заводом полупроводниковых приборов. Препода-ватели кафедры, и я в том числе, нередко вносили рационали-заторские предложения, помогавшие, пусть и не намного, уде-шевить производство или улучшить качество заводской продук-ции. Правда, помнится, однажды главный технолог завода, под-писывая какую-то бумагу, нужную для выплаты мне премии за рацпредложения, укоризненно сказал, что вот, мол, Александр Фомич часто дает более полезные рекомендации, но никогда не претендует на их оплату!

Профессор Городецкий написал превосходный учебник по полупроводниковым приборам, его перу принадлежат многие глубокие научные статьи, он прочитал тысячи учебных и науч-ных лекций, высоко ценимых слушателями… У него было очень больное сердце, он был весьма уязвим и трудно переносил нападки, особенно не справедливые, возможно, именно это так рано унесло его из жизни.