Название: особенности эмоциональной сферы ()Лайтер Н.И.

Жанр: Психология

Просмотров: 1181


Проведенного исследования

Предметом данного исследования стали личностные особенности слабослышащих: отклонения в психических процессах (речи, мышлении, воображении), в способности к общению, социальная интро-экстраверсия. Особенности эмоциональной сферы (тревожность, напряженность, импульсивность, агрессивность). Было проведено эмпирическое исследование. Применялись разные методы: наблюдение, лабораторный и естественный эксперимент. Идея проведения данного исследования возникла в результате общения и наблюдения за слабослышащими студентами Новосибирского института социальной реабилитации. Внимание экспериментатора акцентировалось на их негативных эмоциональных состояниях, конфликтных ситуациях, на их взаимоотношениях с преподавателями и воспитателями, а также на трудностях в установлении контактов слабослышащих студентов со слышащими.

Сложности вхождения в контакт определялись, в первую очередь, недостатками слуха и речевого развития. Часто отмечались претензии преподавателей к студентам, которые заключались в том, что студенты к ним пренебрежительно относятся. Те же часто не обращают внимания на преподавательский состав из-за того, что не слышат их голоса, шагов, то есть восприятие не дает возможности учитывать сигналы извне. Несмотря на активную жестикуляцию слабослышащих, их лица часто остаются маскообразными, неподвижными, что также затрудняет контакт со слышащими. Нет эмоционального резонанса. Экспериментальные исследования необходимы для подтверждения и более глубокого анализа специфики личностных особенностей для дальнейшей психологической адаптации в социуме.

Целью исследования было изучение специфики личностных особенностей слабослышащих. На основе полученных результатов составление программы психологической коррекции выявленных личностных отклонений для адаптации слабослышащих в обществе.

В задачу исследования входило, во-первых, подготовить обзор литературы по данной теме. Во-вторых, главной задачей, которую автор поставил перед собой, было ознакомиться с предметом исследования по найденной литературе. Познакомиться с определениями основных понятий, относящихся к рассматриваемой теме: тугоухость, личностные особенности, психологическая коррекция. Составить библиографию по данной теме.

Объектом исследования стали слабослышащие студенты Новосибирского института социальной реабилитации. Возраст слабослышащих – 18–22 года. Число обследуемых – 53 человека, в том числе мужчин – 16, а женщин – 37 человек.

Для исследования предлагалась следующая гипотеза: у слабослышащих студентов отмечаются трудности в общении, особенно со слышащими, что усиливает эмоциональную напряженность, тревожность, способствует дезадаптации; у студентов высокий уровень агрессивности в межличностных отношениях, что отмечают преподаватели.

Исследование проходило в течение 6 месяцев. Сложности в его проведении были связаны с трудностями в речевом общении с испытуемыми, так как большинство из них имеют значительную тугоухость. Поэтому психологу приходилось проводить тесты не только словесно, но и с помощью специальных жестов. Так, у большинства слабослышащих студентов отмечается недоразвитие устной и письменной речи, ограниченность представлений об окружающем мире (все это было рассмотрено в теоретической части). Самостоятельно понять инструкцию к заданию и содержанию утверждений большинство студентов (70 \%) не могут. Для исследования использовались: Миннесотский многопрофильный личностный опросник (ММР1); патохарактерологический диагностический опросник (ПДО).

Применение ММРI

ММРI, разработанный S.R. Hathaway и J. Mckinley (1943), основан на анализе личностных свойств психически больных. Он состоит из 377 утверждений, относящихся к общему самочувствию обследуемого, к его отношению к окружающим, наличие у него психопатологической и невротической симптоматики, к особенностям его самооценки. Обследуемый по каждому утверждению выбирает один из двух варианта ответа «верно» и «неверно». Опросник используется как для индивидуальных, так и для групповых исследований. Его рекомендуют использовать для лиц в возрасте от 16 до 55 лет, уровень образования не менее 7 классов. Ответы на содержащиеся в вопроснике утверждения распределяются по трем оценочным и десяти основным клиническим шкалам. Оценочные шкалы дают характеристику обследуемого к самому факту исследования и в известной мере свидетельствуют о достоверности результатов. Эти шкалы существенно отличают ММРI от всех других опросников. Ниже приводится таблица результатов обследования по ММРI 42 слабослышащих студентов в возрасте от 18 до 22 лет, из них женщин – 26 человек, мужчин – 16. Образование у всех – среднее.

Анализ шкал достоверности

Шкала лжи (L) свидетельствует о тенденции испытуемого представить себя в наиболее благоприятном свете в соответствии с общепринятыми социальными нормами. Данные таблицы приводятся в стандартных Т-баллах.

Высокие показатели по этой шкале чаще всего отмечаются у примитивных личностей. По количеству набранных баллов шкалы L студентов можно разделить на 3 группы.

1 группа. L < 45 Т – 43,9 \% всех студентов. Для этой группы характерно отсутствие тенденции приукрасить свой характер.

2 группа. L = 46 – 60 Т – 39 \%. У этих студентов отмечается небольшая тенденция показать себя в выгодном свете, либо строгое следование внешним нормам. Для слабослышащих студентов, учитывая базовые шкалы профиля и условия их обучения, скорее подтверждается второе.

3 группа. L = 60 – 69 Т – 17\%. Эта группа отмечается недостаточным самопониманием и низкими адаптивными возможностями. Таким образом, показатели шкалы L у большинства студентов до 60 Т, то есть попадают в доверительный интервал.

Шкала валидности F указывает на случайное или намеренное искажение результатов исследования. Нормативный разброс, в отличии от других шкал, по этой шкале достигает ВОТ. Показатели по шкале F у 34 \%, т.е. у 14 студентов, попадают в нормативный разброс. При этом только 3 человека имеют относительную свободу от стресса. А остальные 11 человек имеют низкую конформность и эмоциональную неустойчивость. Это характерно для молодых людей в период формирования личности в тех случаях, когда их потребность в самовыражении реализуется через неконформность поведения и взглядов. 27 студентов (66 \%) имеют показатели по шкале F больше ВОТ. Если профиль по шкале F превышает 80 баллов, то результат в большинстве случаев следует считать недостоверным. Однако, если данные профиля, несмотря на высокое F (выше 80 Т), по сведениям объективного наблюдения и результатам других методик все же отражают реально существующие переживания, они могут рассматриваться как информация, заслуживающая серьезного внимания. В данном случае высокие показатели F, с одной стороны, объясняются трудностями осмысливания содержания утверждений в результате недоразвития речи, а с другой стороны, недостаточным самопониманием, а также высоким уровнем эмоциональной напряженности, личностной дезинтеграции, выраженной тревожностью, потребностью в помощи.

Шкала К служит для выявления тенденций у обследуемого скрыть или преуменьшить присущие ему психопатологические явления или, наоборот, выявляет его чрезмерную откровенность. Показатели шкалы К у всех студентов попадают в нормативный разброс (К < 60 Т). При этом у 14 человек отмечена естественная защитная реакция на попытку вторжения в мир интимных переживаний. У 12 человек – 29 \% – К < 50, что свидетельствует о снижении контроля над эмоциями, а также о достаточной искренности. У 15 студентов – 36,6 \% – К < 40 Т, при этом у большинства – 13 человек – F > 60. Для этих студентов характерно скорее преувеличивать, чем недооценивать степень межличностных конфликтов и степень личностной неадекватности. Так же возможно снижение самоконтроля при избыточной эмоциональной напряженности и личностной дезинтеграции. Дополнительным ориентиром для оценки достоверности профиля является индекс F – К, чем больше разность F – К, тем более выражено стремление испытуемого подчеркнуть тяжесть своих симптомов и жизненные трудности, вызвать сочувствие и соболезнование. Снижение индекса F – К отражает стремление улучшить впечатление о себе, смягчить симптоматику и эмоционально насыщенные проблемы. В норме F – К от –18 до +11, если ни одна из оценочных шкал L и К не превышают РОТ баллов. У всех студентов L и К не превышают 70 Т. Высокий показатель вызван значительным повышением показателей по шкале F. У 33 студентов (80 \%) индекс F – К попадает в доверительный интервал. У остальных 8 студентов значения F – К превышают верхнюю границу нормы – от 12 до 22. Последние в большей степени стремятся подчеркнуть жизненные проблемы и вызвать сочувствие.

Переходим к описанию базовых шкал. Максимальные значения, превышающие верхнюю границу нормы, отмечаются по шкале Sc индивидуалистичности, аутизации. Эта шкала направлена на выявление отгороженности от окружающего, аутизма.

У 31 студента (75,6 \%) показатели по этой шкале превышают верхнюю границу нормы. У 7 человек (17 \%) они выше среднего, но находятся в границах нормы, и только у 3 человек показатели по этой шкале ниже 5О Т (среднего), но также находятся в границах нормы. Таким образом, для обследованных студентов характерно сочетание повышенной чувствительности с эмоциональной холодностью, отчужденностью в межличностных отношениях, наличие собственных субъективных критериев в оценке людей и окружающего мира, склонность к рефлексии, избирательность в контактах, затрудненность в адаптации к обыденным формам жизни. Выявленные данные скорее характеризуют не конституционально-генетические особенности, а вызваны нарушениями контактов, значительными трудностями речевого общения из-за нарушения слуха. Следующая по высоким показателям шкала Ра-ригидности. Высокие показатели по этой шкале характерны для лиц с постепенным накапливанием аффекта, ригидностью аффекта, упрямством, медленной сменой настроений, тугоподвижностью мыслительных процессов, подозрительностью. У 25 студентов (61 \%) показатели по шкале ригидности превышают верхнюю границу нормы – РОТ (среднее значение у студентов – 81 Т).

У 10 студентов (24,4 \%) эти показатели выше средних значений, но находятся в границах нормы. Для этих студентов характерна склонность к ригидной тугоподвижной системе в подходе к решению различных проблем с догматическим упорством, склонностью к детализации и педантизму высказываний, подозрительность, ревность, чувство соперничества.

Сочетание Ра и Sс свидетельствуют о повышенной раздражительности, ригидном мышлении, склонностью к формированию трудно-коррилируемых концепций, связанных с представлениями о наличии угрожающих действий окружающих.

Своеобразие интересов иерархии ценностей, субъективизм, обидчивость, конфликтность в контактах, трудности социальной адаптации (сочетание аутизации, дистанцирования отчуждения с ригидностью и стремлением возложить на окружающих вину за нарушение межличностных отношений).

Переходим к описанию остальных шкал профиля.

Первая шкала Нs – сверхконтроля соматизации тревоги – измеряет степень фиксированности обследуемых на своих соматических функциях. У 18 студентов, примерно 44 \%, отмечается несколько повышенная тенденция к фиксации на своем соматическом здоровье. Повышенная профиля по этой шкале отмечается у ригидных личностей. Повышенная Ра, описана выше. У 21 студента (51 \%) отмечается адекватное отношение к своему физическому здоровью. У 2 человек (5 \%) зафиксировано отсутствие озабоченности состоянием своего здоровья.

Вторая шкала D – тревоги и депрессивных тенденций – свидетельствует о преобладании депрессивного настроения, неудовлетворенности. У 30 студентов (73 \%) показатели по этой шкале имеют средние значения. 26,8 \% имеют повышенное значение (от 61–78 Т). Это свидетельствует о пониженном настроении, раздражительности, трудностях в общении, защитных механизмах – рационализации и проекции, недоверчивости, ответственности, исполнительности. Лучший способ стимуляции в сложных условиях – поощрение, похвала, конкретный совет.

Третья шкала Ну – эмоциональной лабильности, вытеснение факторов, вызывающих тревогу. 39 студентов (95 \%) имеют показатели по этой шкале в границах нормативного разброса. При этом у 12 человек (29 \%) выражены защитные механизмы по типу вытеснения. Отмечена и тенденция привлекать к себе внимание, эгоцентрическая направленность.

Четвертая шкала Рd – импульсивности, реализации эмоциональной напряженности в непосредственном поведении. Показатели по этой шкале также у 39 человек находятся в границах нормы. У 13 человек повышенные показатели. Для них характерны конфликтность, неконформность, честолюбие, ослабленный контроль над эмоциями, эмоциональная незрелость. У 11 студентов показатели Рd меньше 50 Т. Для них характерно отсутствие спонтанности, непосредственности поведения, хороший самоконтроль, отсутствие независимости, достаточный конформизм.

Седьмая шкала Pt – тревожности и ограничительного поведения. У 31 студента (75 \%) показатели в границах нормы.

22 человек (53,4 \%) имеют повышенный уровень тревоги, что отражает склонность к появлению тревоги, страха, сенситивности, неуверенности в себе. У 9 студентов (22 \%) Рt < 50 Т (среднее значение – 45 Т) снижена остороженность и осмотрительность в поступках, эксцентризм, неконформность установок.

Девятая шкала На – активности и оптимизма, отрицание тревоги. У 33 студентов (80 \%) показатели в границах нормы.

У 24 студентов – повышенные показатели по этой шкале в границах нормы. В сочетании с повышенной D отмечается склонность к перепадам настроения, ослабление контроля над эмоциями, склонность к риску, стремление быть в центре внимания.

У 1 студента На < 40, что свидетельствует о депрессивных тенденциях.

Нулевая шкала Si – социальной интроверсии (интроверсии-экстраверсии), социальных контактов. У всех студентов (100 \%) показатели этой шкалы находятся в границах нормы. У 21 студента (51,2 \%) преобладает интровертированность в мышлении, эмоциональной сфере и социальной жизни. У 18 человек (44 \%) преобладает экстровертированность. У 2 человек в равной степени выражены те и другие показатели.

Пятая шкала Mf – мужественности, женственности. Выявляет выраженность мужских и женских черт характера. Из 26 женщин у 19 (73 \%) зафиксировано преобладание в системе отношений мужских черт характера. Выражено стремление к эмансипации, мальчишеские формы поведения, недостаточно дифференцированная сексуальность, склонность к приключениям и риску, некоторая резкость манер, недостаточная женственность в жестах и позе. У 7 человек (27 \%) отмечается ортодоксально женственный стиль полоролевого поведения. Стремление быть опекаемой, мягкость, мечтательность, артистичность, склонность подчиняться.

Из 15 мужчин у 12 (80 \%) отмечен типично мужской стиль полоролевого поведения. Жесткость характера, доминантность, самоуверенность, склонность к соперничеству. Лишь у 3 человек наблюдалась чувствительность, мягкость, склонность к волнению, самоанализу, внутреннему переживанию, эстетическим занятиям.

Таким образом, на основе вышеописанного материала можно сделать выводы, что у большинства слабослышащих студентов отмечен высокий уровень эмоциональной напряженности; личностная дезинтеграция, связанная с нервно-психическими нарушениями психогенного характера; тревожность, потребность в помощи. Выявлены и такие черты, как: трудности контактов с окружающими, эмоциональная отгороженность, межличностные конфликты, своеобразие системы ценностей и представлений об окружающем мире, ригидность мышления. Это скорее всего связано с трудностями речевого общения из-за недоразвития слуха, изолированностью обучения и времяпрепровождения, ограниченности контактов слабослышащих, начиная с раннего детства.

Применение ПДО

Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) разработан Н.Я. Ивановым и А.Е. Личко (1976–1981) и предназначен для исследования характерологических отклонений у подростков при психопатиях и акцентуациях характера. ПДО предназначен для определения в подростковом возрасте (14–18 лет) типов характера при конституциональных и органических психопатиях, психопатических развитиях и акцентуациях характера.

В соответствии с концепцией психологии отношений А.Ф. Лазщурского и В.Н. Мясищева в опросник включены основные, имеющие актуальное значение для подростка, проблемы: самочувствие, настроение, отношение к одежде, отношение к родителям, к одиночеству и т.д. Каждой проблеме в ПДО соответствует от 10 до 20 предложений. Из них на первом этапе исследования испытуемый должен выбрать одно или несколько (до 3-х) утверждений. Разрешается и отказ выбора по нескольким проблемам. На 2-м этапе исследования выбирают наиболее неподходящие отвергаемые ответы. Для анализа строится график, в котором по вертикали откладываются баллы, полученные на двух этапах исследования. Помимо типов характера акцентуации и психопатии с помощью графика определяются:

К – степень неконформности,

О – показатель негативного отношения к обследованию,

D – склонность к диссимиляции,

Т – степень откровенности,

В – возможность ограниченной природы или акцентуации,

Е – отражение в самооценке склонности к реакции эмансипации,

D – психологическая склонность к делинквентному поведению,

N – склонность к алкоголизации,

а также риск социальной дезадаптации, склонность к депрессии, риск злоупотребления наркотиками и другими дурманящими веществами.

Дифференциальная психологическая диагностика истинных и демонстрационных суицидных попыток.

Типы акцентуации характера и психопатии:

И – истероидный,

П – психоастенический,

Э – эпилептоидный,

Г – гипертимный,

Ц – циклоидный,

Л – лабильный,

Ш – шизоидный,

С – сенситивный,

Н – неустойчивый,

К – конформный,

А – астенионевротический.

В практике патопсихологии часто расширяют возрастной диапазон применения ПДО от 10 до 25 лет. Тем более, что слабослышащие испытуемые отстают в психическом развитии от слышащих на 2-3 года, поэтому можно использовать ПДО по данной категории студентов.

В результате исследования из 32 студентов 9 чел. (28 \%) имеют лабильный тип акцентуации характера, 6 чел. (19 \%) имеют пилептоидный, 7 чел. (22 \%) – сенситивный, 4 чел. – истероидный, 3 чел. – гипертимный, 3 чел. – шизоидный. У некоторых из вышеприведенных отмечается сочетанный тип характера. Например, сенситивно-психастенический или сенситивно-шизоидный. У 3-х человек не выявлены признаки акцентуации характера. Количество баллов по всем параметрам меньше минимально-диагностического числа. Таким образом, у 29 студентов (91 \%) обнаружены признаки акцентуации характера.

У 10 студентов (31 \%) отмечается негативное отношение к исследованию (06). 5 студентов (16 \%) имеют низкую конформность, в данном случае можно говорить о конформности; 18 человек (56 \%) имеют умеренную конформность, 7 человек (22 \%) – среднюю конформность, 2 чел. (6 \%) – высокую конформность. Ни у кого из студентов не выявлена склонность к диссимуляции (D–Т < 4, D < 5).

У 9 студентов (28 \%) отмечена повышенная откровенность. Ни у кого не выявлены указания на возможную органическую природу психопатии и акцентуации характера.

16 студентов (30 \%) имеют умеренную реакцию эмансипации самооценки, 8 чел. (25 \%) – имеют слабую реакцию эмансипации, 6 чел. (19 \%) – выраженную реакцию эмансипации, 2 чел. (6 \%) – очень сильную реакцию эмансипации. У 5 чел. (16 \%) отмечена склонность к деликвентности, у 20 чел. (62 \%) – обнаружена психологическая склонность к алкоголизации (ν ³ 2 ), у 11 (34 \%) – отсутствие психологической склонности к алкоголизации (ν < –1).

У одной студентки получен неопределенный результат (ν = 0).

У 17 человек (53 \%) отсутствует риск злоупотребления психоактивными веществами, 6 чел. (19 \%) имеют умеренный риск, 8 чел. (25 \%) – выраженный риск, 1 чел. (3 \%) имеет очень высокий риск. 4 чел. (12 \%) не склонны к депрессии, 18 чел. (56 \%) имеют неопределенный результат, у 10 чел. (31 \%) отмечен риск депрессии. При депрессивных состояниях 15 чел. (47 \%) могут иметь истинные суицидные попытки, 11 чел. (34 \%) – демонстративные суицидные попытки. У 6 человек (19 \%) получен неопределенный результат. Признаки дезадаптации показали 20 студентов (62,5 \%). При этом у 14 чел. (44 \%) дезадаптация выражена в меньшей степени, а у 6 чел. (19 \%) выражена в большей степени.

У 2-х мужчин из 8 ярко выражено преобладание женских черт в системе отношений, по сравнению с мужскими. У 5 студентов (62 \%) преобладает мужественность в системе отношений.

У 11 женщин из 24 (46 \%) в системе отношений обнаружены черты мужественности, у 6 чел. (25 \%) преобладают черты женственности, у 5 чел. (21 \%) в равной степени выражены черты мужественности и женственности. Таким образом, в результате проведенного исследования были выявлены признаки акцентуации характеров разных типов, что указывает на определенную уязвимость данных студентов в отношении определенного рода психогенных воздействий. Признаки акцентуации характера плюс высокие баллы по шкале дезадаптации указывают на наличие эмоциональной напряженности, дезинтеграции личности и сложности в интерперсональных отношениях.

Следует отметить, что у многих студентов зафиксирована психологическая склонность к алкоголизации и обнаружен риск злоупотребления психоактивными веществами. Студенты не склонны к диссимуляции, а у многих отмечена повышенная откровенность. Практически не выявлена склонность к делинквентности. 30 \% обследованных имеют склонность к депрессии. Большинство студентов достаточно независимы, имеют умеренную конформность. При этом реакция эмансипации умеренная и слабая. Последнее, возможно, является свидетельством изолированности студентов от окружающих и чрезмерной опеки со стороны обслуживающего персонала. Поэтому, с одной стороны, они стремятся освободиться от контроля, а с другой стороны, они недостаточно самостоятельны и инфантильны, так как привыкли получать помощь и перекладывать ответственность за организацию их жизни и обучения на воспитателей и преподавателей. Привлекает внимание и тот факт, что примерно у 50 \% девочек в системе отношений преобладают черты мужественности.

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы. По методикам ММР1 и ПДО были получены данные, коррелирующие между собой. Обе методики выявляют признаки дезадаптации большинства студентов, низкий уровень у них конформности, склонность к аффективным реакциям, высокий уровень эмоциональной напряженности, личностную дезинтеграцию, высокую тревожность, трудности в межличностных контактах, потребность в помощи.

Обе методики зафиксировали у большинства женщин преобладание черт мужественности в системе их отношений, что свидетельствует о трудностях сексуального приспособления. В силу высокой тревожности и напряженности отмечена психологическая склонность к алкоголизации и риск употребления наркотических веществ. Результаты исследования подтвердили выдвинутую предварительную гипотезу. Поэтому студентам необходимо оказывать постоянную и длительную психологическую помощь.

Каковы же основные направления

коррекционной работы?

Исходя из теоретического материала и проведенного исследования, можно выделить следующие направления:

проведение групп общения;

чтение лекций-семинаров по самоанализу;

проведение групп личностного роста;

аутогенная тренировка;

индивидуальное консультирование.

Лекции-семинары по самоанализу должны улучшать самопонимание, представление о себе и об окружающих, помогать понять структуру психики, действие защитных механизмов. Студентов можно знакомить с разными теориями личности, рассказывать о существующих взглядах на структуру психики поведения, причины эмоциональных состояний, знакомить со школами психологии. Во время занятий надо предлагать информацию о полоролевом поведении, отродоксальной роли мужчин и женщин в обществе. Во время семинаров можно предложить темы для сочинений, короткие тесты, небольшие игры, направленные на понимание себя и т.д. Тренинг личностного роста проводят с помощью ролевых игр, психодрамы, обратной связи через постоянное групповое общение участников и динамику развития группы. В ходе его надо стремиться к гармонизации противоречивости личности, осознанию эмоций, стереотипов своего поведения. Здесь же проводят специальную работу по развитию выразительности движения, адекватным способам выражения эмоций и чувств, учат правильно, дифференцировано распознавать эмоции по внешним признакам. Группа общения. Мы выявили особенность слабослышащих студентов. Они не улавливают эмоциональное состояние других людей и не выражают свое собственное. Следовательно, одной из проблем людей этого типа является коммуникация на уровне эмоции. Подобные навыки можно начинать тренировать в группах общения. Для этого нужно специально подбирать упражнения, направленные на осознание своего эмоционального состояния, выражение его и определения у других. Поскольку эти люди слабослышащие, упор нужно делать на невербальные упражнения, т.е. выражение эмоций с помощью тела, мимики лица (пантомимы), танца, построение скульптуры, разыгрывание сценок, где содержание передается невербальными методами. Релаксация. Наблюдение за слабослышащими выявляют наличие у них значительных физических напряжений. Особенно это проявляется во время разговора со слышащими, что составляет значительную проблему в общении. Для снятия этих зажимов можно рекомендовать обучение методам релаксации. Например, мышечная релаксация по Джекобсону; аутогенная тренировка.

Индивидуальное консультирование. Поскольку мы определили, что у людей этой категории остро стоит проблема общения, часто приходится разбирать конкретные ситуации, связанные с непониманием друг друга. Особенно успешными в этом плане были бихевиоральные методы: обучение новым, более эффективным способам поведения.

ЛИТЕРАТУРА

Экспериментальные исследования в патопсихологии: Сборник статей. – М, 1976.

Вопросы общей психопатологии и социальной адаптации психически больных: Сборник статей. – М., 1974.

Братусь Б.С. Психологические проблемы изучения и коррекции аномалий личности. – М., 1988.

Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. – М., 1995.

Астапов В.М. Введение в дефектологию с основами нейро-патопсихологии. – М., 1991.

Буянов М.И. Лики великих, или Знаменитые безумцы. – М., 1994.

Воспитание детей с задержкой психического развития в процессе обучения: Сборник научных трудов. – М., 1981.

Марчук Т.Ф. Обобщение и различие глухими учащимися значений слов по грамматическим признакам. – М., 1977.

Рубинштейн С. Экспериментально-психологическое исследование обманов слуха. – М., 1971.

Рубинштейн С.Я. Патология слухового восприятия. – М., 1976.

Клинико-генетическое и психолого-педагогическое изучение и коррекция аномалий психического развития: Сборник научных трудов / Под ред. Е.М. Мастюкова, К.С. Лебединской. – М., 1991.

Белокольская Н.Л. Детская патопсихология с элементами дефектологии и логопедии. – М., 1993.

Дети с нарушениями развития: Хрестоматия / Сост. В.М. Астапов. – М., 1995.

Антология Натаниэля Брандена. Психология самоуважения. – Кн. 1. – Новосибирск, 1989.

Антология Натаниэля Брандена. Отчужденное "Я". – Кн. З. – Новосибирск, 1989.

Ливерхуд Б. Кризисы жизни – шансы жизни.: Развитие человека между  детством и старостью / Пер. с нем. – Калуга, 1994.

Назлоян Г.М. Зеркальный двойник: Утрата и обретение (Портр. метод. психотерапии). – М., 1994.

Манадров Н. Социальная психология о причинах конфликтности личности. – М.,1970.

Практика психосинтеза: упражнения, направленные на развитие личности и достижение духовного роста. – СПб, 1992.

Формула успеха: понять, принять, действовать: деловые игры, тесты, социально-психологические тренинги. – СПб, 1994.

Специальная психология: система психологического изучения аномальных детей. – М., 1990.

Худик В.А. Психология аномального развития личности в детском и подростково-юношеском возрасте. – Киев, 1993.

Шенгелая М. К проблеме связи своеобразия структуры психики с особенностями объективации у глухих детей. – Тбилиси, 1970.

Дзюрич В. Роль слова в развитии движений у глухих школьников. – М., 1971.

Вопросы психологии и дефектологии: Сборник статей / Под ред. М.В. Вахидова, В.А. Токорева. – Ташкент, 1974.

Изучение личности аномального ребенка: Тезисы докладов. – М., 1977.

Психолого-педагогическое изучение аномальных детей и вопросы коррекционной работы: Сборник статей. – Тарту, 1985.

Психотерапия в дефектологии / Б.И. Айзенберг, Л.З. Арутюнян. – М., 1992.

Учебная деятельность и личность аномальных детей: Тр. по дефекологии. –Тарту, 1990.

Клинико-психологическое исследование глухих детей со сложным дефектом: Сборник научных трудов. – М., 1980.

Рау М.Ю. Психологические особенности изобразительной деятельности глухих детей. – М., 1977.

Шиф Ж.И. Усвоение языка и развитие иышления у глухих детей. – М, 1968.

Петшак В. Особенности понимания глухими школьниками эмоциональных состояний человека – М., 1981.

Исследование личности детей с нарушениями слуха / Под ред. Г.В. Розановой, Н.В. Яшковой. – М., 1981.

Опыт изучения аномальных школьников: Сборник научных трудов. – Л., 1978.

Петшак В. Эмоциональное развитие глухих детей – М., 1971.

Психология глухих детей – М., 1971.

Рахманов В.М. Медико-социальные аспекты воспитания и обучения детей с нарушением слуха. – Харьков, 1990.

Гозова А.П. Психология трудового обучения глухух. – М., 1977.