Название: Теоретические и методические основы функциональной подготовки спортсменов (А. П. Кизько)

Жанр: Спорт

Просмотров: 1597


2.4. конкретно-предметный уровень

методологии знания

 

Как известно, методология высших уровней и принципы регламентирующие деятельность исследователя в конкретной научной дисциплине тесно взаимосвязаны. Многими специалистами анализировалась проблема приоритета тех или иных исследовательских программ в различных областях науки [188, 198, 344, 382 и др.]. Этими исследованиями выявлено, что каждому историческому периоду развития науки свойственно взаимодействие различных точек зрения, концептуальных представлений, методологических подходов и мировозренческих позиций и соответственно периодическая переориентация методологии в конкретно-научных дисциплинах. Подобная ситуация отмечается и в области теории спорта.

Методология исследования в области теории

и методики спорта

 

В первой главе настоящей работы дан подробный анализ точек зрения и концептуальных представлений, касающихся проблем управления подготовкой спортсменов и высказаны наши суждения об их обоснованности. Ниже затронем проблемы, связанные с методологическими подходами, которые имеют место в теории и методике спорта.

Из совокупности принципов, определяющих деятельности специалистов в области спорта по их природе, Л. П. Матвеев условно выделяет четыре подхода: дедуктивно-общепедагогичес-кий, редукционный, конгломератно-собирательный и подход, базирующийся на специфических принципах, «улавливающих в какой-то степени закономерности физического воспитания и содержащих вытекающие из них правила рационального его построения» [236; С. 18].

исторически первым сформировался – дедуктивно-общепедагогический подход. При этом физическое воспитание и спортивная тренировка основывались на общих положениях педагогических принципов, выдвинутых выдающимися личностями в области педагогики (П. Ф. Лесгафт, В. В. Гориневский и др.).

В последующем методология в теории спорта ориентировалась на разработку специфических принципов спортивной тренировки, в частности решение проблемы спортивной формы в её современном понимании [229, 233 и др.]. к решению проблем теории и методики спорта широко привлекались специалисты из других отраслей науки (естествознание, техника и др.) и дисциплин (врачи, биохимики, психологи и т. д.). Этот интеграционный процесс знаний в области теории спорта существенно расширил методологические возможности исследователей. В настоящее время это направление развивается в рамках системного подхода.

Третий методологический подход – редукционный сформировался позднее второго. В теории спорта представлен концепциями (Ю. В. Верхошанский, В. В. Бойко и др.), авторы которых принципы спортивной тренировки основывают на материалах физиологии, биохимии и других частных наук. Анализ научных публикаций представителей этого направления показывает, что выбор системы принципов и перспектив её совершенствования, в основном базируются на адаптированной к области теории спорта методологии системного подхода.

Четвёртый – конгломератно-собирательный подход, «наиболее распространённый в литературе по практическим предметам физкультурного образования при формулировании рассматриваемых принципов» [236; С. 17]. Часть принципов этого подхода заимствована из смежных методологических подходов. Как проведённый нами анализ развития методологии управления подготовкой спортсменов, так и мнение специалистов-методологов, связанных с исследованием проблем формирования научного знания [198, 381 и др.], доказывают традиционность этого подхода в науке.

 

Редукционизм как методология исследования

в конкретно научной дисциплине

 

Современный этап развития науки характеризуется широким распространением междисциплинарных исследований, синтезом знаний. В этой связи в научных публикациях [47, 139, 381 и др.] актуализируются вопросы, «касающиеся возможности и эвристической ценности использования в рамках определённых наук таких методов, понятий, которые традиционно разрабатывались другими дисциплинами» [139; С. 3].

Эта тема актуальна и для нашего исследования. С одной стороны, в нём будет достаточно широко использован рассматриваемый методологический подход. С другой стороны, у большинства специалистов, связанных с решением проблем подготовки спортсменов (педагогов, физиологов, психологов и др.), отношение к возможностям и ценности этого подхода негативное. В частности, один из ведущих специалистов в этой области Л. П. Матвеев считает, что «основные комплексные закономерности физического воспитания как социально детерминированного процесса принципиально не могут быть сведены ни к биологическим, ни каким иным закономерностям, кроме самого воспитания» [236; С. 17].

Термин «редукционизм» стал активно использоваться в связи с углублёнными теоретико-биологическими исследованиями и успешным применением биофизических и биохимических методов анализа живой природы. До этого он применялся в основном в математической логике и теории алгоритмов. Под редукционизмом понимается «методология сведения какой-либо науки, частных её разделов или понятий к концептуальному содержанию иной науки» [139; С. 3].

По мнению специалистов, сущность проблемы редукции сводится к решению вопроса «можно ли выразить недостаточно познанные законы одной области действительности с помощью более чётко сформулированных законов, относящихся к иной сфере деятельности» [139; С. 81]. Считают, что такое «понимание редукционизма превращает его в необходимый момент научного исследования, поскольку качественная специфика предмета теоретически воспроизводится как результат процесса развития, движения от простого к сложному» [17; С. 85].

Научное обоснование редукционизма специалисты [381]

видят в предпосылках, которые отражают реальные свойства

действительности:

¨ свойство любого сложного образования, закономерности его функционирования полностью определяются закономерностями составляющих его частей;

¨ всё существующее в мире является результатом эволюции от простого к сложному. И это касается не только жизни, но – в свете данных современной космологии – любых объектов и процессов неживой природы.

Наряду с этими выделяют предпосылки, заключенные в самой природе научного познания:

¨ научное знание на любом этапе своего развития характеризуется определённой структурой. Оно организовано таким образом, что в основе его лежат некоторые фундаментальные теории;

¨ в процессе развития науки (хотя научное знание постоянно перестраивается) степень единства увеличивается, усиливаются взаимосвязи между областями.

Анализ научных публикаций, в которых отображена проблема редукционизма [17, 139 381 и др.], позволяет выделить общую точку зрения специалистов по этому вопросу;

¨ как тип научной методологии редукционизм представляет собой сложное и многостороннее явление. Оставаясь важным частным научным приёмом изучения природы и общества, он в случае абсолютизации может перерасти в отрицание специфической сущности законов изучаемых вещей, явлений, процессов;

¨ историко-научный анализ показывает, что редукционизм способен играть прогрессивную роль, а постепенное развитие науки меняет как формы, так и конкретное содержание методологии сведения.

 

Уровень методики и техники исследования

 

Характерной проблемой этого уровня методологии знания является соотношение в структуре исследовательской деятельности экспериментального и теоретического методов. Отметим, что в области теории и методики спорта преимущество отдано методологии экспериментального исследования.

Как в истории становления принципов научного познания от античности до современности, так и в развитых науках последовательно использовались три взаимосвязанных, но в то же время специфических подхода к познавательной деятельности: феноменологическое, экспериментальное и теоретическое исследование [10, 16, 78, 287, 344, 363].

При первом подходе исследователь наблюдает за проявлениями изучаемого объекта, не дотрагиваясь до него, путём фиксирования того, что он ему «показывает». Феноменологическое исследование характерно для этапа накопления первичной информации об изучаемом объекте или процессе. Это пассивный способ исследования, поэтому его возможности ограничены, эффективность невысока.

Используя экспериментальный подход, исследователь словно задаёт целенаправленные вопросы изучаемому объекту в ходе непосредственного опыта. Опытная деятельность позволяет получать больший объем первичной информации, в отличие от первого подхода, но эффективность этой методологи исследования существенно зависит от ряда объективных факторов:

– во-первых, она во многом определяется правильностью поставленного вопроса, т. е. от способностей исследователя;

– во-вторых, область применения экспериментального подхода ограничена, так как изучение некоторых систем опытным путём сильно затруднено, а часто вообще невозможно из-за их природной сложности и специфичности;

– в-третьих, экспериментальное исследование в своей основе ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. Эмпирическая зависимость является результатом индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание. В этой связи рекомендации специалистов, базирующиеся на этих данных, часто оказываются ошибочными, а «средние величины, применяемые по отношению к отдельному человеку, опасны» [103; С. 127].

На уровне «эмпирического познания сущностные связи не выявляются ещё в чистом виде, но они как бы высвечиваются в явлениях, проступающих через их оболочку» [47; С. 374].

На теоретическом уровне познавательной деятельности происходит выделение сущностных связей исследуемого объекта. Сущность объекта представляет собой «взаимодействие ряда законов, которым подчиняется данный объект», и задача теории «как раз и заключается в том, чтобы воссоздать все эти отношения между законами и таким образом раскрыть сущность объекта» [47; С. 374].

К теоретическому исследованию приступают только тогда, когда уже накоплен некий необходимый минимум первичной информации (фактов). Исследователь-теоретик не занимается получением первичной информации, а использует ту, которая уже накоплена другими. На этой основе он строит гипотезу, объясняющую поведение исследуемой системы. При этом подходе «ещё более усиливается зависимость от способностей исследователя и, как правило, резко возрастает эффективность исследования» [86; С. 75]. Следовательно, в отличие от первого и второго подходов, в которых познание идёт от факта к объяснению, обобщению и теории индуктивным путём, теоретический подход как бы направлен обратно, навстречу – сначала построение концепции, потом её проверке фактами, т. е. дедуктивным путём [15, 16, 86, 287]. При таком подходе эксперимент и теория взаимно дополняют друг друга.

История развития такой фундаментальной науки, как физика, показала высокую эффективность этого подхода в деле познания закономерностей природы [408]. Но для его реализации, в частности в области теории спорта, необходимы определённые

предпосылки:

Для теоретического подхода необходимые условия возникают лишь тогда, когда уже накоплено достаточное количество фактов о системе. Чем сложнее исследуемая система, тем большее количество фактов требуется для выполнения этого условия [86].

В каждой науке наступает момент, когда, по выражению А. Эйнштейна, «огромное количество недостаточно увязанных фактов действуют подавляюще» [409; С. 137], когда количество фактов, которое в состоянии собрать отдельный учёный, составляет ничтожную долю уже накопленной в данной области опытных данных, их дальнейшее накопление в значительной мере теряет смысл, так как этот материал в границах существующих представлений не может быть полностью востребован и соответственно стареет и обесценивается.

Можно с уверенностью сказать, что аналогичная ситуация сложилась к настоящему времени в области теории и методики физического воспитания и спорта. Об этом свидетельствуют многообразие теоретических обобщений и методик в предметной области обучения, воспитания физических качеств, подготовки спортсменов, которое лежит далеко за оптимальными границами принципа индивидуализации и скорее отражает отсутствие правильной методологии решения этих проблем, а также говорят и дискуссии специалистов в периодической печати по вопросу приоритета исследовательских подходов [241, 295, 321 и др.] и появление в последние десятилетия работ, в которых предприняты попытки разрешить проблемы спортивной науки путём построения теории в границах принципов теоретического исследования [38, 333].

В заключение приведём точку зрения авторитетных учёных и специалистов-методологов о субординации эмпирического и теоретического подходов в деле развития науки.

Ещё Р. Декарт писал, что мы приходим к познанию вещей двумя путями, а именно: путём опыта и путём дедукции, но опыт часто вводит нас в заблуждение [101].

Теория «не строится путём индуктивного обобщения опыта, это обстоятельство во всей глубине было осознано в науке сравнительно поздно» [47; С. 375]. По мнению А. Эйнштейна, этот вывод стал «одним из важнейших гносеологических уроков развития физики XX века» [409; С. 290].

Необходимость анализа уровней современной структуры методологии знания продиктована тем, что для получения обоснованного результата из совокупности методологических приемов выбирается тот, который обладает наибольшими разрешающими способностями. По ходу работы мы будем опираться на ряд принципов диалектического материализма, на общенаучную методологию диалектического, циклически-волнового и системного подходов, взаимодействие методологий конкретно-научных дисциплин и субординацию методов теоретического и экспериментального исследования, характерную для современного уровня развития знания в области теории и методики спорта.

В соответствии с целью исследования в работе были поставлены следующие задачи:

1. Провести анализ методологии управления подготовкой спортсменов и определить перспективы её развития.

2. Разработать методологию анализа циклически волновых процессов.

3. Разработать методологию избирательного воздействия на двигательные единицы различного типа и вида.

4. Установить принципы планирования функциональной подготовки лыжников-гонщиков.

5. Разработать методологию непрерывного контроля за функциональным состоянием спортсменов.