Название: Механика - учебное пособие (Анатолий Гаврилович Козлов)

Жанр: Технические

Просмотров: 1003


5.3. права собственности, контракты и обеспечение их соблюдения

Права собственности и контракты. Реалистичный взгляд на экономические процессы требует рассмотрения не только структуры прав собственности, трансакционных издержек, но и контрактов, поскольку права собственности передаются с помощью контрактных соглашений. Различают права собственности, закрепленные в контрактных соглашениях и в институтах, которые определяют круг допустимых контрактов. Первые, как правило, возникают на базе индивидуальных решений и, таким образом, отражают принцип единогласия; последние обычно возникают из различного уровня коллективных решений и имеют разные результаты относительно благосостояния. Поясним это. Институциональная среда как системообразующие правила включает абсолютные права собственности, т.е. определенные безотносительно к соглашениям между отдельными экономическими агентами. Контракты как институциональные соглашения являются непосредственным основанием для формирования относительных прав собственности. Относительные права собственности – это такие права, которые устанавливаются в рамках контрактов. Сущность и структура контрактов (рынок, гибрид, фирма) определяются институциональной средой. С другой стороны, институциональные соглашения связаны с характеристиками принятой модели человека (например, ограниченная рациональность и оппортунизм). Обмен пучками правомочий наделяет получателей полномочиями на определенные действия с движимым или недвижимым имуществом. Контрактные соглашения предоставляют эффективные способы обмена пучками правомочий. Однако преобладающая структура прав собственности должна определять содержание заключаемых контрактов. Структура прав существует как набор ограничений на специфические пучки прав, которые могут быть переданы через обмен товарами и услугами. Контракты отражают структуру стимулов и антистимулов, коренящуюся в структуре прав собственности и механизмах их обеспечения.

Но если контрактные условия ограничены существующим распределением прав собственности, то любое принципиальное изменение в содержании контрактных соглашений должно быть основано на изменениях существующей структуры прав собственности или на развитии новых прав. Возможности получения выигрыша появляются в связи с формированием и развитием новых контрактных соглашений, разрешенных существующими институтами, и новых институтов, которые изменяют распределение прав собственности и набор разрешенных контрактов. Таким образом, в новой институциональной экономической теории предполагается, что в любой момент времени существует некоторая структура прав собственности, определяющая санкционированные поведенческие отношения, которые управляют использованием ограниченных ресурсов в экономике. В принципе все индивиды должны подчиняться этим юридическим и социальным правилам. Однако действительные взаимоотношения отклоняются от нормативных предписаний и поэтому возникают вопросы контроля за выполнением правил, имеющих иерархическую структуру. Как отмечалось ранее, изменения в правилах низшего порядка могут осуществляться при неизмененных правилах более высокого порядка, что упрощает некоторые процедуры, например перезаключение контрактов, так как правила более высокого порядка (например, права собственности) остаются теми же, сохраняя основу для консенсуса.

Обеспечение соблюдения правил (прав собственности, контрактов и др.) Анализируя проблемы обеспечения соблюдения правил, А.Е. Шаститко пришел к следующим выводам16. Механизм санкционирования, или обеспечения соблюдения контрактов, создает для нарушителя издержки, которые он сопоставляет с выгодами от нарушения условий контракта в соответствии с уровнем компетентности и мотивированности. Полные издержки нарушения контракта включают прямые санкции и упущенные выгоды, которые могли быть получены при добросовестном соблюдении условий контракта. Значит, ожидаемая полезность экономического агента в случае соблюдения контракта должна быть больше ожидаемой полезности агента в случае нарушения контракта. Таким образом, деятельность по обеспечению соблюдения контрактов должна сделать соблюдение условий соглашений выгодными. Такая деятельность предполагает, во-первых, получение информации о самом факте нарушения; во-вторых, угрозу применения санкций или фактическое их применение при выявленном нарушении. В зависимости от того, кто и каким образом осуществляет действия по обеспечению соблюдения контрактов, можно выделить механизмы самовыполнения и обеспечения соблюдения условий соглашений с помощью третьей стороны.

Издержки обеспечения соблюдения контрактов (правил) можно разделить на два компонента: 1) ценность ресурсов, затрачиваемых гарантом; 2) риск ущерба, который может быть нанесен гаранту в процессе выполнения им своей функции. Поскольку деятельность по обеспечению соблюдения условий контракта связана с издержками, то выбор ее формы зависит от того, каково соотношение между этими издержками и потерями в случае нарушения условий контракта. Если издержки защиты контракта для пострадавшей стороны выше потерь, связанных с нарушением условий контрагентом, то санкции в общем случае применяться не будут. Отсюда возможность эффективного расторжения контракта. Соблюдение условий контракта обеспечивает достоверная угроза принуждения или его применение. Принуждение означает создание для его объекта издержек посредством угрозы санкций или их применения. Принуждение может принимать различные формы: прямое применение физической силы в отношении нарушителя и (или) в отношении активов, которыми он располагает; косвенные формы, например подрыв репутации нарушителя, затрудняющий последующее заключение соглашений; конфискация части активов; недополучение дохода из-за распространения разоблачающей информации и др.

Напомним, что контракт (а в более широком плане – правила) считается самовыполняющимся, если его выполнение может обеспечиваться непосредственно его участниками. Это означает, что не требуется участия третьей стороны, обеспечивающей соблюдение условий контракта. Причем самовыполняемость может быть заложена в автоматически действующие условия контракта (например, корректировка цен). Заметим, что особенностью неформальных правил часто является механизм их самоподдержки (самовыполнения), который не требует создания специализированного органа, обеспечивающего соблюдение этих правил. Самовыполняемость контракта может быть обеспечена следующими способами: 1) обмен залогами, т.е. в случае нарушения условий контракта нарушитель утрачивает право на залог, а залогополучатель приобретает полный пучок правомочий; 2) использование персонализированных обменов. Знание контрагента (лично или посредством знаков, свидетельствующих о принадлежности к определенной общности и выполняющих функцию фокальных точек), во-первых, позволяет с низкими издержками выявить нарушение; во-вторых, обеспечивает высокую вероятность повторения сделок; в-третьих, дает возможность целенаправленно и адекватно использовать санкции.

Многие контракты требуют участия в обеспечении их соблюдения третьей стороны, что обусловливает применение функций как государства, так и негосударственных организаций. Третья сторона выступает как агент (исполнитель) по отношению к сторонам, заключившим контракт (поручителям). Характеристики третьей стороны определяют две формы гарантирования контрактов: частную и публичную. Для определения того, какая из форм эффективнее, нужно учитывать: а) стоимость услуг по гарантированию соблюдения условий контракта и распределение бремени издержек между заинтересованными сторонами; б) величину и вероятность применения санкций; в) размеры компенсаций пострадавшей стороне; г) первоначальное распределение ресурсов.

Для гарантов (видов защиты) прав собственности и контрактов характерны множественность и «многослойность». Государство достаточно часто выступает как «конечный» гарант в системе, используемой для надежной защиты сделок. Почему на практике именно государство чаще всего играет роль такого «конечного» гаранта? В.Л. Тамбовцев отмечает, что любое гарантирование обмена так или иначе сводится к чисто силовому осуществлению защиты имущества либо к угрозе (обещанию) применить насилие.

В этом смысле насилие (экономически) ничем, кроме уровня и структуры затрат, а также экономических последствий, не отличается от иных видов хозяйственной деятельности. Теоретически государство – наиболее эффективный «насильник», причем его эффективность находится в прямой зависимости от его легитимности, т.е. признания гражданами наличия у государства права осуществлять насилие. Ведь если такое признание (соответствующее общественное мнение) создается, то государство как организация, рационально использующая ограниченные ресурсы для реализации своих функций и целей, может не расходовать имеющиеся у него возможности на преодоление сопротивления со стороны населения выполнению этих функций и целей, каковы бы они ни были17.

К нарушителям правил применяются санкции. Выделяется несколько критериев классификации санкций. Первый критерий – мотивационный, выделяет стимулирующие и дестимулирующие санкции. Второй критерий – субъектный, различает, какие субъекты обеспечивают осуществление санкций. В.Л. Тамбовцев рассматривает следующие виды гарантов в процедурах обмена: (1) один из его субъектов; (2) оба субъекта; (3) третий субъект; (4) норма, обычай; (5) государство (закон и силовые государственные организации, обеспечивающие выполнение закона). Перечисленные виды гарантов А.Е. Шаститко объединяет в два типа: субъекты-гаранты и инструменты-гаранты. Первые три пункта относятся к субъектам-гарантам, четвертый – к инструментам, пятый в зависимости от выделенной характеристики – закон или организации – к субъектам или инструментам соответственно. Третий критерий классификации связан с формой санкций. По классификации Дж. Коммонса выделяются экономические, политические и моральные санкции. Первые существуют в денежной форме, вторые – в форме ограничения или расширения свободы, третьи – в виде морального осуждения или одобрения. Все они могут быть сведены к экономическим санкциям, так как теоретически выражаются в терминах выгод и издержек18.

Выполнение функции гаранта может осуществляться не только государством и частными лицами, но и нормой, обычаем. Суть этой нормы – добровольное выполнение контракта. Данный способ – самый дешевый, так как не требует особых расходов. Почему же он встречается так редко? Распространение добровольного выполнения контрактов, формирование соответствующей нормы представляет собой процесс создания некоторого общественного блага. Разовое выполнение контракта (осуществление обмена) – частное благо, потребляемое только его контрагентами. Общественным это нематериальное благо становится, лишь будучи произведенным в масштабах, превышающих некоторое пороговое значение. Суть его заключается в следующем: начиная с некоторого уровня массовости добровольного выполнения контрактов у субъектов, вступающих в обмен, появляется убежденность в том, что сила негативных санкций, которым они могут быть подвергнуты, явно превысит выгоду, которая может быть получена вследствие невыполнения контракта. При этом неотвратимость санкции не менее важна, чем ее размер: ведь субъект оценивает ожидаемые негативные санкции величиной, равной масштабу санкции M(S), умноженному на вероятность ее наступления P(S). Если последняя мала, ожидаемые негативные последствия P(S) x M(S) будут больше, чем ожидаемая выгода, только при очень значительной величине M(S).

Изменение нормы, обычая – типичный пример масштабного социального действия. При его реализации имеет место эффект безбилетника и коллективное действие инициируется и осуществляется теми, чьи индивидуальные выгоды больше, чем издержки. Для такого общественного блага, как надежность обмена, при том разнообразии гарантов, которые могут его обеспечить, ожидание появления заинтересованного инноватора (инноваторов), который стремился бы изменить сложившийся порядок, может быть делом долгим. Именно поэтому государственный способ гарантирования обменов (государственное производство этого общественного блага) обладает сравнительными экономическими преимуществами перед другими. Вместе с тем государство – это тоже большая организация, обладающая негативными чертами организационного поведения. Поэтому трудно ожидать от любого государства «автоматического» производства общественного блага гарантирования выполнения контрактов19.

Таким образом, если господствует обычай соблюдать чужие права собственности и выполнять заключенные контракты, то государство выступает в роли «конечного» гаранта, вмешиваясь через судебную систему тогда, когда нарушение правил совершилось. Стремление сохранить репутацию и проявить добрую волю является «начальным гарантом», массовой нормой поведения.

Выводы. Контракты и процесс их заключения играют центральную роль в современной институциональной экономике. Большой интерес институционалистов вызывает анализ контрактных условий и поиск объяснений множества контрактных соглашений, наблюдаемых в деловом мире. Новая институциональная экономическая теория особое внимание уделяет отношенческому контракту и частному порядку улаживания конфликтов. Контрактные обязательства должны заслуживать доверия, и оно может быть достигнуто, в частности, применением различных гарантийных средств. Права собственности и контракты тесно связаны друг с другом в институциональной структуре общества. Гарантами выполнения правил могут быть государство, частные лица, а также нормы, обычаи. Изучение механизма санкционирования, или обеспечения соблюдения правил (контрактов, прав собственности

и т.п.), – важная часть институционального подхода.

___________________

См.: Шаститко А.Е. Институциональная экономика: Лекции для НГТУ /Выполнены в рамках проекта Мирового банка. – М., 2002. – С. 17–19; Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2000. – Тема 8.

См.: Шаститко А. Неполные контракты: проблемы определения и моделирования // Вопр. экон. – 2001. – № 6. – С. 80; Тамбовцев В.Л. Контрактная модель стратегии фирмы. – М.: Экон. фак. МГУ, ТЕИС, 2000. – С. 15–25.

Введение в институциональный анализ: Учеб. пособие / Под. ред. В.Л.Тамбовцева. – М.: Экон. фак. МГУ, ТЕИС, 1996. – С. 56–57; Нуреев Р.М. Курс микроэкономики: Учебник для вузов. – М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – С. 184.

Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996. – С. 128.

Шаститко А.Е. Институциональная экономика… – С. 20–21.

Menard C. Enforcement procedures and governance structures: what relationship? // Institutions, Contracts and Organizations: perspectives from new institutional economics / Ed. by C. Menard. – Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2000. – P. 242.

Furubotn E.G., Richter R. Institutions and Economic Theory: The Contribution of The New Institutional Economics. – USA: The University of Michigan Press, 2000. – Ch. 4-5.

Шаститко А. Неполные контракты: проблемы определения и моделирования // Вопр. экон. – 2001. – № 6. – С. 98.

Furubotn E.G., Richter R. The New Institutional Economics: An Assessment // The New Institutional Economics. Introduced and edited by

E.G. Furubotn and R. Richter. – Texas A&M University Press, College Station, 1991. – P. 19.

Уильямсон О.И. Указ. соч. – С. 69.

См., например: Харт О.Д. Неполные контракты и теория фирмы // Природа фирмы / Под ред. О.И. Уильямсона и С.Дж. Уинтера. – М.: Дело, 2001. – С. 206–236.

Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория: особенности предмета и метода. – М.: ТЕИС, 2003. – С. 13–14.

Уильямсон О.И. Указ. соч. – С. 127.

См.: Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. – М.: Экон. фак. МГУ, ТЕИС, 2002. – С. 435; Уильямсон О.И. Указ. соч. – С. 143.

Furubotn E.G., Richter R. Oр. cit. – P. 23.

Шаститко А.Е. Указ. соч. – С. 161–169, 174–183.

Тамбовцев В.Л. Государство и экономика. – М.: Магистр, 1997. –

С. 27–28.

Шаститко А.Е. Указ. соч. – С. 114–115.

Тамбовцев В.Л. Указ. соч. – С. 29–31.

Вопросы для повторения

Приведите примеры каких-либо контрактов, с которыми вы чаще встречаетесь. Покажите их различия по основным параметрам.

Многие студенты обучаются по контрактам на платной основе. Проанализируйте содержание такого контракта. К какому типу он относится?

Рассмотрите отличия контрактов купли-продажи, аренды, а также трудового и кредитного контрактов. Сравните с положениями о контрактах в Гражданском кодексе РФ.

Какие отличия наиболее существенны в классическом, неоклассическом и отношенческом контрактах?

Если вы заключили пари со своим другом, призвав в свидетели вашего общего, обоюдоуважаемого знакомого, проанализируйте, какой тип контракта вы заключили.

Вспомните модель принципала–агента. Какова ее сущность и роль в современной экономике? В чем состоит ее критика О. Уильямсоном?

Чем вы объясните разнообразие контрактных форм? Какие из них, по-вашему, преобладают?

Сравните трансакционные издержки, возникающие при заключении контракта между участниками конкурентного рынка и между олигополистами при прочих равных условиях. Где они, по-вашим расчетам, больше?

Какие экономические теории контрактов вы знаете? В чем их различия?

Что понимается под самовыполняющимся контрактом?

Кто может являться гарантом выполнения контрактов (правил)?

Рассмотрите роль гарантийных средств в мире положительных трансакционных издержек. Почему они могут иметь сильное влияние на организацию фирмы?

Каковы сущность и типы санкций?

Почему контракты играют важную роль в современной экономике? Какова их связь с правами собственности?

Рекомендуемая литература

Основная

Кузьминов Я.И., Юдкевич М.М. Институциональная экономика: Учеб.-метод. пособие. – М.: ГУ-ВШЭ, 2000. – Ч. 1–2. – Лекция 5, 6.

Литвинцева Г.П. Предмет, метод и базовые категории институциональной экономики: Учеб. пособие. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2000. – Гл. 3.

Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2000. – Тема 8.

Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. – М.: Экон. фак. МГУ, ТЕИС, 2002. – Гл. 12, 13.

Дополнительная

Тамбовцев В.Л. Контрактная модель стратегии фирмы. – М.: Экон. фак. МГУ, ТЕИС, 2000. – Гл. 2.

Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996. – Гл. 3.

Харт О.Д. Неполные контракты и теория фирмы // Природа фирмы / Под ред. О.И. Уильямсона и С.Дж. Уинтера. – М.: Дело, 2001. – С. 206–236.

Шаститко А. Неполные контракты: проблемы определения и моделирования // Вопр. экон. – 2001. – № 6. – С. 80–99.

Furubotn E.G., Richter R. Institutions and Economic Theory: The Contribution of The New Institutional Economics. – USA: The University of Michigan Press, 2000. – Ch. 4–5.