Название: Очерки по истории России XX век ( М. В. Шиловский)

Жанр: История

Просмотров: 1689


§ 4. реформирование управления

Главнейшая особенность советской экономики – ее подчиненность государству. Партийные и государственные органы оказывались заодно органами хозяйственного управления. Вполне естественно, что для развития промышленности Хрущёв решил реформировать систему управления.

Наиболее острые проблемы системы управления были связаны с чрезмерной централизацией. Например, два предприятия в одном городе, относящиеся к разным министерствам, не могли провести пустяковую сделку, не запросив согласия на то Совета министров. Из-за отсутствия прямой связи предприятий одного региона один и тот же товар в один и тот же город мог одновременно ввозиться по линии одного министерства и вывозиться по линии другого. Очевидным решением представлялось расширение самостоятельности местных органов власти. Несколько постановлений в этом направлении было принято уже в 1954–1955 гг. Но главным мероприятием стало создание советов народного хозяйства – совнархозов. В июле 1957 г. десяток центральных промышленных министерств сменился сотней совнархозов. Каждый из них на областном уровне объединял сферу действия всех упраздненных министерств.

Это не принесло ожидаемого результата. Недостаток взаимодействия между отраслями сменился недостатком взаимодействия между областями. Пытаясь решить эту проблему, в 1962 г. число совнархозов сократили вдвое и создали объединяющих их работу Совнархоз СССР (со следующего года именовавшийся Высшим советом – ВСНХ). Другая, наряду с совнархозами, попытка усовершенствовать управление относилась к партийным органам. В ноябре 1962 г. вся партия, включая низовые организации, оказалась разделена на промышленную и сельскохозяйственную части. Таким образом, эта реформа по своей сути прямо противоречила идее совнархозов. Разделение проводилось в значительной степени искусственно. Кроме того, замысел реформы не учитывал наличие непроизводственных отраслей (науки, образования, культуры…), которые остались, таким образом, без присмотра. Единственное определенное следствие разделения партии – численный рост партийной бюрократии.

Плоды хозяйствования Хрущёва были столь разными на разных этапах, что его правление часто даже разбивают на два этапа.

Первые годы, продолжив тенденцию пятой пятилетки (1951–1955), оказались удачными в экономическом отношении. Промышленный рост в 1956–1958 гг. даже обгонял плановые показатели (составляя 10–15 \% в год). Был введен в строй ряд крупных металлургических комбинатов, электростанций и других предприятий. Все это дало Хрущёву повод повысить показатели на грядущие годы, не дожидаясь конца шестой пятилетки (она началась в 1956 г.). Одобрение нового плана стало специальной задачей XXI съезда партии, созванного в январе 1959 г. Заодно Хрущёв решил сделать планирование более долгосрочным: 1959 г. объявили первым годом семилетки (после отставки Хрущёва произойдет возврат к прежним срокам планирования, поэтому череда пятилеток так и не прервется: 1961–1965 годы вошли в советскую статистику как седьмая пятилетка). Эйфория от первых успехов заставила Хрущёва в 1961 г. провести через съезд КПСС новую программу партии. В ней содержалось утверждение, что через двадцать лет в СССР будет построено коммунистическое общество. Это программное положение стало впоследствии одним из главных предметов насмешек над Хрущёвым.

Однако 1960-е гг. принесли явное ухудшение результатов как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Уже говорилось о том, что именно Хрущёв заложил традицию покупки хлеба за границей. В 1960-е гг. продолжился устойчивый отток населения из деревень в город. С 1959 г. стали снижаться темпы промышленного роста. Среднегодовой темп прироста национального дохода сократился с 12 \% в середине 50-х гг. до 4 \% в 1963 г. Рост производительности труда снизился с 7–8 \% в пятой пятилетке до 4,2 \% в первой половине 1964 г. Усилился дефицит потребительских товаров.

В 1961 г. пришлось прибегнуть к денежной реформе. Деноминация по форме (обмен 10 старых рублей на один новый с сокращением на порядок всех цен) по существу стала скрытым повышением цен (зарплата сократилась более существенно, чем цены). Еще одно повышение цен, теперь уже открытое (на 20–30 \%), произошло весной 1962 г. Население ответило массовыми проявлениями недовольства в ряде городов. Наиболее острую форму приняли беспорядки в Новочеркасске. Для их прекращения пришлось применять войска; погибло более двух десятков человек; еще семерых зачинщиков расстреляли по приговору суда.

§ 5. Внешняя политика

Так же – от успехов к неудачам – развивалась и внешняя политика Хрущёва.

Началась она целым рядом дружественных шагов Хрущёва по всем направлениям советской внешней политики. В первые же годы руководства страной Хрущёв побывал во многих государствах. Был в Женеве весной 1954 г., когда подписал Женевскую конвенцию о военнопленных, затем еще раз в июле 1955 г., на специальной конференции ведущих стран по немецкому вопросу. После визита в Китай осенью 1954 г. в 1955 г. советские войска ушли из Порт-Артура. В Югославии в мае – июне 1955 г. Советский Союз в лице своего лидера признал, что государственное устройство является внутренним делом югославского народа. Результатом этого визита стало восстановление дипломатических отношений с Югославией и начало экономического сотрудничества. Во время приезда в СССР канцлера ФРГ Аденауэра (осенью 1955 г.) были установлены дипломатические отношения с этой страной; восстановлены отношения с Японией; подписан договор с ГДР о предоставлении правительству ГДР большей самостоятельности.

Сменив жесткую политику на дружественную, Хрущёв изменил и манеру переговоров. На международной арене он вел себя так же решительно и непринужденно, как у себя дома. Наиболее яркий образец хрущёвского стиля – случай на заседании Генеральной ассамблеи ООН в 1960 г. Тогда Хрущёв, протестуя против грубого нарушения в отношении него регламента собрания, стал стучать по столу своим же башмаком.

Повсеместно идя на уступки, Хрущёв все же не забывал о государственных интересах. Однако поначалу противостояние с Западом проводилось в мягкой форме. В мае 1955 г. социалистические государства Европы (без Югославии и Албании) подписали Варшавский договор, создав военный союз в противовес НАТО (он так и именовался – ОВД: Организация Варшавского договора). Целями ОВД провозглашались обеспечение безопасности стран-участниц Варшавского договора и поддержание мира в Европе. При ОВД существовало Объединенное командование вооруженными силами.

Другая форма «мягкого противостояния» с Западом в эти годы – попытка распространить советское влияние за пределы социалистического лагеря, в страны «третьего мира». Осенью 1955 г. состоялся визит Хрущёва и Булганина в Индию, Бирму и Афганистан. Прежде Индия, только в 1950 г. обретшая независимость, характеризовалась как «лакей британского империализма»; теперь ее политика нейтралитета получила положительную оценку. В 1956 г. установили долгосрочные дружественные отношения с Египтом, которому СССР помог защититься от Израиля, Англии и Франции. Союзниками СССР оказались при Хрущёве Ирак, Эфиопия и некоторые другие государства Азии и Африки. Заключение союзнических отношений со странами «третьего мира» сопровождалось предоставлением им материальной помощи Советского Союза – это и денежные займы, и строительство промышленных объектов.

Ввод войск в Венгрию. Критика Сталина на XX съезде пошатнула положение жестких режимов в некоторых социалистических странах. И если в Польше в середине октября 1956 г. дело удалось уладить миром, то в Венгрии в конце того же месяца новое правительство провело массовые расправы с приверженцами старого режима. Имре Надь, новый глава правительства, тоже принадлежал к компартии, но предлагал ряд мер по демократизации страны. В ответ СССР, сначала вроде бы признавший новое правительство, воспользовался Варшавским договором и ввел в Венгрию войска. Вследствие боев в Будапеште погибло 2500 венгров и 72 советских военнослужащих. Свергнув И. Надя, советское правительство поставило во главу Венгрии еще одного деятеля местной компартии – Яноша Кадара. Венгрию в числе союзников удалось сохранить, но престиж СССР и его руководства пострадал.

Берлинская стена. Начиная с самой середины 50-х гг. между СССР и Западом велись переговоры по германскому вопросу. Проблемы состояли в том, что Запад отказывался дипломатически признавать ГДР, а через прозрачную берлинскую границу из ГДР в ФРГ регулярно бежали немцы. СССР предлагал сделать Берлин вольным демилитаризованным городом (т. е. ни в ГДР, ни в ФРГ); Запад отказывался. Не помогли и визиты Хрущёва в США (сентябрь 1959 г.) и Францию (весна 1960 г.). Положение обострилось после того как незадолго до очередных переговоров, в мае 1960 г., в районе Свердловска был сбит американский самолет-разведчик. После этого Хрущёв отказался от переговоров и в августе 1961 г. наконец дал добро на строительство прочной хорошо охраняемой границы поперек Берлина. Так появилась Берлинская стена.

Карибский кризис. Наконец, самый острый момент в хрущёвской внешней политике – это Карибский кризис. В Карибском море, близ восточного побережья США, находится остров Куба. В 1958–1959 гг. на этом острове произошла национально-демократическая революция, свергнувшая проамериканского диктатора. Американцы попробовали задавить новую власть экономической блокадой и поддержкой эмигрантских сил. В итоге Куба, руководимая Фиделем Кастро, сблизилась с СССР, и Хрущёв решил ее использовать как плацдарм для советских ракет с ядерными боеголовками. Американские ракеты в то время уже находились в Турции и Италии, не считая Западной Европы. Ракеты тайно были доставлены на Кубу морскими транспортами летом – осенью 1962 г. – не много, но достаточно, чтобы уничтожить крупнейшие американские города. В октябре американцы благодаря воздушной разведке смогли засечь ракеты, что сильно их взбудоражило. 22 октября американский президент Кеннеди предъявил Хрущёву ультиматум: или ракеты выводятся, или они будут уничтожены вместе с советским персоналом и со всей Кубой. Едва ли американцы рассчитывали, что их условия будут выполнены безоговорочно – как люди практичные, они привыкли торговаться. Однако напряжение момента было очень велико: мир стоял буквально на грани ядерной войны. И для Хрущёва было ясно, что независимо от того, удастся ли нашим межконтинентальным ракетам поразить цели в США, Советский Союз будет в этой войне уничтожен сотнями американских ракет. Неделю Хрущёв продержался, но в последний момент пошел на уступки и 28 октября 1962 г. согласился на американские условия.

Если смотреть на Карибский кризис с точки зрения тысячелетий, то, может быть, и не суть важно, кто что уступил. Важно, что не произошло ядерной войны, а обе стороны получили хороший урок. Но с точки зрения текущего момента, с точки зрения противостояния СССР и США, это было поражение Хрущёва.

Именно так Карибский кризис и был воспринят в мире. Это привело к окончательному разрыву СССР и Китая. Отношения с китайской компартией, руководимой ортодоксальным сталинистом Мао Цзэдуном, стали ухудшаться еще с XX съезда. Обострение шло по нарастающей, а после Карибского кризиса, который Мао расценил как новый «Мюнхенский сговор», дело дошло до взаимной высылки дипломатов и требований Китая пересмотреть неравноправные договоры царских времен. В конце 60-х гг. противостояние с Китаем достигнет пика, вылившись в вооруженные столкновения.

§ 6. Свержение Хрущёва

Неудачные действия как во внутренней, так и во внешней политике осложняли политическое положение Хрущёва. В результате начало 1960-х гг. уже вновь отмечено внутрипартийным противостоянием. Поначалу оно не было явным. Однако его наличие показал XXII съезд партии, состоявшийся в октябре 1961 г.

В отличие от предыдущего съезда, разочаровавшего многих отсутствием продолжения в развенчании культа личности, на сей раз критика возобновилась и вышла на новый уровень. Теперь уже Хрущёв подчеркивал направленность сталинских репрессий не только против благоверных партийцев, но и против всего народа. Дело закончилось «выносом тела» – Сталина за одну ночь убрали из мавзолея, где он с 1953 г. лежал рядом с Лениным, и захоронили у Кремлевской стены.

По всей видимости, возврат к «делам давно минувших дней» затевался для исключения из партии участников «антипартийной группы» (как сталинских приближенных) и вообще ослабления позиций сталинистов. Однако итоговые формулировки постановлений съезда в отношении Сталина отличались мягкостью, а вопрос о противниках Хрущёва не был решен однозначно. Состав ЦК, избранного на XXII съезде, оказался не полностью прохрущёвским.

Кроме решения о культе личности, съезд принял еще одно решение, которое, по-видимому, Хрущёв намеревался использовать в целях укрепления своих кадров, и которое не могло не повлиять на отношение к нему партийной бюрократии. Была установлена норма ротации кадров в парторганизациях – на каждых выборах следовало обновлять состав руководства не менее чем на четверть. Одновременно для партийных руководителей устанавливалось предельное число переизбраний на одну должность. Эти ограничения не распространялись только на Центральный комитет партии. По всей видимости, ходом в политической игре было и опубликование в октябре 1962 г. рассказа бывшего политического заключенного А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Рассказ, повествующий о жизни политических заключенных сталинских лет, был опубликован только по особому разрешению ЦК, принятого по настоянию Хрущёва. Но поддержка интеллигенции не могла помочь в борьбе с номенклатурой.

Новый заговор возглавили секретари ЦК Брежнев и Подгорный, договорившиеся с другими членами Президиума ЦК. 12 октября 1964 г., во время отпуска Хрущёва, заговорщики собрали Президиум и вызвали Хрущёва. Прибывшего на другой день Хрущёва раскритиковали как за хозяйственный упадок, так за политические ошибки и за создание собственного культа, за «нарушение ленинских принципов коллективного руководства». Хрущёв махнул рукой и не стал сражаться. 14 октября члены Президиума поставили вопрос об отставке Хрущёва перед собравшимися членами Центрального Комитета. Соответствующее решение было принято.

Само собой напрашивается сравнение 1957 и 1964 гг. Два столь похожих заговора и два таких разных результата. В 1957 г. у Хрущёва был лишь один из главных постов, в 1964 г. – оба. И все равно он проиграл. В чем причина? В отношении народа? Но народ каждый раз лишь ставили перед фактом. Амбициозные приближенные, рвущиеся к власти? Но почему Хрущёв не смог опрокинуть их с помощью ЦК, как было с «антипартийной группой»? Все эти вопросы заставляют задуматься о механизме власти в послесталинской России.

Отставка Хрущёва мало у кого вызвала огорчение. И действительно: хорошо начав во всех отраслях, он затем по всем направлениям потерпел неудачи. Сталин запомнился «большим террором» (жестоким, но соответствовавшим его замыслам), «великими стройками», победой в Великой Отечественной. Хрущёв запомнился кукурузой, целиной и «кузькиной матерью». Таким образом, неудача Хрущёва не сводится к его отставке; отставка стала лишь логическим итогом всей его политики.