Название: Очерки по истории России XX век ( М. В. Шиловский)

Жанр: История

Просмотров: 1689


§ 3. деятельность iii и iv государственной думы

      (Третьеиюньская монархия)

Закон 3 июня 1907 г. внес три новых, имевших принципиальный характер, изменения. Первое из них выразилось в радикальном перераспределении выборщиков по 53 губерниям Европейской России в пользу помещиков и капиталистов (менее 1 \% населения Европейской России получило 64 \% всех выборщиков, то есть две трети). Второе – относительно порядка выборов депутатов, что давало возможность помещичье-буржуазному большинству выдвигать угодные ему кандидатуры по крестьянской курии. В результате 53 обязательных крестьянских депутата (по одному от каждой губернии Европейской России), избранные помещиками и капиталистами, в своем большинстве примыкали к правым фракциям. Третье изменение было против народов национальных окраин России. Избирательным правом пользовалось не более 15 \% населения. Даже царь назвал в своем кругу избирательный закон «бесстыжим».

Являясь диктатурой помещиков, царизм стремился закрепить союз с верхами торгово-промышленной буржуазии. Резко увеличилось представительство дворянства и крупной буржуазии в III Государственной Думе. В думе сложилось большинство двух блоков: 1) октябристов и черносотенцев; 2) октябристов и кадетов. Эти блоки сохранились на протяжении деятельности III думы – единственной думы, просуществовавшей весь положенный ей срок. Такой расклад в думе получил название «октябристского маятника». Оба эти блока нужны были самодержавию. Первый – для того, чтобы удержать власть крепостников, второй – чтобы сделать некоторые уступки буржуазии. Правительство Столыпина балансировало, опираясь на то или иное большинство. Оно не могло не считаться с объективным процессом капиталистического развития и лавировало между помещиками и рвущейся к власти буржуазией, делало ей кое-какие уступки и тем самым способствовало превращению царской помещичьей монархии в буржуазную монархию. В думе 3-го созыва сложилось депутатское большинство из монархистов, октябристов и кадетов, выступавших вместе с правительством в принципиальных вопросах проведения аграрной реформы. Однако еще в период работы III думы и особенно после гибели Столыпина согласованность в действиях правительства и думы нарушилась. В IV Государственной Думе усилились оппозиционные выступления депутатов против правительства как слева, так и справа. Взаимное недоверие и подозрительность все более определяли отношения между царем, правительством и думой. Царь постоянно менял министров, не учитывал мнение думы. С 1908 г. при дворе занимает прочное место «старец» Распутин. Его «влияние» на царский двор приводило к падению морального авторитета Николая II. Современник царя, известный российский философ С. Н. Булгаков писал: «В сущности агония самодержавия продолжалась в течение всего царствования Николая II и была сплошным и непрерывным самоубийством самодержавия через все бесчисленные зигзаги своей политики и последний маразм войны».

III Государственная Дума отработала весь предусмотренный законом пятилетний срок (1907–1912). Последняя, IV Государственная Дума, просуществовала без малого 5 лет, формально прекратила свою деятельность 6 октября 1917 г.

Характерной особенностью развития российского парламентаризма явилось его постепенное сползание вправо: чем больше опыта приобретала дума, тем совершеннее и профессиональнее была ее деятельность, тем консервативнее становилась она как по своему составу, так и по господствовавшим в ней идеям.

Дума работала в трех направлениях: обсуждала законопроекты, утверждала государственный бюджет, осуществляла различные запросы в адрес правительства по поводу незаконных действий властей. Механизм принятия законов был многоступенчатым и громоздким.

Столыпин заявлял, что для осуществления его программы ему нужны «20 лет покоя внутреннего и внешнего». Доказательством непрочности столыпинского «умиротворения» служит краткость периода упадка революционного движения (в 1910 г. начался новый революционный подъем, который к 1912 г. вылился в открытые массовые выступления крестьянства). Не стали законами законопроекты о местном и волостном суде, остался неосуществленным план реформирования административного управления. На народное образование дума отпускала жалкие гроши. А так называемые рабочие законы, которые дума приняла в 1912 г., страховавшие рабочих от несчастных случаев и на случай болезни, – скорее были антинародными законами. Народ все больше относился к думе с равнодушием, а в буржуазных кругах высказывалось недовольство отсутствием «реформ». Большая часть земли осталась у помещиков. Если кадеты, левые октябристы считали, что избежать новой революции можно путем реформ, то правительство все больше отходило от этого курса.

Деятельность IV Государственной Думы в предвоенные годы сводилась лишь к запросам, утверждению бюджета, декларированию партийных взглядов при обсуждении законопроектов. Депутатов крайне правых и левых партий в равной степени отличал деструктивный характер их парламентской работы. В IV думе при посредничестве прогрессистов (лидер фракции текстильный фабрикант А. И. Коновалов) либеральное большинство сказывалось чаще, чем в III думе. Оно проявило себя в «оппозиционных» голосованиях, в попытках проявить «самостоятельную» законодательную инициативу. Левую оппозицию в думе занимали трудовики, эсеры и социал-демократы. Декларация социал-демократической фракции, оглашенная с думской трибуны 7 декабря 1912 г., включала демократические требования. Радикализм IV думы означал, что социальные противоречия вновь обострились, надвигались новые революции.

Российский парламентаризм берет свое начало с 1906 г. (парламентские традиции многих европейских стран складывались веками). Дважды думу разгоняло правительство, она имела четыре созыва и просуществовала 12 лет, вплоть до падения самодержавия. За такой короткий срок дума не могла реализоваться как традиционная парламентская структура. Дума была далека от совершенства. Она сковывалась антидемократическими нормами, регулирующими порядок ее работы, антидемократическим законом о выборах. Однако в думе сложилась своя традиция. Здесь утвердился открытый и гласный порядок обсуждения и принятия законов, контроль, хотя и усеченный, за государственными финансами и действиями властей. Дума стала центром легальной политической борьбы. В ходе думской тактики каждая партия совершала ошибки, просчеты, допускала заблуждения. Но обличение и критика верховной власти развивали традиции демократического решения важных государственных вопросов. Российский парламентаризм сыграл свою положительную роль в демократизации российского общества, но не остановил назревавшего революционного взрыва.

Таким образом, революция 1905–1907 гг., последовавшие за ней реформы не разрешили имевшихся глубинных противоречий. Россия оказалась средоточием таких острейших противоречий, как противоречие между феодализмом и капитализмом как источником буржуазной революции; противоречием между буржуазией и рабочим классом, генератором пролетарской революции; противоречием между имперским центром и национальными окраинами как источником национально-освободительных революций. Три типа революций соединились в одной стране в одно время.

 

Свидетельствуют документы

 

Манифест о роспуске Государственной Думы,

о времени созыва новой думы и об изменении порядка выборов

в Государственную Думу

(извлечение)

 

3 июня 1907 г.

 

[…] Значительная часть состава второй Государственной Думы не оправдала ожиданий Наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй, приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению Государства.

Деятельность этих лиц в Государственной Думе послужила непреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные Правительством Нашим обширные мероприятия Государственная Дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением, или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступления и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий, Государственная Дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия Правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия.

Медлительное рассмотрение Государственной Думой Росписи Государственной вызвало затруднение в своевременном удовлетворении многих насущных потребностей народных.

Право запросов Правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с Правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения.

Наконец свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной Думы против Государства и Царской Власти. Когда же Правительство Наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная Дума не исполнила немедленно законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

Все это побудило Нас Указом, данным Правительствующему Сенату 3 сего Июня, Государственную Думу второго созыва распустить, определив срок созыва новой Думы на 1 Ноября сего 1907 года […].

Созданная для укрепления Государства Российского, Государственная Дума должна быть русскою и по духу.

Иные народности, входящие в состав Державы Нашей, должны иметь в Государственной Думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в их числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских.

В тех же окраинах Государства, где население не достигло достаточного развития гражданственности, выборы в Государственную Думу должны быть приостановлены.

Все эти изменения в порядке выборов не могут быть проведены обычным законодательным путем через ту Государственную Думу, состав коей признан Нами неудовлетворительным, вследствие несовершенства самого способа избирания ее Членов. Только Власти, даровавшей первый избирательный закон, исторической Власти Русского Царя, довлеет право отменить оный и заменить его новым […].

 

Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. XXVII, № 29240.

Сборник документов и материалов по курсу «Политическая история XX века». – М., 1991. – С. 122–123.

http://www.hrono.ru/dokum/duma1907.html

 

Процессы в общинном землевладении в 1906–1914 гг.

Таблица 1

Общинное крестьянское землевладение

годы

общинное землевладение

число хозяев

площадь земли

1905 

9 375 207

101 330 086

1915 

6 896 983

84 410 878

отношение

1915 к 1905 г.

73,6 \%

83,3 \%

 

Примечание. Ни в общинном, ни в частном землевладении не учтена подворная надельная земля, площадь которой составляла в 1905 г. порядка 20 \% общинного землевладения (20 446 189 дес.), владельцы подворных наделов – порядка 30 \% (2 735 059 хозяев). В течение рассматриваемого периода эти показатели уменьшились незначительно.

Таблица 2

Выход из общины

 

абсолютное число

доля от общего числа

вышло из общины хозяев

2 478 224

26,4 \%

у них земли (десятин)

16 919 208

16,7 \%

из них продали землю

891 102

40 \%

площадь проданной земли

3 175 871

18,8 \%

 

Данные взяты из:

Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. – СПб., 1995. – С. 63–64.

http://www.rus-sky.org/history/library/1913/1913.htm

Раздел II. Россия в условиях мировой войны

и общенационального кризиса. 1914-1920 гг.