Название: Экологические аспекты концепции устойчивого развития(Бардаханов С. П. )

Жанр: Гуманитарные

Просмотров: 1218


4.2. особенности российских социально-экономических условий

 

     Выше отмечалось, что на территории России сохранился самый крупный в мире массив не нарушенной хозяйственной деятельностью территории. В то же время, в целом, Россия является наследником СССР и, как промышленно и аграрно-развитая страна с большим населением, конечно, не могла избежать существенных нарушений, влияющих на окружающую среду. Рассмотрим основные особенности нашей страны с точки зрения результатов деятельности человека в сравнении с другими странами.

     Деградация земель в бывшем СССР – централизованно управляемом государстве шла приблизительно на среднеглобальном уровне, хотя на мелиорированных землях она приближается к масштабам деградации в развивающихся странах. В то же время деградация за счет химического загрязнения ниже, чем в развитых странах. Особенностью деградации земель на территории бывшего СССР стала радиоактивная зараженность на значительной территории. Деградация лесных экосистем в России по темпам близка к деградации лесов в развитых рыночных государствах. В целом в развитых государствах Западной Европы площадь залесенных территорий слабо возрастает. В России она медленно сокращается, но в то же время на территории Европы значительно большая часть лесов деградирует за счет замещения первичных лесов вторичными и за счет широкого распространения болезней леса в результате кислотных осадков и химического загрязнения воздуха и почвы. Одновременно положение в России значительно лучше, чем в рыночных странах третьего мира, где сейчас идет хищническое широкомасштабное истребление тропических лесов. (Эти леса имеют исключительно большое значение для обеспечения устойчивости окружающей среды.) С деградацией земель и лесов тесно связана деградация экосистем и исчезновение видов. Наше положение пока неясно, но оно, по-видимому, является средним между развитыми государствами и третьим миром.

     Деградация водных объектов переросла в общегосударственную проблему из-за постоянно увеличивающегося загрязнения природных вод. Практически все водные объекты Европейской части России, юга Сибири и Дальнего Востока постоянно загрязнены. Это полностью соответствует ситуации, которая еще недавно имела место во многих развитых странах с рыночной экономикой. Однако за последние

15–20 лет в них начали приниматься существенные меры по локальной очистке водных объектов (например, рек Рейн, Темза, Великих озер и др.). Однако ситуация на большей части территории развитых стран остается напряженной. Главное, что отличает Россию от развитых стран – низкое качество питьевой воды и более высокие темпы загрязнения водных объектов токсичными веществами, в основном тяжелыми металлами и органическими загрязнениями, причем на многих речных участках. В то же время достоверная ситуация неизвестна, поскольку приходится оперировать разновременными данными, и в основном они имеют срок давности не менее пяти лет.

     Суммарные выбросы основных массовых загрязнителей атмосферы в России составляют от 6 до 12 \% от среднемирового, тогда как развитые страны с рыночной экономикой выбрасывают до 3/4 таких загрязнителей. Потоки загрязнителей, выбрасываемых в атмосферу на единицу территории в России, на 1–2 порядка ниже, чем в странах Западной Европы и США. Выбросы на одного человека в России ниже, чем в США (кроме пыли) и ниже, чем в ФРГ по двум из пяти показателей. И это с учетом того, что развитые государства в последние примерно 20 лет предприняли беспрецедентные усилия по борьбе с загрязнением воздушного бассейна, стоившие сотни миллиардов долларов. Вместе с тем у нас хуже обстоит дело с загрязнением воздушной среды токсичными загрязнителями, а также с массой загрязнителей на единицу валового национального продукта.

     Вклад нашей страны в разрушение озонового слоя составил около 10 \% общеглобального уровня, тогда как США, Западная Европа и Япония дают вместе 73 \% хлорфторуглеродов. Сравнение величин опасных отходов затруднено, так как нет их общепринятой классификации. Во всяком случае, вклад России составляет менее 10 \% от мирового. Косвенно это подтверждается тем, что наше государство имеет возможность соглашаться на захоронение чужих отходов на нашей территории.

     «Достижение» таких результатов с точки зрения экономики, как и в других странах, обусловлено тем, что основные усилия были направлены на ускорение экономического роста. Однако в отличие от стран с рыночной экономикой, реализация, эффективность и последствия этих усилий оказывались совершенно различными. В нашей стране направление производства определялось не случайно, а «сверху. Поэтому все направления развития экономического потенциала страны оставались совершенно произвольными, кроме необходимости поддержания обороноспособности страны с учетом возможного военного натиска окружения. Централизованное управление позволяло развивать активность в никому не нужных направлениях или в нужных, но настолько преувеличенно, что значительная часть развитого в таком случае производства оказывалась избыточной. В СССР постоянно выполнялись разнообразные заданные сверху программы, начиная от электрификации, коллективизации и индустриализации и кончая великими стройками коммунизма, освоением целины и БАМом. Эти направления действий приводили к полной занятости населения и даже к нехватке рабочих рук. Нужно сказать, что без этих программ наша страна возможно и не была бы великой державой, и это, конечно, главное. Но с другой стороны, хозяйственные действия централизованно управляемой системы вели, прежде всего, к экстенсивному способу развития, к преобладанию количественных аспектов над качественными во всех сферах деятельности.

     В сельском хозяйстве рост площади обрабатываемых и мелиорированных земель, например, оказывался более важным, чем их продуктивность. Осуществление политики расширения пахотного клина приводило к увеличению затрат на сельскохозяйственное производство. Химизация более навязанная, чем исходящая из потребности производителя, который не был заинтересован в конечном результате, приводила не столько к повышению урожайности, сколько к загрязнению почвы, поверхностных и подземных вод. В результате сельскохозяйственные производители, вкладывая в гектар земли много энергии, получали малый экономический эффект и серьезные отрицательные последствия для окружающей среды. Выше говорилось, что в последние годы получен хороший урожай, прежде всего потому, что погодные условия были хорошие. Но одновременно мы знаем, что многие земли за время перестройки были заброшены. Кроме того, хотя результаты полного анализа причин достижения высоких показателей неизвестны, можно предположить, что понятие о повышении продуктивности сельского хозяйства уже не абстрактное, и стремление извлечь максимальную прибыль уже сыграло большую роль (помимо погодных условий).

     Экстенсивное развитие и так называемый «вал» приводили руководителей промышленных предприятий к решениям о максимальной загрузке оборудования, использованию, в том числе и резервных мощностей, нарушениям технологических процессов и графиков ремонта, сокращению средств на замену оборудования. Все это, в конечном счете, проявлялось в повышении ресурсо- и энергоемкости единицы продукции, увеличении массы отходов, снижении качества продукции и росте аварийности. В конечном итоге, это приводило к увеличению разрушения окружающей среды. Директивный подход приводил к сооружению престижных, выгодных ведомствам объектов, которые далеко не всегда нужны были стране, но обычно существенно искажали окружающую среду и содержали в себе угрозу чрезвычайных ситуаций. Поскольку престижно было быстро и дешево вводить новые объекты в эксплуатацию, то использовались старые традиционные технологии, облегченные проекты, в которых сокращались расходы на меры безопасности и, как правило, очистные сооружения. Чтобы не удорожать сооружения объектов за счет строительства жилья и сложной инфраструктуры, они размещались в городах и поселках и на берегах рек и озер, что резко ухудшало условия окружающей среды в населенных пунктах и на водных объектах. В то же время информация об отрицательных последствиях и вообще о состоянии окружающей среды тщательно скрывалась.

     Но нельзя говорить, что СССР не занимался проблемами окружающей среды. Начиная с середины 70-х гг. выделялись существенные ассигнования на охрану окружающей среды. Но как и вложения в другие сферы деятельности, они по большей части использовались неэффективно.

     Выше отмечалось, что снижение влияния на окружающую среду – это и снижение затрат ресурсов. По показателю затрат ресурсов и массы загрязнителей на единицу валового национального продукта Россия превышает все развитые страны. В этих странах деятельность по снижению затрат ресурсов поощряется не только практикой отдельных фирм, но и целенаправленной законодательной политикой на государственном уровне. Например, в США для товаров длительного пользования устанавливаются федеральные стандарты на максимально допустимые значения энергопотребления в год. В рамках ЕЭС осуществляется огромное число специальных проектов, направленных на экономию энергии. В СССР в пятилетних планах также регулярно записывались задания по ресурсо- и энергосбережению на единицу продукции. Но это было невозможно без серьезной работы по изменению технологий. Поэтому в последней, 12 пятилетке (1986–1990 гг.), материалоемкость вместо 4,3 \% по плану сократилась всего на 1,3 \%, а энергоемкость вместо снижения по плану на 8,5 \% даже увеличилась. Некачественная продукция с высоким уровнем удельных затрат ресурсов и энергии была неконкурентоспособна на мировом рынке, не пользовалась спросом на внутреннем рынке. Наконец, она была экологически неприемлема, так как ее производство приводило к гораздо большим потерям для природной среды, чем подобное производство в системах свободного рынка.

     Россия является преемницей хозяйства, созданного Советским Союзом. В нынешний переходный период страна пережила потерю устойчивости практически во всех сферах: хозяйственной, социальной, политической, культурной, но с перспективой в дальнейшем выхода на новый уровень устойчивости. Поскольку мы являемся преемниками, то и причины лежат в прошлом. В частности, бывший СССР обладал существенно деформированной структурой промышленности, преобладающей тяжелой промышленностью. Соответственно в развитых странах она потребляла 42 \% энергии, а в СССР – более 63 \%. Поэтому в 90-е г. основное сокращение производства произошло именно в тяжелой промышленности. С другой стороны, сокращение шло и в других отраслях, поскольку они в большинстве основаны на устаревших технологиях, с выпуском продукции, не пользовавшейся спросом. По понятным причинам экологические проблемы отошли на второй план (например, в середине 90-х г. в опросах граждан они стояли на десятом месте по сравнению с 1989 г., когда они занимали 2-е место). Они и фактически, по-видимому, уменьшились, поскольку за время падения производства существенно уменьшилось потребление сырья и энергии, и соответственно произошло снижение выброса загрязнителей в окружающую среду. Однако если снова начался процесс роста промышленного производства, причем существенный, то проблемы экологии снова могут выйти на передний план. Положительные надежды можно связывать со следующими обстоятельствами.

     Переход к рыночной системе может иметь важное значение, так как появление большой доли частной собственности в промышленности может естественным образом привести к разделению производителя и контролера в лице государственных органов охраны окружающей среды. В свою очередь рыночная система сама приведет к сокращению потребления ресурсов и энергии на единицу продукции, т. е. к снижению себестоимости и повышению конкурентоспособности, что благоприятно скажется на состоянии окружающей среды. Ясно, что при этом нужно принять все меры, чтобы природоохранная деятельность, природоохранные структуры и научный потенциал сохранились и имели возможность оказывать влияние на общество.