Название: Философия как наука о Всеобщем(Засядь-Волк Ю. В. )

Жанр: Философия

Просмотров: 1253


1. предмет, структура и функции философии

 

Философия – особая форма общественного сознания, которая представляет собой теоретико-методологическое ядро мировоззрения. Приближенно ее можно определить как учение о наиболее общем содержании мира, о его (общего содержания) познании и преобразовании человеком. [Понятие «содержание» используется здесь не в сопоставлении с понятием «форма», а в полном (широком) значении – «все, что имеется в познаваемом объекте». [Понимаемое в этом смысле содержание включает собственно содержание, форму, явление, сущность, качество, количественные характеристики, свойства, отношения и т.д.] Философское знание представлено  в  доказательной  системе  понятий,  и в этом состоит отличительная особенность философии по сравнению с иными формами общественного сознания – искусст-вом, задача которого заключается в чувственном выражении всеобщего содержания реальности; моралью, закрепленной в нормах общественно значимого добровольного поведения субъектов; религией, предлагающей иллюзорное понимание бытия, основанное на не подтверждаемой фактами вере (задача науки – отделить в религиозных учениях реальные факты, пока еще не получившие полного научного объяснения, от фантастической оболочки). Особо следует остановиться на отличии философии от частных наук.

История познания свидетельствует  о   н е с в о д и м о с т и   п р е д м е т о в  н а у к   друг к другу, и это обстоятельство объясняет  и д и о м а т и ч н о с т ь  научного языка, т. е. итоговую невыразимость понятий одной науки в понятиях другой (предметом науки называют ту часть бытия, которую изучает данная наука). Каждая частная наука имеет своим предметом отдельную область или отдельную сторону действительности. Так, физика исследует  м а с с - э н е р г е т и ч е с к и е  явления; химия изучает   а т о м н о - м о л е к у л я р н у ю   с т р у к т у р у  и 

в з а и м о п р е в р а щ е н и е  веществ; в биологии постигается 

ж и в о е  (материальные тела, способ существования которых состоит в самосохранении и самообновлении – путем обмена веществ и репродукции); социальные науки теоретически воспроизводят   о б щ е с т в о   (человека); математика – наука о всеобщей, но лишь  к о л и ч е с т в е н н о й  стороне действительности, наука о  ф о р м е; психология отражает с у б ъ е к т и в н ы й м и р  человека и животных и т. п. Решение двух наиболее важных проблем  –  ц е л о с т н о с т и   и   в с е о б щ н о с т и  –  делает очевидной необходимость философского знания. Рассмотрим их подробно.

 

* * *

 

Мир – это «все, что существует вне сознания (вне моего Я)» [при углублении определяемого понятия под «сознанием» будет пониматься не только индивидуальное, но и общественное (групповое)]; таким образом, понятие «мир» требует по определению разделять бытие на объективное – существующее  (д о)  в н е   и н е з а в и с и м о  от  любого сознания – и субъективное – относящееся к психике, сознанию [сознание представляет собою высший уровень (сферу) психики]. Правомерно различать объективный мир (в ряде философских учений мир рассматривается в виде прямой проекции сознания и поэтому не может  принимать определение «объективный») и субъективный (духовный, психический, идеальный), понимая, что обладающий идеальной психикой человек (индивид, общество) входит в состав объективного мира (понятие «идеальный» используется здесь не в смысле «безупречный» или же «имеющий отношение к духовным идеалам», а в значении «противоположный объективному»). Термином внешний мир следует называть  всю  с р е д у,  расположенную  в н е  

т е л а    ч е л о в е к а  –  индивида, группы людей, общества.

Ф у н д а м е н т а л ь н а я   т р и а д а   логики мирового устройства – Вещь–Свойство–Отношение – раскрывает принцип связи основополагающих сторон действительности (Аристотель называет их «родами»): вещи обладают свойствами и вступают между собой в отношения. Если под  предметом  понимать  о п- р е д е л е н н о е – (т.е. отделенное от окружающего некой содержательной границей) б ы т и е  и выделять предметы объективные и субъективные, то вещь – это отдельный объективный предмет. Вещь может  с а м о с т о я т е л ь н о  существовать в пространстве и времени в отличие от признаков1 вещи – свойств и отношений – не способных к подобному «независимому» бытию. Самостоятельность бытия вещи означает, что последняя не нуждается в указании на свои признаки. В практике человек научается различать вещи, их свойства и отношения, и практически используя вещь и затем говоря о ней, он может отвлечься в известной мере от ее признаков, как бы «забыть» о них и принимать во внимание бытие лишь самой вещи; указание на признаки всегда предполагает их связь с вещами. «…Из других родов сущего (свойств и отношений. – Ю. З.-В.) ни один не может существовать отдельно, одна лишь сущность может (под «сущностью» Аристотель понимает здесь «вещь». – Ю. З.-В.)» [11, с. 188 (VII, 1, 1028а 33–34)]. Иными словами, свойства и отношения не в состоянии пребывать   в   о т р ы в е  от   в е щ е й,  «висеть в воздухе»  б е з   с в о и х   н о с и т е л е й. Часть вещи – тоже «вещь», т.е. принадлежит роду вещей, ибо обладает способностью к бытию, подобной той, какую имеет целая вещь. Разумеется, отдельная вещь не абсолютно автономна, не существует безотносительно к своим признакам (свойствам и отношениям) и к другим вещам, поэтому для окончательного различения вещи и ее признаков следует углубить отличительный критерий.

Аристотель формулирует второе, производное от первого, отличие вещи от признаков. Оно состоит в том, что признаки   п р и- н а д л е ж а т  вещи, тогда как вещь признакам   н е   п р и н а д -

л е ж и т  [12, с. 54 (2, 1а20–1b9)]; [ 13, с. 294 (I, 22, 83а 4–31)]. «Такой [термин], как «белое», есть то, что сказывается, а такой, как «дерево», – то, о чем что-то сказывается» [13, с. 294 (I, 22, 83а 17–18)]. То есть признаки в состоянии  х а р а к т е р и з о в а т ь  вещь, придавать ей определенность, обратное же невозможно: вещь не определяет, не характеризует признаки. Вещь «…сама не может быть ничьим признаком: ни признаком признака, ни признаком вещи» [14, с. 34]. Допустимо, например, бытие красного яблока, которое больше другого по размеру, но цвет как таковой и отношение величин как таковое не могут характеризоваться их «яблоковостью».

В свою очередь, различие «свойств» и «отношений» осуществляется по числу носителей признака: свойство нераздельно принадлежит  о д н о й  реально существующей в пространстве и времени вещи, отношение же сопринадлежит   н е с к о л ь к и м  вещам [14, с. 34–35]. Свойство  о т л и ч а е т  один предмет от другого или подтверждает  их  с х о д с т в о. Свойство обнаруживается лишь в определенном  о т н о ш е н и и,  последнее характеризует  в з а и м о з а в и с и м о с т ь   предметов (вещей, явлений) друг с другом и их свойств между собой и с предметами; причем, человек может полагать предметом как вещь, так и свойство и самое отношение.

 

*  *  *

 

Объективный мир (или отдельный предмет мира) образует некое целое, состоящее из частей. Целое не существует в отрыве от своих частей, а каждая часть испытывает влияние других частей и всего целого.  Ц е л о е  обладает   с о б с т в е н н ы м  

с о д е р ж а н и е м,  подчиняется  с о б с т в е н н ы м   з а к о н о- м е р н о с т я м,  не сводимым к содержанию и законам  о т-

 д е л ь н о   в з я т ы х   ч а с т е й.  Объемы содержания целого и суммы содержаний всех рассматриваемых порознь – как бы «рассыпанных» – частей,   н е   с о в п а д а ю т   друг с другом. Обычно целое  б о г а ч е  полной суммы отдельно взятых составляющих (в частных науках это явление называется системным эффектом), ибо   ч а с т ь,  в к л ю ч е н н а я   в   ц е л о е,   обнаруживает   н о в ы е   с в о й с т в а,   вызывает к жизни такое  с о-

д е р ж а н и е,  которое   н е   п р о я в л я л о с ь  в  ней (части), когда она существовала самостоятельно. Например, аннигиляция электронов и позитронов приводит к образованию фотонов, обладающих невещественными характеристиками; определенная совокупность элементарных частиц составляет химический элемент; вступившие в химическую реакцию вещества превращаются в новое вещество и т. п. И обратно: любой разъятый на части естественный или искусственно созданный целостный объект (техническое устройство в особенности) теряет свойства целого, не в состоянии обеспечить функции, присущие объекту, когда он действовал в целостном виде. Так, разрозненные химические компоненты живой клетки не обладают сами по себе свойствами жизненности, присущими клетке как таковой, – самосохранением, целесообразностью строения и функционирования, репродуктивностью.

Откуда берется добавочное содержание целого, если в каждой части и в их полной, но разъединенной совокупности этого содержания нет? Данная проблема для своей постановки и решения требует особого языка. Внешнее содержание вещи (понятие «содержание» употреблено здесь в широком смысле), отображаемое Подпись:   Рис. 1. Вещь как явление и сущность
Я – явление; С – сущность

при помощи органов чувств  н е-

п о с р е д с т в е н н о  или с дополнительной помощью опосредующего 

п р и б о р а   [имеются в виду приборы первого рода, воспроизводящие качество объекта (в отличие от второго, где качество теряется)], воспринимается человеком как явление, а внутреннее, глубинное, н е  д о с т у п- н о е   о щ у щ е н и я м   и   отображаемое мыслью, называется сущностью (рис. 1).

Сущность, свойства, закономерности любого целого не представлены полностью в сумме содержаний частей (не выразимы на их «языке»), поэтому логично предположить, что  ц е л о с т н а я природа  о б ъ е к т и в н о г о   м и р а  (термин природа обозначает синтетически здесь «и качество и сущность») не сможет быть объяснена, «схвачена» понятийными, логическими средствами частных наук, ибо предметные области частных наук, каждая из которых (областей) представлена объектами сходной степени сложности, суть части мира.

Предметы объективного мира не составляют «рассыпанного» множества, а вступают в многочисленные и различные по сложности отношения. Группируясь по степени сложности, предметы образуют  к о н е ч н ы е  и  ц е л о с т н ы е  в своем составе   о т-д е л ь н ы е   о б л а с т и   объективного мира, каждая из которых представляет собой некую  ч а с т ь  мира. Так, в природе [термин природа употреблен здесь в значении «совокупность всех досоциальных (дообщественных) областей мира»] конечная и целостная физическая область состоит из 5 видов элементарных частиц (протонов, нейтронов, мезонов, электронов, виртуальных частиц); химическая – из свыше 100 химических элементов; биологическая – из 1012 видов белков и 1010 видов нуклеиновых кислот; комбинации химических элементов, входящих в структуру живых и неживых предметов, составляют грандиозное множество химических веществ; количество известных биологических видов измеряется десятками миллионов, но их число, как и число химических соединений, в принципе конечно [1, вып. II, с. 54]. В сумме с геосредой биосфера Земли образует единый биогеоценоз. Многообразие человеческих индивидов практически неограниченно, однако человеческое общество в каждом историческом периоде представляет собою конечную целостность.

 

*  *  *

 

Одинаковое содержание, повторяющееся в каждом предмете какого-либо класса (множества сходных элементов), носит название общего (О), которое в случае  п р е д е л ь н о   ш и р о-

к о г о   к л а с с а  (множества) превращается во всеобщее (ВО). Понятие «общее» отличается от понятия «целое», поскольку общее содержание могут иметь разрозненные предметы, не составляющие очевидно связного целого. Индивидуальные признаки отдельного конкретного предмета суть единичное (Е), а общее содержание предметов, входящих в подкласс (подмножество) и только в данный подкласс, называется особенным (ОС).

Содержание i-й вещи (СВi), входящей в некоторый класс n, является функцией трех видов аргументов (Е, ОС, О):

СВi  = ¦(Еi,, ОС0…ОСk, О)                                 (1)

и может быть  представлено формулой:

,                                  (2)

 

где  k – количество подклассов, в которые входит Свi.

 

Содержания явлений находятся в отношении сходства, и их описание не может быть сведено к строгой формуле, тогда как сущностные содержания выразимы в тождественных для каждого объекта понятиях [7, c. 162–167, 169–170]. Сущностное содержание класса n (Сn) может быть представлено аналитически и графически (рис. 2):

                           (3)

где  n – количество элементов класса;  p – количество элементов, входящих в p-подкласс;  k – количество подклассов.

 

 

Рис. 2. Содержание класса n в аспекте соотношения Е-ОС-О

 

По мере расширения конечного класса путем включения в него других групп объектов мира (с формированием новых подклассов)  о с о б е н н о е  содержание вновь образованного класса в п е р в ы е   п о я в л я е т с я   или  в о з р а с т а е т  по сравнению с особенным в старом,  а  о б щ е е  у м е н ь ш а е т с я. То же происходит с соответствующими понятиями по формально-логическому закону обратного отношения между объемом и содержанием понятий (при сохранении родо-видовых отношений).

Описанный формальный характер отношений между Е, ОС и О (ВО) обусловливает вывод, согласно которому в бесконечной совокупности объектов мирового класса содержание всеобщей сущности обращается в нуль или по крайней мере стремится к нему. Не допускает  всеобщей сущности «исчезнуть» (или быть признанной ничтожной и малозначимой)   о б ъ е к т и в н а я (противоположная духовной)  о п р е д е л е н н о с т ь   мира [3, Ч. 2, с. 172]. Не может исчезнуть и такое общее для всех вещей (и, соответственно, признаков) свойство, что все они суть  ч а с т и объективного мирового  ц е л о г о. (В свойстве частичности органически объединены целостное и всеобщее содержания мира.)

 

*  *  *

 

История познания, логический анализ общественно-исторической практики и ее (практики) результатов подводят к мысли о том, что в каждую историческую эпоху человечеству непосредственно (с помощью органов чувств и приборов) известна лишь относительно небольшая,  к о н е ч н а я,  область объективного мира. Важнейшее свойство Вселенной (известной нам – преимущественно в частных науках – области мира) есть  развитие, т. е. движение от низшего к высшему, где высшее –  б о-

л е е   с л о ж н о е   и   с о в е р ш е н н о е   по сравнению с низшим. Глобальный эволюционизм – «… это та стержневая идея, которая пронизывает все существующие специальные научные картины мира и является основой построения целостной научной картины мира, центральное место в которой начинает занимать человек» [15, с. 216]. При непредвзятом подходе к решению проблемы происхождения развития (т. е. без обращения к сверхъестественным силам, догмам или иным источникам, не связанным с научными фактами) приходится признать, что развитие   н е  в ы -т е к а е т   и з   какого-либо   б о л е е  о б щ е г о  с в о й с т в а мира и, поэтому   в о з н и к а т ь  не  должно,   в противном случае оно  р а з в и в а л о с ь  б ы  из предшествующего, т. е. существовало  д о   с в о е г о   п о я в л е н и я,  что абсурдно. Самоусложнение – органически присущее миру объективное свойство, оно неустранимо. Отсюда следует, что рассматриваемая низшая ступень должна была возникнуть из более низкой, которая в свою очередь была высшей для еще более низкой и возникла из последней, и т. д. Эволюционный процесс обязан поэтому выходить за рамки известной нам  части мира и быть нескончаемым. Безостановочность данного процесса приводит к заключению о содержательной (качественной и количественной) неисчерпаемости объективного мира. Последняя связана с неограниченным, по-видимому, многообразием пространственно-временных форм

[1, вып. I, с. 162–172; вып. II, c. 48, 53–60].

Все природные и социальная области Вселенной организованы процессом развития, а по отношению к бесконечной «лестнице» мирового устройства он является всеохватывающим. Будучи в с е о б щ и м  процессом, развитие – не тотальный прогресс. Различают два типа направлений эволюции объективного мира 

в ПРОСТРАНСТВЕ : магистральное (линия «неограниченного прогресса») и побочные (эволюционно-тупиковые, ограниченные пределами сложности, средовые). Бесконечная магистраль (которая может быть представлена параллельными линиями, различающимися по месту и времени ответвления и темпом развития) в совокупности со всеми побочными направлениями образует единый закономерный мировой процесс (ЕЗМП), определяемый как интегральный прогресс, опосредованный регрессом, т. е. суммарный прогресс, который включает собственно прогресс (магистральный и побочные) как ведущий тип развития, регрессы (деструкции) и круговороты [1, вып. II, с. 60–61, 120–121].

 

*  *  *

 

Важнейшим отношением между ступенями развития Вселенной является отношение между низшим и высшим. При этом наиболее важное содержание низшего включается в сокращенном и обобщенном виде в состав высшей ступени  (а к к у м у л я-

т и в н ы й  з а к о н  развития, см. рис. 3), а остальное содержание низшего, претерпевая процессы деструкции, круговорота и тупиковой эволюции, служит средой высшего.

 

Рис. 3. Закон аккумулятивного развития

Условные обозначения: СбФ –  субфизическая, Ф – физическая,

Х –  химическая,  Б  –  биологическая, С –  социальная ступени

развития мира;  СФ, СХ,     СБ,      СС – собственно высшее;

СбФ', Ф' , Ф'', Ф''', X', Х'',  Б' – низшее, включенное в высшее

 

Согласно теории Большого взрыва, наша Вселенная возникла около 13 млрд лет назад и, непрерывно расширяясь, достигла к настоящему времени пространственных размеров, измеряемых

15 млрд световых лет. Физическая плазма звезд, составляющих основную массу покоя Вселенной, дополняется химическим веществом планет, возникших по мере остывания звезд; биологическая эволюция живого вещества на планетах приводит к человеку. По сравнению со звездами у планет значительно меньший пространственный объем, время жизни и общее количество. Аналогичные характеристики живого также существенно ниже, чем у химического, а у общества – ниже биологического. Эволюционный процесс в наблюдаемой части объективного мира носит к о н в е р-

г е н т н ы й  (сходящийся) характер – сопровождается   с н и ж е-

н и е м   значений п р о с т р а н с т в е н н о-в р е м е н н ы х   п а-

р а м е т р о в   и   с о к р а щ е н и е м    к о л и ч е с т в е н н о г о    с о с т а в а   представителей каждой последующей ступени развития. Будучи   п р и з н а к о м   ч а с т и   мира – Вселенной, – развитие сохраняет свою природу  в о   в с е х   д р у г и х   о бл а с т я х   и   в   м и р е   к а к   ц е л о м  (рис. 4, а). Каким образом развивается объективный мир после возникновения человека?

ЕЗМП состоит не в монотонном  ВРЕМЕННОМ  усложнении, а разделяется  на   д в е   к р у п н е й ш и е   с т а д и и.  На  п е р- в о й  развитие, текущее из бесконечного прошлого, носит стихийный характер и на магистральной линии явно подчиняется аккумулятивному (качественная сторона развития) и конвергентному (количественная сторона) законам; развитие здесь идет «снизу вверх» вплоть до неминуемо складывающейся вершины пирамиды мирового устройства. При этом  последовательно возникают все более сложные ступени развития, каждая из которых обобщает содержание (вещественные носители, свойства, структуры и функции) предшествующих этапов эволюции. Завершается стадия образованием универсальной ступени, в которой содержание объективного мира обобщено и представлено в сокращенном и аккумулированном виде (сокращению подвержены и особенное и всеобщее). Этой ступенью является  человек, человеческое общество (природопреобразующие, мыслящие, общественные существа не обязательно земного типа). На   в т о р о й 

с т а д и и   развитие меняет направление, идет «сверху вниз» и принимает сознательный вид (рис. 4, б). Поскольку наисложнейшая, универсальная ступень является противоречием конечного и бесконечного, познавательная и практическая деятельности человека (общества) не имеют принципиальных ограничений. Воздействие на природно-средовую сферу осуществляется в виде доразвития исторически доступных комплексных областей. Процесс очеловечивания мира состоит не только (и не столько) в том, что человек распространяет управляющее влияние на природу, но и (и сколько) в свободном развитии человека вглубь, в собственную объективную и духовную сущность. [1, вып. I, с. 205–213, вып. II, с. 108–133.]

 

 

 

Условные обозначения: С – социальная,  Б – биологическая,

Х – химическая, Ф – физическая, СбФ – субфизическая ступени

развития мира

– магистральная линия развития

 

– природная среда в виде абстрактных ступеней развития

 
 

 

Рис. 4. Закон конвергентного развития объективного мира (а)

и последующая эволюция мира под управлением человека (б)

 

Теоретическое положение, согласно которому человек есть «последняя» ступень эволюции мира, не означает, что современное общество достигло предела совершенства и не в состоянии усложняться далее или же что мир, поднявшись на  социальную ступень, будто бы прекращает развитие. Указанную идею необходимо понимать следующим образом: объективный мир не порождает свойств более сложных, чем практический общественно организованный труд и идеальные мысль и высокое чувство, – однако сами   т р у д   и  с о з н а н и е,   однажды возникнув, способны  к   н е о г р а н и ч е н н о м у   у с л о ж н е н и ю.   Развивая себя, общество управляет эволюцией объективного мира.

 

* * *

 

Однако действительно ли человек занимает  в е р ш и н у  мировой пирамиды? Иначе: возможно ли бытие  с в е р х с о ц и а л ь-

н о й   ступени развития (ССС), принципиально   б о л е е  с л о ж-

н о й,  чем человек? Согласно логике соотношения высшего и низшего, действующей в известной нам области мира, высшее 

с л о ж н е е  низшего  и  п о д ч и н я е т  последнее, поэтому сущность ССС  не воспроизводилась бы полностью человеческими средствами рационального познания, – иными словами, в плане сущности была бы  принципиально  н е п о з н а в а е м о й;  ССС, далее,  п о д ч и н я л а  бы социальную ступень – в своем составе или в качестве предмета окружающей среды. Для мысленного выражения подобной гипотетической силы человечество издревле выработало специфическое понятие, используя, правда, иное обозначение. Гипотеза возможности ССС реанимирует мифологически-религиозное понимание мирового устройства в «наукообразном» терминологическом оформлении.

Эта гипотеза к тому же несет идею  с а м о о т р и ц а н и я.  В самом деле, вместе с ССС человеку была бы недоступной для познания  ц е л о с т н а я  сущность мира, ибо целое не может быть проще хотя бы одной своей части. Соответствующее сущности целостного мира его  в с е о б щ е е  содержание также оставалось бы  н е п о с т и ж и м ы м   для человека, и, значит, наше представление о всеобщей сущности мира  п р и н ц и п и а л ь н о не  совпадало бы с ее объективным устройством. Выраженное в человеческих понятиях миропонимание, предполагающее бытие ССС, оказывается, таким образом,  з а в е д о м о   н е в е р н ы м, неспособным содержать объективную истину о всеобщем, ложным по условию существования сверхсоциальной ступени, следовательно, о т р и ц а е т    с а м о е   с е б я.

Аналогичный аргумент, восходящий к знаменитому   п а р а- д о к с у   л ж е ц а2,   действует по отношению к концепции «случайно возникшего человека»: случайный, т. е. находящийся  в 

н е с у щ е с т в е н н о м  отношении к всеобщей природе мира, человек не мог бы создать  д о с т о в е р н о г о  мировоззрения, и, в частности, такого, какое признает возникновение человека случайным [1, вып. I, с. 205–207].

Знание сущности объекта предполагает истинное воспроизведение его всеобщего, особенных и единичного видов содержания. Неверность отображения всеобщего превращает любой объект в непознаваемый, что расходится с исторической практикой успешного преобразования природы и общества.   С о з н а т е л ь-

н о е   воспроизводство обществом самого себя   в   п о л н о м  

о с н о в н о м   о б ъ е м е,  связанное с мысленным проникновением  в   н а и б о л е е   о б щ у ю   с у щ н о с т ь   человека   и с практическим умением человека (общества)   у н и в е р с а л ь н о (всесторонне, всевозможно)   у п р а в л я т ь   с о б о й  (охватывая базовую сторону общества – производство), есть признак наивысшей сложности предмета (социальной ступени), отметающий необходимость обращаться к более сложным, руководящим звеньям мировой системы. Подъем человечества на ступень п о с т и н д у с т р и а л ь н о г о   общества, характеризуемую переходом   к   с т р а т е г и ч е с к о м у   п л а н и р о в а н и ю  [16, с. 9–10], являет решающее этому свидетельство. Глобальная экономика, «… способная работать как единая система в режиме реального времени в масштабе всей планеты» [17, с. 21], становится, вероятно, основной характеристикой и самой важной чертой информационного капитализма [17, с. 20]. [Вопросы о социальных группах – с у б ъ е к т а х  п л а н и р о в а н и я,   о  том в чьих  и н т е р е с а х  и   г у м а н н ы м и  ли   с р е д с т в а м и достигается управление планетарной хозяйственной жизнью, при данном доказательстве остаются в стороне (субъект – активное начало, направляющее свое действие на объект, испытывающий воздействие субъекта).]3

Социальное самоуправление (прежде всего экономического и экологического в планетарном масштабе) – необходимый признак овладения всеобщим содержанием мира, ибо управляющий субъект обязан сам входить в универсум, иначе последний в качестве системы, подлежащей управлению в плане всеобщего, будет принципиально неполон. Универсальный (на социальном уровне) характер управления – прежде всего экономического и экологического в планетарном масштабе – свидетельствует об овладении в с е м и   компонентами содержания системы – от единичных до всеобщего. Таким образом, универсальное самоуправление – необходимый и достаточный аргумент для доказательства постижения и практического овладения (в исторических пределах) всеобщим содержанием мира, для обоснования идеи, согласно которой человек представляет собой наивысший уровень сложности мира. Доказательность этой идеи прямо пропорциональна степени универсальности общественно-исторической практики. Критерий практики отвергает религиозную трактовку сущности мира, отрицает действие сверхъестественных сил. (Научная философия не противоречит эзотерическому знанию при правильной, т. е. освобожденной от фантазий и отвечающей многократно проверенной фактами и всесторонне подтвержденной практически, его интерпретации.)

В эпоху стихийного социального развития результативность общественно-исторической практики, непоследовательно совмещаемой с иллюзорными типами мировоззрения, была присуща материальной деятельности, затрагивающей исторически относительно несложные изменения природных объектов (предметов и средств труда) и лишь частично – социальных; общество как целое выпадало из сферы сознательного управления. Возникновение и длительная сохранность мифологического и религиозного мировоззрений, распространенность идеалистических учений получают историческое объяснение и «оправдание», в силу относительной простоты общественной практики первоначальных эпох, т.е. такой, что не носит глубокого и масштабного в природе и социально-всеобъемлющего характера.

Разительное  н е с о о т в е т с т в и е   идеи возможности ССС мировым   з а к о н о м е р н о с т я м  и тысячелетней общественно-исторической  п р а к т и к е  принуждает признать, что с появлением человека   л о г и к а   м и р о в о г о  р а з в и т и я   м е-н я е т с я:  вектор развития разворачивается к основанию мировой пирамиды; физический и химический синтезы и биологические превращения (ведущие механизмы стихийного развития) заменяются усложнением социальной ступени, осуществляемым на базе сознательно управляемой эволюции природы (рис. 4)

[1, вып. I, с. 207–213; вып. II, с.120–133]; [3, Ч. 3, с. 57–65,

92–112].

 

* * *

 

Если отсутствуют сверхъестественные силы, способные передать человеку знание о всеобщей сущности мира путем откровения, а общественная практика всегда   о г р а н и ч е н н а   по глубине и всесторонности преобразования объективного мира,

к о н е ч н а   в  пространстве и во времени, то правомерен ли перенос знаний об общем с относительно  н е б о л ь ш о й   конечной области мира  на  весь   б е с к о н е ч н ы й  мир?  Достижимо ли   д о с т о в е р н о е, объективно-истинное философское знание?

Определение абстрактного понятия науки включает следующие основные взаимосвязанные признаки: обоснованность адекватных реальности объективно–истинных систематизированных знаний о предмете отражения достаточным эмпирическим материалом, их объяснительная способность и логическая доказательность, практическая подтверждаемость знаний и достоверность прогноза (термин «адекватность» означает «верное воспроизведение качества, количества и формы предмета»). Из вышеперечисленных признаков науки ведущие два: 1) адекватность и объективная истинность отражения; 2) достоверный прогноз (который возможен при безошибочном знании сущности исследуемого объекта, а в ней –  законов движения и развития последнего).

В соответствии с объективными отношениями целого и части, всеобщего и особенного  н а у к и  следует разделять  на  ф и л о- с о ф и ю   и   ч а с т н ы е.  Предметом философии как науки является   ц е л о с т н о е  и  в с е о б щ е е4  содержание мира, человека и процессов его (содержания) познания и практического преобразования. Предметами частных наук  выступают различающиеся по сложности   о с о б е н н ы е  области объективного мира, которые суть   ч а с т и  мира и в то же время  –  с т у п е н и ЕЗМП. Четыре вышеупомянутые (с. 13) наиболее крупные из известных нам ступеней развития объективного мира (физическая, химическая, биологическая, социальная) изучаются фундаментальными частными науками. Научная философия возможна при наличии следующих условий:

– в бесконечной материи существует область (одна или несколько), репрезентирующая содержание всего мира в сокращенном виде;

– общество познает и практически преобразует именно эту область;

– человек способен отобразить бесконечное  [1, вып. I, с. 213–214]; [3, Ч. 3, с. 36–39].

Как отмечено выше, указанные обстоятельства действительно имеют место. Поскольку в вершине «пирамиды развития» мира аккумулировано в сокращенном виде его бесконечное содержание, природные предметы труда из этой области могут выполнять функцию практического подтверждения объективно-истинных знаний о единичном, особенном и значительной части всеобщего. В силу   п р е д е л ь н о й   к о н ц е н т р а ц и и   в с е о б щ е г о  в  социальной ступени развития мира, философия в человеке (обществе) обретает  п р е д м е т,   служащий   п р о б н ы м   к а м- н е м   для   непосредственной   п р о в е р к и   и с т и н-

 н о с т и  философских положений   и   д о с т о в е р н о с т и 

 п р о г н о з а   изменений всеобщего.

Все – без единого исключения – проявления целостного мира обладают   в с е о б щ и м   содержанием, которое не описывается до конца в терминах какой-либо одной частной науки или их (частных наук) полной совокупности. В отдельном объективном предмете (вещи, явлении, свойстве, отношении) – носителе единичного – или же в группе сходных по содержанию предметов – носителе особенного – общее выражено специфическим образом, и поэтому не проступает всецело (в полном объеме) и в «чистом» виде.   Ц е л о с т н о е  и   в с е о б щ е е   содержание мира может быть определено лишь на   с п е ц и а л ь н о м   я з ы к е. Предельно абстрактный логико-теоретический «каркас» наших знаний о целостной и всеобщей сущности мира, дополненный концентрированным (специфическим) знанием сущностей особенных5, строится в философии (рис. 5).

 

Рис. 5. Всеобщее и особенные содержания мира

Вскрывая в частных науках особенную сущность конечных областей действительности, человек в философии получает возможность выяснить целостную и всеобщую сущность бесконечного мира. (Конечность предметных областей частных наук относительна, ибо под управляющим воздействием человека конечные в каждый фиксированный момент ступени развития мира способны к неограниченной эволюции.) [В приложении к объективному миру величины  k и n  в формулах (1), (2), (3) принимают значения бесконечности, а переменная О (общее) заменяется на  ВО (всеобщее).] Сделанные  на основе  т о л ь к о   частнонаучного   материала «… заключения о бесконечном мире заведомо ложны, поскольку бесконечное всегда неизмеримо сложнее и богаче конечного» [3, Ч. 3, с. 26]. Частные науки тяготеют к описанию и объяснению действительности в законах, т. е. отражают в ней необходимое и повторяющееся (определение закона см. на с. 14), творческая же природа мира становится очевидной лишь в философии. Проблема существования каждого явления мира как  п р о т и в о р е ч и я   бытия   и   н е б ы т и я;  проблема пространственно-временной, а также качественно-многообразной  б е с к о н е ч н о с т и   объективного мира; проблема,  о т к у д а  в о з н и к а е т   новое   содержание, появляющееся в мире, и   к у д а   и с ч е з а е т   старое; вопрос о наиболее общей и глубокой  с у щ н о с т и   ч е л о в е к а  – эти и многие другие проблемы не только не могут быть решены средствами частных наук, но даже не формулируются на частнонаучном языке с необходимой полнотой и строгостью. Их решение – прерогатива философии. «Способность философии к определенному опережению развития частных наук <…> может быть связана только с существованием относительно самостоятельной философской теории о всеобщем и его познании, относительно самостоятельным научным мировоззрением, выходящим за рамки частнонаучных обобщений» [3, Ч. 3, с. 25]. «… Философское знание не является простым дополнением к частнонаучному, простой констатацией готовых частнонаучных форм мысли, а входит в самое суть и конструкцию частнонаучного знания» [3, Ч. 3, с. 18]. Продуманная в логическом плане частная наука невозможна в отрыве от философских обоснования, ориентации и прогноза.

Подобно каждому отдельному своему проявлению мир представляет собой противоречивое единство целого и части, всеобщего, особенного и единичного. Познать вещь – значит отобразить не только частичное, но и целостное ее содержание, не только единичное и особенное, но и всеобщее. Не зная, что есть целое, нельзя до конца познать и часть; не проясненное всеобщее скрывает от нас подлинное содержание единичного и особенного. Необходимо осветить частичные и особенные  решения проблем знанием целостной и всеобщей «формулы» мира.  И с ч е р п ы-

в а ю щ е е  теоретическое воспроизведение сущности объективного мира (и отображающего его сознания) – при исторически определенных точности и глубине ее постижения – дает  с о в о-

к у п н о е   ф и л о с о ф с к о е   и   ч а с т н о н а у ч н о е   знание (рис. 6).

Подпись:

Условные обозначения:

 

    ВН – всеобщая наука;

   ЧН – частные   науки;

     Ф – физические    ″

     Х – химические    ″

     Б – биологические″

     С – социальные     ″

 
 

 

Рис. 6. Схема соотношения философии и частных наук

 

Сложность обоснования научного статуса философии объясняется всеохватным  ц е л о с т н ы м,  в с е о б щ и м  и  б е с к о-н е ч н ы м  содержанием  ее  п р е д м е т а.  В любом философском учении присутствуют элементы объективной истины, однако к выработке   п о л н о г о   и   л о г и ч е с к и  с т р о й н о-г о   научного знания о целостном и всеобщем содержании бытия – а это знание требует непрестанного развития в форме углубления – философия шла две с половиной тысячи лет. Исторический процесс превращения философии в особую науку обусловлен, во-первых, субъективным (теоретическим) проникновением человека в собственную социальную сущность и в сущности все более обширных и «глубоко залегающих» природных областей и, во-вторых, – объективным (практическим) переходом человечества из 40-тысячелетней фазы  п р е д ы с т о р и и  в  эру  д е й с т в и т е л ь н о й  и с т о р и и,  которая (история) осуществляется на базе растущего овладения веществом, энергией и информацией природы.

 

* * *

 

В  познавательной  деятельности человек противостоит объективному и – в самосознании – субъективному миру не только как набору  отдельных  их проявлений, но и как  целостным  видам бытия. Процесс познания, обладая спецификой

в зависимости от предмета исследования, обнаруживает  всеобщие свойства, вытекающие из отражательных способностей человека и сущности объективного мира. Всеобщая «формула» познания выводится в философии. Например, в философии выясняется, каким образом человек способен познавать мир в законах 

(з а к о н  есть повторяющаяся, существенная, необходимая, устойчивая связь между явлениями), несмотря на то что обнаружение любого (особенного или всеобщего) закона означает  в ы-

х о д  за  пределы   н е п о с р е д с т в е н н о г о  о п ы т а; почему человек  н е   в с т р е ч а е т   в  мире объектов, которых не в состоянии был бы изучить.

Философское знание представляет собой  п о н я т и й н о е  воспроизведение целостного и всеобщего содержания бытия. Всеобщее и целостное включают в качестве своих важнейших моментов  с у щ н о с т ь,  с в о й с т в а  и  з а к о н о м е р н о с-

т и.  Более точно  философию  можно определить как учение  о 

в с е о б щ и х   с у щ н о с т и ,  с в о й с т в а х   и   з а к о н о-

м е р н о с т я х    ц е л о с т н о г о   мира,   п о з н а н и и   и  

п р а к т и ч е с к о м   п р е о б р а з о в а н и и  человеком всеобщего и целостного содержаний  мира и самого себя (преобразуя частичное, единичное и особенное, человек изменяет целостное и всеобщее).

Область философских исследований, в которой средствами мышления изучается  о б ъ е к т и в н ы й  м и р  к а к  т а к о в о й (включая философскую антропологию – учение о целостном и всеобщем содержании человека),  носит название  онтологии (в узком значении термина). В  о н т о л о г и и  (в широком смысле) выясняется  с у щ н о с т ь  не только  о б ъ е к т и в н о й,  но  и   с у б ъ е к т и в н о й  р е а л ь н о с т е й,  их  ц е л о с т н ы е  и 

в с е о б щ и е   с в о й с т в а   и   з а к о н о м е р н о с т и,  а также  з а к о н  с в я з и  объективного мира и сознания (психики). (В философской антропологии, помимо объективного содержания человека, изучается человеческая психика в философском аспекте.) Раздел философии, в котором исследуется   ц е л о с т н о е   и   в с е о б щ е е  с о д е р ж а н и е   п р о ц е с с а   п о з н а н и я,  называется  гносеологией, или учением о познании. Познаваем ли мир и, если да,  то  п о ч е м у ?  в чем состоит   п р о т и в о р е-

ч и в ы й   х а р а к т е р   отображения реальности? что есть 

и с т и н а   и   каковы   к р и т е р и и   и   п у т и   ее  достижения? – вот что изучается в теории познания.

В учении о субъективной реальности – «на стыке» онтологии (в узком смысле) и гносеологии – складывается относительно самостоятельная философская дисциплина логика – наука о формах и закономерностях мышления. Связь логики с гносеологией обусловлена тем, что первая изучает рациональную ступень познания (начальная ступень познания – чувственная – исследуется в учении о чувственном познании). Относительная самостоятельность логики по отношению к онтологии (в узком смысле) и ее связь с нею проявляются в том, что логика позволяет создать развернутую систему категорий философии, с помощью которой (системы) человек воспроизводит сущность объективного мира. Различаются диалектическая и формальная разновидности логики: логика диалектическая учитывает противоречивый характер мышления, в формах и процессе которого (мышления) отображены объективные противоречия развивающегося мира; низший раздел (по отношению к диалектической) логики – логика формальная – воспроизводит устойчивые, неизменные, непротиворечивые связи между формами мысли. К настоящему времени формальная логика (в своих специальных разделах) выделилась из философского учения о всеобщем и превратилась в относительно самостоятельную философскую дисциплину.

Онтология (в узком смысле) и гносеология суть  р а з л и ч-

н ы е  разделы философии, ибо имеют   р а з н ы е  п р е д м е т-

н ы е  о б л а с т и,   однако в научной философии преодолен их былой друг от друга отрыв.  Гносеологическая интерпретация онтологических понятий уточняет и углубляет понимание их объективного содержания, а выводы теории познания, в свою очередь, находят доказательное обоснование в онтологической теории объективного мира. В силу этого в философии действует принцип единства онтологии и гносеологии, при этом   в е д у-

щ а я   р о л ь   принадлежит  о н т о л о г и и,  на теоретической базе которой строится гносеология. Отказ от такой важнейшей функции философии, как онтологическая, проводимый сторонниками г н о с е о л о г и ч е с к о й   и н т е р п р е т а ц и и   философии, означает шаг в сторону  о т р и ц а н и я   или  объективного существования всеобщих сторон мира, или их познаваемости. В то же время в научной философии показана несостоятельность  о н т о л о г и з м а,  отвлекающегося от изучения с в я з и   субъективной формы и объективного содержания знаний. Онтологическое знание невозможно без учета природы отражательного процесса, без осознания закономерностей развития логики, всей категориальной системы философии. (Подробнее см. [1, вып. I,

с. 114–116].)

Условные обозначения к рис. 7:

Оу  – онтология (узкий смысл), ФА – философская антропология (объективный аспект), Ош – онтология (широкий смысл), CР – учение о субъективной реальности, Р(М) – раздел СР, изу-чающий рациональный (мыслительный) уровень сознания, ИР  – учение об иррациональном уровне психики (чувствах, воле, бессознательном), Г – гносеология, РП – учение о рациональном познании, ЧП – учение о чувственном познании

 

 
Логические формы суть специфическое воспроизведение объективных отношений действительности, противоречивость категорий логики – выражение объективных противоречий; в закономерностях логики, в содержании логических категорий обобщены история развития и история познания мира, поэтому

в научной философии проводится мысль о своеобразном «совпадении» д и а л е к т и к и  (учения о  развитии, признающего противоречие в качестве источника этого процесса),  т е о р и и   п о- з н а н и я   и  л о г и к и.  Идея указанного противоречивого совпадения уточняет, конкретизирует единство онтологии и гносеологии, связанных логикой (рис. 7).  

Подпись:

 

Рис. 7. Структура учения о всеобщем

 

Подпись:  

Рис. 8. Структура 
философии
Помимо основополагающего учения о всеобщем (УВО) – онтологии, гносеологии и логики (диалектической и общей формальной) – философия включает в себя подчиненные и относительно самостоятельные дисциплины: философию природы (философские вопросы естествознания) (ФП), философию истории (социальную философию) (ФИ), формальную (специальных разделов) логику (СЛ), этику (ЭТ), эстетику (ЭС), философию религии (теорию научного атеизма) (ФР) и историю философии (ИФ) (рис. 8).