Название: история социальной работы книга(Т. А .Ромм )

Жанр: Гуманитарные

Просмотров: 1745


Лекция 7

 

Развитие психосоциальной работы

Влияние психологической теории на социальную работу.

Теория психосоциальной работы.

Модели психосоциальной работы.

 

1. Современные школы социальной работы по-прежнему ориентируются на психологию как методологию помощи клиенту. Начало изучения человека, нуждающегося в помощи, в условиях непосредственной социальной работы относится к концу XIX столетия. Фундаментальные исследования в области психиатрии и психологии личности дали толчок развитию методов социальной работы на основе положений психоанализа, гуманистической психиатрии: идеи З. Фрейда, К. Юнга, К. Роджерса, А. Маслоу, Э. Эриксона и др., объясняющие индивидуальные поступки человека, его поведение, эмоциональные реакции. Психология личности, разработанная данными исследователями, нашла отражение в подходах к феномену клиента, определила стратегии взаимоотношений, позволила сформировать интерпретационный инструментарий к его проблемам и ситуациям.

Большое влияние на развитие социальной работы оказали психодинамические теории, которые традиционно рассматривают человека как уникальное явление, выводя его индивидуальность из интрапсихических процессов. Индивидуальные потребности определены как неосознанные процессы, приводящие в действие защитные механизмы – механизмы вознаграждения или механизмы сублимации. Большое значение в процессе формирования личности придается периоду детства как источнику получения различных травм и неврозов. Психодинамические теории оценивают социальное функционирование человека исходя из анализа его ego, эмоциональности, неосознанных мотивов и конфликтов, умения/неумения контролировать свои импульсы.

В развитии психодинамической теории особое значение сыграла концепция З. Фрейда [1], в основе которой лежит предположение о значении внутрипсихических конфликтов как движущей силы развития. Отсюда З. Фрейд выводит положения о том, что поведение имеет сугубо психологическую обусловленность, и неосознанные ментальные процессы определяют мысли и поведение человека больше, чем сознательные процессы, поэтому большинство истинных причин нашего поведения нам неизвестно.

В отличие от З. Фрейда, К. Юнг при обосновании психических процессов больше ориентировался на их философское осмысление и меньше на эксперимент и практику [2]. Данный терапевтический подход – аналитическая психология – разнится пониманием либидо, а также тем, что развитие человека, по Юнгу, связано с унаследованным от предшествующих поколений опытом, являющимся внутренней детерминантой психической жизни человека.

Для индивидуальной психологии А. Адлера особую значимость приобретает положение об уникальности каждой личности и важности ее развития в системе социальных связей и отношений [3]. Согласно концепции А. Адлера, каждый человек подсознательно развивает стиль жизни, который является борьбой за достижение поставленных целей. Основным человеческим двигателем считается чувство неполноценности – реальной или предполагаемой, – оно позволяет преодолевать трудности и человеческие слабости; становясь выше других в различных областях, человек развивает свой потенциал.

К. Хорни [4], рассматривая структуру невротической личности, большое внимание обращает на детские переживания, вводит понятие базальной тревожности, формируемой в детстве; а также предлагает рассматривать межличностные стратегии невротического поведения, невротические потребности, которые осложняют социальное функционирование индивида.

Э. Фромм [5] рассматривает природу личности, исходя из способности каждого человека по-своему решать свои проблемы, и уникальности личности. Среди экзистенциальных потребностей человека важнейшей является стремление к безопасности, которое формируется в детстве и в дальнейшем служит основой для развития индивидуальности, становясь своеобразным толчком к установлению социальных связей с другими людьми и, в конце концов, основанием для личностного развития.

Э. Эриксон [6] предложил концепцию психосоциальной идентичности личности, согласно которой личность принимает свое Я в неразрывном единстве со всеми своими социальными связями. Изменение социальных связей приводит к трансформации прежней идентичности, что вызывает определенные кризисы, существующие до тех пор, пока индивид не сформирует новую идентичность.

Психодинамическая теория формирует специфическую психодинамическую практику, которая внешне выглядит как отношения между пациентом и врачом (соответственно таким образом определяется и клиент социальной работы – пациент). Первоначально данный метод жестко определял установки пациента и необходимые процедуры, тем самым закреплялись директивные принципы взаимоотношений. Позднее З. Фрейд приходит к заключению, что взаимоотношения между аналитиком и пациентом являются частью терапевтического контакта и они могут мешать или помогать решению проблем пациента. Представители психоанализа считают, что пациент должен признавать, – источник проблем находится в нем самом и его трудности исходят из конфликта между желаниями и страхом, конфликта между несовместимыми желаниями. Это определяет и логику целеполагания совместной деятельности терапевта и пациента, и подходы к типологии пациентов, и стадии работы с ними.

Психодинамический подход нашел свое место в практике психосоциальной работы, так как дал возможность понимания структуры индивидуальности и обуславливающих ее процессов.

Психология бихевиоризма (поведенческий подход) формировалась в процессе изучения проблем поведения людей и животных. Основные поведенческие психологические теории представлены прежде всего исследованиями И. Павлова, Дж. Уотсона, Э. Торндайка. Э. Торндайк сформулировал «закон эффекта» [7], по которому любое действие, вызывающее в данной ситуации удовлетворение, ассоциируется с данной ситуацией так, что когда она возникает вновь, появление этого действия становится более вероятным, чем прежде. Это позволило заложить основы поведенческой психологии. Работы И. Павлова о наличии у человека условных и безусловных рефлексов повлияли на оформление взглядов Дж. Уотсона, позволив ему обосновать развитие навыков и появление новых форм поведения. Уотсон доказывал необходимость изучения поведения как предмета психологической науки и утверждал, что человек является продуктом научения, и внешние факторы являются определяющими в формировании мировоззрения и жизненных ориентаций [8].

Подходы, связанные с управлением поведения, получают широкое распространение, в частности, у Б. Ф. Скиннера и А. Бандуры. Б. Ф. Скиннер предложил теорию оперантного научения [9], согласно которой организм приобретает новые реакции благодаря подкреплению. В зависимости от направленности этого подкрепления поведенческий акт либо повторяется, либо нет. На основе этой концепции впоследствии была разработана программа модификации поведения для психиатрических клиник, школ, социальных служб. А. Бандура предложил теорию социального научения [10]. Центральное место в этой теории занимают познавательные процессы, которые могут стать основой «косвенного подкрепления» как научения на основе наблюдения за поведением других людей, за последствиями этого поведения, а не на основе личного опыта. Поведенческая практика работы с клиентом отличается от других типов терапии, в ее основе лежит поведение, а чувства и мысли клиента, даже несмотря на эмоциональный фон, вторичны. Поведенческая терапия направлена на обучение клиентов позитивным моделям поведения. Она позволяет не только рефлексировать, но и измерять изменения, происходящие с клиентом, обеспечивать продвижение клиента к поставленным целям. В этой связи поведенческая терапия позволяет клиентам изменять свое поведение, включаться в процесс принятия решения и предотвращать возможные проблемы, формировать необходимое поведение. Здесь главное место занимают цели деятельности, а не процесс изменения.

Экзистенциально-гуманистические подходы в психологии сыграли особую роль для развития теории и практики социальной работы. Это направление в психологии представлено прежде всего идеями и работами А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла, Р. Мея. А. Маслоу ввел в научный оборот понятие самоактуализации и обосновал концепцию о фундаментальных потребностях человека [11]. К. Роджерс разработал определенную систему понятий о самопредставлении индивида в процессе жизненного развития, формируя на этих подходах концепцию полноценно функционирующего человека [12]. Клиенто-центрированная терапия К. Роджерса стала базовой в современной теории и практике социальной работы. В психологической системе В. Франкла большое значение придается категории свободы как условию для автономного духовного существования человека [13]. Развивая экзистенциальные подходы в психологии, Р. Мей осмысливает сущность личности как динамической структуры, которой присуща творческая активность [14].

Все эти идеи составили сущность личностно-ориентированной терапии, направленной на актуализацию клиента, осознание им своего отношения к себе, к окружающему миру, своему поведению. В основе ее лежит понимание, что люди способны решить любые конфликты, но они ограничены в знании о самих себе. Конфликты возникают в результате несоответствия собственного оценочного процесса с оценочной ценностной позицией окружающей среды. Клиенты способны преодолеть препятствия и восприятия как внешнего, так и внутреннего опыта, сформировать о себе представление как о полноценно функционирующей личности, самоактуализирующемся индивиде, если терапевт обладает необходимыми личностными качествами.

Создание доверительной атмосферы отношений с человеком, нуждающимся в помощи, – одно из главных условий терапевтического процесса. Если эти условия соблюдены, то клиенты могут достичь самоактуализации, увеличить тенденцию положительного роста. Они сами осуществляют те изменения в своем поведении и своих отношениях, которые для них являются важными и необходимыми на основе осознания этих проблем.

Гуманистические подходы оказали влияние на становление методов взаимодействия социальных работников с клиентами. Концепт нормально функционирующего человека стал для практики социальной работы методологическим ориентиром в подходах к идеальному образу клиента и его модели поведения, к которой должен стремиться социальный работник при оказании помощи.

Таким образом, на протяжении всего периода развития теории социальной работы психология была ее методологией.

2. На этой основе в течение XX в. формируется психосоциальная работа, которая также не имеет единого вида и представлена различными концепциями. Ранняя психоаналитическая теория была подчинена изучению инстинктов и их роли в личностном развитии. В начале 1930-х гг. работы З. Фрейда и А. Фрейд становятся доступными большому кругу социальных работников. Эгопсихология в 1950-е гг. определила новые горизонты для социальных работников в проблемах индивидуальности. Человека стали признавать как совокупность биологических, психических и социальных процессов. Понимание причинных факторов, приведших к трудной жизненной ситуации, не только на основе раннего жизненного опыта, но и в контексте кризисов, свойственных тому или иному этапу развития личности, дало новые возможности для социальных работников в решении индивидуальных запросов клиента. В практике социальной работы психодинамическая модель нашла отражение после 1930-х гг. в работах Тафта, Робинсона, Гамильтона.

На волне неофрейдизма и эгопсихологии к данной модели обратились такие исследователи, как Холлиз, Перлман, Тимс и др. Психоаналитический подход формирует модель социальной работы, которая находит свое применение в ситуациях, связанных с развитием индивидуальности, реабилитации и адаптации. В психоаналитической модели социальной работы клиент рассматривался не как жертва, а как субъект взаимодействия, где необходимо развивать его самостоятельность в решении вопросов социального функционирования. Особую проблему в развитии данной модели представляет разведение содержания психоаналитической и психосоциальной теорий по основным моментам: ценностные ориентации, направленность отношений, модель действия, критика.

Поведенческая терапия и бихевиористская психология также присутствуют в психосоциальной работе. Человек в поведенческих подходах рассматривается как индивид, имеющий проблемы с поведением. Индивид расширяет свой репертуар поведения через социальное обучение, познавая свои ошибки. В процессе социальной работы создаются условия для изучения механизмов индивидуального поведения, формируется опыт продуктивного поведения для реальной окружающей среды. Основными компонентами данного вида психосоциальной работы являются следующие: окружающая среда (как источник управления стимулами и подкрепления; в поведенческой социальной работе – это прежде всего другие люди); процесс оценки поведения (чаще всего связан с ситуациями неадаптивности клиента); контракт (как конкретная помощь, направленная на модификацию поведения). В этой модели социальный работник выступает как эксперт, учитель, гид с широким диапазоном терапевтических функций.

Практика работы с клиентом на основе экзистенциально-гуманистических принципов ориентирована на уникальность человека как личности, имеющей сформированную Я-концепцию и стремящейся к самореализации. Здесь окружающая среда рассматривается как система, состоящая из ряда экзистенциальных ситуаций, которые имеют значение для клиента и ставят его в ситуацию выбора. Сталкиваясь с жизненными ситуациями, личность реализует свои способности индивидуального роста и развития, тем самым она обнаруживает умение принимать самостоятельные решения, обретать идентичность и систему ценностей. Но в процессе реализации жизненного сценария люди могут иметь трудности, особенно когда они обеспокоены социальным отторжением, затруднены в выборе, находятся в ситуации ценностной неопределенности. В этом случае актуальна помощь социального работника, которая осуществляется в следующем виде: анализ Я-концепции человека, заключение контракта социального работника и клиента, который имеет выраженный материальный характер; вмешательство (интервенции) в социальную ситуацию развития, в процессе которого создаются условия для принятия новой философии и стиля жизни; формирование нового отношения к себе, актуализация внутренних ресурсов. Социальный работник выступает в роли советчика, друга, компаньона. Экзистенциально-гуманистический подход, реализованный в теории и практике функциональной школы, стал основой интеракциональной модели социальной работы (используя положения теории символического интеракционизма).

3. В процессе развития психосоциальной практики оформляются различные модели социальной работы, общим для них остается ситуация и понятие взаимодействия клиента и социального работника, т.к. решение задач социальной работы непосредственно связано с необходимостью организации ситуации взаимодействия. Способы организации взаимодействия и социально-психологические механизмы, лежащие в его основе, существенно отличаются от того, кто является клиентом: индивид, группа или общность. Соответственно и речь может идти об индивидуальной, групповой или общинной социальной работе.

Модель индивидуальной социальной работы (кейсуорк) предложена М. Ричмонд и тесно связана с развитием психоанализа в начале XX столетия. Ее суть – в решении проблемы с целью предоставления опоры и побуждения для клиента разобраться в проблеме и справиться с жизненной ситуацией. Основной упор делается на адаптацию клиента к социальной ситуации. Данный метод особенно актуален в США, опирается на выбор психологического подхода к пониманию личности. (Например, при психоаналитическом подходе основной упор делается на анализ интрапсихической динамики клиента и оказание помощи в разрешении внутриличностных проблем; при бихевиоральном – концентрация внимания на дезадаптивных моделях поведения и их коррекции и т.д.). Х. Перлман определяет индивидуальную социальную работу как процесс, используемый социальными агентствами, чтобы помочь индивидам более эффективно справляться с их проблемами в социальном функционировании. По мере развития психосоциальной практики происходит не только смещение акцентов, но изменяется само базисное функционирование этого метода. Сегодня индивидуальную социальную работу принято трактовать как «деятельность профессиональных работников, основанную на психосоциальных, поведенческих, системных концепциях и имеющую системные ценности, помогающую индивидам и семьям справиться с интрапсихическими, межличностными, социоэкономическими проблемами развития, осуществляющуюся при непосредственном взаимодействии с клиентом, лицом к лицу» (Р. Баркер) [15].

Социальная индивидуальная работа имеет как общие, так и специфические черты. К последним можно отнести особенности работы с клиентом в процессе изменения: интервьюирование, заключение контракта, динамику взаимодействия с клиентом и сами модели работы.

Но независимо от этого можно выделить и общие элементы, составляющие метод:

1) установление первичной коммуникации (эмоциональный и интеллектуальный контакт);

2) изучение и анализ проблемной ситуации;

3) определение целей и задач совместной работы;

4) видоизменение взаимоотношений индивида с социальным окружением и/или с самим собой;

5) оценка прогресса и результат совместной работы.

Типичными индивидуальными проблемами в практике социальной работы являются эмоциональные проблемы, семейные и личностные кризисы, семейные конфликты, проблемы на производстве и в школе и т.п. Метод индивидуальной социальной работы особенно оправдан в определении перспектив, в адаптации к реальности, преодолении стрессов, приобретении коммуникативных умений, в самопознании и самопринятии.

Разные индивидуальные подходы предполагают разные виды помощи: беседы, консультирование, привлечение специалистов и т.п. Для эффективности данного метода важно учитывать, есть ли установка на необходимость оказания именно индивидуальной помощи, обладает ли специалист необходимым уровнем психолого-педагогической подготовки, возрастные, личностные, индивидуальные особенности клиента. Поскольку эта модель предполагает индивидуальное взаимодействие, особую роль исторически здесь играет этический аспект, который М. Ричмонд называла «ментальная гигиена специалиста» [16]. Со временем принципы ментальной гигиены составили основу этики социальной работы. Эти принципы, с одной стороны, обусловливают нормированное поведение социального работника, с другой – являются ценностным компонентом, определяющим отношения и взаимоотношения социального работника с миром профессиональной культуры.

Модель групповой социальной работы развивается в течение XX столетия на основе эмпирического опыта и научных теорий и направлена на преодоление последствий промышленной революции и урбанизации. Идеология работы строилась на развитии индивидуальности отдельного человека, причастности его как гражданина к демократическим преобразованиям общества. Формально основой для групповой социальной работы стала деятельность первых социальных агентств в сеттльментах. Первые группы в агентствах представляли собой группы по интересам, которые собирались для отдыха, получения образования, установления дружеских отношений. Так, например, в Лондоне в 1844 г. Дж. Вильямс основал Молодежную мужскую христианскую ассоциацию с целью воспитания молодых людей в христианских традициях и идеалах. Аналогичная организация была создана в Балтиморе в 1851 г.; в Бостоне в 1856 г. (Молодежная женская христианская организация). Социальная поддержка безработных, обеспечение питанием голодных, лечение больных – таковы основные программы групповой работы в первое время. В групповой работе искали способ улучшения жизни отдельного человека, а также возможность изменения окружающей среды. Наиболее распространенной формой групповой деятельности этого периода являлась работа клуба. Он объединял различные слои населения: существовали клубы, деятельность которых была связана с организацией жизни беспризорных детей; были клубы, основанные на общности политических интересов (например, женщины, борющиеся за свои права). Принципы деятельности клубов были связаны либо с общностью интересов, либо с дружескими связями. Для клубов была характерна автономность, членство, организационная структура. Дж. Адамс, которая была активным участником и организатором работы в сеттльменте писала: «Необходимость не терять гибкость, готовность изменить методы работы, поскольку окружающая среда может требовать решения новых проблем… Это должно требовать от резидентов (проживающих в сеттльменте) научного терпения в накоплении фактов и устойчивого проведения политики расположения к нуждающимся. Философия расположения должна быть основана на человеческой солидарности, философия, которая не изменяется от характера случая и проблемы нуждающегося, представленной женщиной-пьяницей или мальчиком-идиотом. Резиденты должны быть освобождены от тщеславия и готовы пробуждать общественное мнение по защите прав проживающих в сеттльментах» [17].

Практика групповой работы начала XX в. была обусловлена крупномасштабной миграцией в США, но, как считают исследователи, она была разрозненной. Объединить различные виды групповой работы было сложно, т. к. одни ориентировались на национальные программы, другие расширяли сферу местных услуг или досуга, образования. В этот период наметилось противоречие между конфессиональными организациями и движением социального реформирования общин. Конфессиональные организации видели причину всех проблем человека в нравственной ущербности, поэтому отрицали социальную работу в любом виде. Движение за реформирование поселений проповедовало идеологию самопомощи, считая проблему бедности обусловленной не индивидуальной особенностью человека, а социально-экономическим развитием общества. Работа с группой в этом случае рассматривалась наряду с такими акциями, как борьба за восьмичасовой рабочий день, т. е. социальное движение. К 1910 г. происходит некоторое объединение в принципах групповой работы на основе общих гуманитарных программ, обмена сотрудниками.

Гуманитарные программы опирались на деятельность различных агентств, в том числе, конфессиональных и иных. Содержание этих программ охватывало различные стороны повышения благосостояния населения: образование, охрана детства, профессиональное обучение женщин, летний отдых детей. Пересечение программ повлекло за собой обмен персоналом.

Только в 1920-е гг. группа начинает восприниматься не как путь изменения общества, а как метод лечения. М. Ричмонд заявляет в этот период: «Я обращаюсь к новой тенденции рассмотреть наших клиентов под углом, который могла бы назвать малой психологической группой». Развитие групповой работы осуществлялось также благодаря совершенствованию практики подготовки специалистов. Дж. Дейв, преподаватель школы социальной работы, внедрил в основу обучения групповой работе методику «изучая – делая», в рамках которой будущие специалисты обучались стратегиям работы по проектам, а не в реальной спонтанной практике. Большое влияние на становление теории групповой работы оказало развитие социологической мысли (Э. Дюркгейм, Ч. Кули, Г. Мид и др.). В группе как системном явлении начинали выделять такие групповые феномены, как отчуждение, изоляция, принадлежность, теория аномии и солидарности. Все это позволяло более точно видеть процесс групповой динамики. Социологическая теория группы проясняла специфику индивидуальных взаимодействий на различных уровнях. Определенный вклад внесли социально-философские и политические доктрины М. Фоллет, Э. Линдеман, Х. Эллиот, которые считали, что активное участие групп может привести общество к индивидуальному и социальному развитию.

Взаимодействие широкой практики, разнообразных концептуальных подходов привело к формированию собственной теоретической базы групповой работы. Это проявляется прежде всего в обогащении терминологического аппарата, для которого такие понятия, как «цели», «структуры», «статус и роль», стали частью предметного языка групповой работы. Как и индивидуальная работа, групповая формирует большое количество практик, ориентированных на различное психологическое или социологическое знание. К концу 1930 г. использовали до двенадцати методик и техник разрешения конфликтов в группе. Это привело к тому, что в начале 1930-х гг. появляется особый вид образования, направленный на подготовку профессионалов для работы с группой. В 1935 г. на Национальной конференции социальной работы (NCSW) в Детройте была создана секция работы с группой. С 1937 по 1938 г. наблюдается рост количества школ, специализирующихся на групповой работе. Вплоть до 1955 г. выходил специальный информационный бюллетень, вокруг которого строилась вся методическая и научная групповая социальная работа. В это время теория групповой работы по-прежнему многообразна, это находило свое отражение в постановке целей, отборе методов и принципов работы с клиентом. Для одних групповая работа – это люди с проблемными социальными отношениями, для других – образование или досуг. Тем не менее к середине 1930-х гг. групповая работа все чаще понимается как социальная работа с группой. Особую роль в этом процессе сыграли события в Германии, где стало очевидно, что групповая работа может не только способствовать развитию индивидуальности, но и сформировать человеконенавистнические отношения.

Метод групповой работы расширяется за счет новой практики: это и новые категории клиентов (психиатрические больные), и новые стратегии (социальная реабилитация). В рамках групповой работы сочетаются как индивидуальные методы, так и структурные. В конце 1940-х гг. выходит много исследований, посвященных практике деятельности с группой, которые отразили сложность и противоречивость развития социальной работы с группой.

Если после первой мировой войны на развитие индивидуальной социальной работы влияли концепции психоанализа, то после второй мировой войны усилилось влияние социологии Зиммеля и Вебера.

Достижения социальных наук не только обогатили социальную работу с группой, но дали импульс для развития социальной работы в целом. Особое значение для разработки метода сыграли исследования малых групп в 1950 – 1960-е гг., сделанные в социологии, антропологии, психологии (например, Каттел, Левин, Морено и др.). Психологические исследования позволяли анализировать процессы группового взаимодействия, работы социологов (Парсонс, Бейлес, Мертон) уточняли теоретическую базу социальной групповой работы по проблемам социализации, функционирования группы. Не остались в стороне психоаналитические концепции, которые актуализировали проблемы защитных механизмов в групповых процессах (Г. Конопка, Ф. Ридл). В 1950-е гг. социальная работа с группами находит свое применение в клинической практике. Использование методов групповой диагностики терапии способствовало появлению новых моделей групповой работы в терапевтических клиниках. Это привело к появлению необходимости выявить соотношение между лечебной работой и групповой. К концу 1960-х гг. складываются основные модели и методы групповой работы. Значимые из них могут быть представлены следующим образом.

Социальная модель целей, основанная на социальном действии и изменении окружающей среды.

Коррекционная модель групповой работы – восстановление индивида в системе связей и отношений окружающей среды.

Интеракциональная модель саморазвития группы.

Несмотря на то, что проблемы идентичности групповой социальной работы потеряли свою научную актуальность, в 1960 – 1970-е гг. продолжаются дискуссии по поводу целей и функций социальной работы с группой. В 1970-е гг. удалось достичь некоторой договоренности о целях социальной работы с группой, хотя противоречия в теоретических подходах сохранялись. Большую роль в определении концептуальных стратегий стали играть теория систем, социобихевиоризм, экзистенциализм. Теория систем Берталанфи позволяла искать обобщенные принципы понимания различных социальных, биологических и психических феноменов, чтобы определить оптимальные модели помощи. Такой подход способствовал иному восприятию адаптации индивидуумов в пределах системы, и как следствие – новому подходу к любым изменениям в жизненной ситуации человека.

Социобихевиоризм позволял понимать человеческое поведение не методом проб и ошибок, а путем наблюдения за опытом других, через научение с привлечением других помогающих профессий. Экзистенциализм, в отличие от психоанализа, включал широкий спектр мнений, он давал возможность подходить к рассмотрению сущности жизни человека, его целей с позиций таких понятий, как свобода, выбор, ответственность. Положение экзистенциализма о том, что человеческое поведение не может быть понято в оценочных и формализованных понятиях, стало принципиальным для социальной работы с группой.

Европейское развитие групповой социальной работы происходит с конца 1960-х гг. В 1970-е гг. обозначилась актуальность групповой работы, когда расширилась сеть агентств по работе с семьей, появились групповые консультанты. Определенную роль в развитии групповой работы в мире сыграли международные симпозиумы, специальные журналы по проблемам групповой работы.

Цель метода социальной работы с группой сегодня – оказание помощи клиенту через передачу группового опыта для развития его физических и духовных сил, формирования социального поведения. Реализация этой цели может быть достигнута за счет либо организации групповой деятельности и социальной активности членов группы в достижении общезначимых целей, либо расширения сферы индивидуального опыта и самосознания в интенсивном общении, либо включения группы в продуктивную творческую деятельность. Групповая социальная работа оказывалась востребована в работе с клиентами со специфическими нуждами, например, с детьми, перенесшими сексуальное насилие, с лицами, вышедшими из мест заключения. В 1980-х гг. во многих международных школах начали преподавать групповые методы работы в качестве главных.

Реализация метода групповой социальной работы зависит от целей и задач группы. В практике социальной работы выделяют различные группы, например: категорию социокультурных групп составляют группы восстановления, группы восстановления умений, образовательные группы, группы самопомощи. Помимо этого, существуют еще терапевтические группы, деятельность которых направлена на разрешение психосоматических и экзистенциальных проблем.

В зависимости от целей группы позиция социального работника может быть различной. Если группа ориентирована на достижение каких-либо общезначимых в широком правовом и гражданском контексте целей (например, открытие спортивной площадки в микрорайоне), то социальный работник выполняет роль организатора и координатора внешних связей группы. Если цель группы – расширение сферы самосознания и индивидуального опыта за счет интенсивного и рефлексивного общения (например, тренинг коммуникативных навыков), то в этом случае социальный работник – посредник внутригруппового взаимодействия.

Метод групповой социальной работы не имеет некоего «застывшего» вида, в настоящее время появляются новые оригинальные формы, такие как метод семейной терапии в США и т.д.

 

Контрольные вопросы

Какие основные психологические теории раскрывают сущность психосоциальной работы?

Объясните значение гуманистической теории для социальной работы.

Каковы пределы профессиональной компетенции каждой модели психосоциальной работы?

Чем отличается групповая работа от социальной работы с группой?

 

Литература

1. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности: основные положения, исследования и применение. – СПб, 1997.

2. Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии. – СПб., 1998.

3. Марцинковская Т.Д., Ярошевский М.Г. 50 выдающихся психологов мира. – М., 1995.

4. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. – М., 1993.

5. Психология и психоанализ характера: Хрестоматия по психологии и типологии характера. – Самара, 1997.

6. Хьелл Л., Зиглер Д. Указ. соч.

7. Там же.

8. Там же.

9. Шульц Д.П., Шульц С.Э. Указ. соч.

10. Там же.

11. Хрестоматия по психологии личности / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. – М., 1996.

12. Роджерс К. Взгляд на психотерапию, становление человека. – М., 1994.

13. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990.

14. Мей Р. Искусство психологического консультирования. – М., 1994.

15. Цит. по: Фирсов М.В., Студенова Е. Теория социальной работы. – М.: ВЛАДОС, 2000.

16. Справочное пособие по социальной работе / Под ред. А.М. Панова, Е.И. Холостовой. – М.: Юристъ, 1997.

17. Цит. по: Фирсов М.В., Шапиро Б.Ю. Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной практики: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2002.