Название: история социальной работы книга(Т. А .Ромм )

Жанр: Гуманитарные

Просмотров: 1688


Лекция 6

 

Социальная работа за рубежом

в XX столетии

Развитие теории социальной работы во второй половине XX в.

Американская и европейская модель социальной работы.

Социальная работа и социальная педагогика: проблема взаимоотношений.

 

1. Развитие теоретической социальной работы до 1960-х гг. шло в ходе дискуссии диагностической и функциональной школ социальной работы по вопросам методов социальной помощи и взаимодействия социального работника и клиента. Хелен Перлман предприняла попытку объединить диагностический и функциональный подходы, назвав это «методом решения проблем». В нем помощь понимается как процесс, в котором задействованы по максимуму личностные ресурсы самого клиента социальной работы. Х. Перлман уделяла особое внимание анализу основных понятий данного метода (проблема, процесс) с точки зрения диагностической и функциональной методологии. Проблема в ее понимании – это ситуация, при которой индивид не может самостоятельно реализовать свои потребности, что осложняет его социальное функционирование, а процесс – повторяющаяся модель деятельности, приводящая к нужным изменениям в проблеме клиента. В основе процесса помощи – субъект – субъектное взаимодействие, которое предполагает следующие этапы: «выпуск отрицательной энергии»; снятие эмоциональной блокады; рационализация проблемы; поиск доступных возможностей ее решения.

1960 – 1970-е гг. – это время формирования национальных научных школ социальной работы. В Германии этот процесс оказался тесно связан с развитием социальной политики, и немецкая социальная работа в научном плане активно взаимодействует с научным аппаратом социальной политики. Прежде всего это проявляется в использовании идеологии «всеобщего благоденствия» (или социального государства) как методологии современной теоретической социальной работы.

На американском континенте теория социальной работы продолжает свое развитие по следующим направлениям: в о -

 п е р в ы х, углубление анализа традиционного метода («кейсуорк»); в о - в т о р ы х, проблемы взаимодействия теории и практики социальной работы; в - т р е т ь и х, дифференциация научного знания с учетом запросов клиентов социальной работы.

Говоря о первом направлении, необходимо отметить, что уточнение традиционных подходов американской социальной работы в индивидуальном варианте связано с использованием методологии системного анализа (теория систем) и теории коммуникации. Это позволило выйти на уровень систематизации научного знания психосоциальной работы не только в индивидуальном варианте, но и в выделении теории групповой социальной работы, а позднее коммунальной социальной работы.

Таким образом, развитие научной социальной работы в США с 1920-х по 1970-е гг. привело к формированию развернутой теории психосоциальной работы. М. В. Фирсов, анализируя различные подходы, методы американской социальной работы, показывает взаимосвязь методов помощи, теоретического обоснования и сущности решаемых данным методом проблем [1]. Например, в 1920-е гг. индивидуальная социальная работа основывалась на идеях З. Фрейда, была (и остается таковой) эффективна при анализе детских переживаний. В 1950-е гг. складывается «коммьюнити-метод» с использованием идей Т. Парсонса и Р. Мертона (структурно-функциональная социология), который способствовал решению проблем интеграции различных групп в общество. В 1960-е гг. появляется метод «социального лечения», опирающийся на идеи Г. Селье, используемый для реконструкции «Я»; а в 1970-е гг. разработан метод «социальной терапии» для оптимизации коммуникации и взаимодействия в семье.

Теория социальной работы во второй половине XX в. при всем многообразии научных подходов представляла эклектичный вид. Отсутствие единой базовой теории ставило на повестку дня хотя бы попытку классификации теоретических моделей социальной работы. Такие попытки были предприняты, прежде всего, в Германии, где это было актуализировано развитием социальной практики, формированием широкой системы подготовки специалистов социальной работы, а также традициями научно-общественной мысли. Теория социальной работы здесь рассматривается как теория социального попечительства (иначе – социально-интегративные концепции) либо как теория изменения общества для человека (эмансипаторные концепции). В первом случае социальная работа, прежде всего, выполняет функцию попечения, приспосабливания человека. Рассматривая непреходящие ценности общества, среди которых на первом месте находятся религиозные принципы, социальная работа становится обоснованием необходимого партнерства человека и общества. Цель социальной работы – интеграция человека в общество, социальное регулирование этих процессов, восстановление социальной значимости отдельных слоев населения. Теория социального обеспечения как попечительства рассматривает практику общественной сферы социального попечительства как необходимую функцию общества для его сохранения. Поддержка жизни отдельного человека способствует сохранению всего общества. Помощь выступает общественным явлением и общественной деятельностью. Достоинством данного подхода является то, что процесс попечения потенциально предполагает профилактику обнищания и т.д., однако данные идеи были подвергнуты резкой критике за их недостаточную научность, идеологизацию процесса помощи.

Концепции эмансипаторского типа трактуют возможности самой социальной работы в изменении общества для человека. На основе анализа западных источников М. В. Фирсов выделяет профессионально-ориентированный подход, диалектико-материалистический (марксистский) подход и диалектико-критический [2].

Профессионально-ориентированный подход представляет социальную работу как конкретную помощь в реализации поставленных задач, как функцию предоставления услуг общества и контроль за отклоняющимся поведением. В этом случае теория социальной работы носит скорее информационный характер или ориентационный. Язык данной науки должен быть максимально приближен к языку практики: «Теория социальной работы – это субтеория науки о воспитании, которая, в свою очередь, выступает как субтеория социологии» (Rossner). Сама наука социальной работы должна в этом случае заниматься разработкой практических рекомендаций [3].

Диалектико-критический подход предлагает рассматривать теорию социальной работы как систематизированное теоретическое знание, ориентированное на различные уровни социальной проблемы (социально-политический, социально-управленческий и социально-терапевтический). При этом социальная работа как социальная политика – это анализ социального обеспечения как части, структуры общества; как социальное планирование и администрирование – это решение проблем через создание социально благоприятной инфраструктуры жизнедеятельности человека; как социальная терапия – решение проблем личностного, группового, межгруппового характера. На каждом уровне социальная работа имеет свой масштаб, содержание, методику, что способствует эмансипации (разделению) проблем социальной работы.

Диалектико-материалистический подход в центр внимания ставит проблемы бедности, нищеты. Соответственно, теория социальной работы приобретает общественно-политический характер, становится в центр дискуссии, где рассматривается прежде всего общественная функция социальной работы как идеологии общества, как структуры общественной помощи. В реализации этого подхода теория социальной работы тесно взаимодействует с различными общественными дисциплинами (право, политэкономия), что приводит к «размыванию» самой теории социальной работы.

Многообразие моделей теоретического обоснования практики социальной работы отражает результаты научных поисков ученых разных школ, ее эволюцию, изменения в содержании и формах социальной работы. Каждая модель содержит теоретические положения, связь со смежными науками о человеке и обществе, социокультурными основами жизни, а также предполагает определенное содержание социальной работы.

2. Разнообразие целей социальной работы и социокультурные возможности их реализации предполагают различные подходы к выделению организационных уровней социальной работы. Так, традиционный подход заключается в выделении трех основных уровней: 1) патронажная работа – индивидуальная социальная работа с отдельными клиентами и (или) их семьями; 2) групповая социальная работа – работа с малыми группами; 3) коммунальная социальная работа – работа с различными общностями, начиная от общины (коммунального уровня) и до всего общества в целом.

Другой подход к организации социальной работы состоит в разделении ее на микро- и макроуровни. Он основан на различии между усилиями, направленными на макросистемы (организации, коммуны, общества) и микросистемы (индивиды, семьи, малые группы). На макроуровне социальная работа осуществляется в форме социального планирования, коммунальной организации и организационного развития. Микроуровень реализуется через патронажную работу, семейную помощь и групповую терапию. Третий подход ориентирован на выделение функциональной составляющей в социальной работе: либо выделяется уровень реабилитации, либо акцент делается на профилактическую функцию социальной работы. Наконец, проблемный подход заключается в соотнесении организации социальной работы с особыми окружающими условиями или областями социальных проблем (социальная работа с душевнобольными, алкоголиками и т.п.).

Несмотря на многообразие подходов к организации социальной работы, в мировой практике условно выделяются две исторически сложившиеся системы социальной работы: европейская и американская. Для американской модели социальной работы свойственна направленность на работу с индивидуумом и его семьей, на улучшение функционирования личности, группы в существующей среде. Это связано с историческими условиями освоения американского континента: характерной чертой американских поселенцев была опора на собственные силы, личную инициативу и стремление максимально уменьшить влияние государственных структур. Основные формы помощи здесь – индивидуальная, групповая, общинная, а ведущий метод работы – кейсуорк.

В развитии американской модели социальной работы выделяют следующие этапы, которые характеризуют особенности становления и технологию деятельности социальных служб:

1870 – 1900 гг. – оформление основных принципов социальной помощи.

1900 – 1920 гг. – становление системы социальных служб на основе научных методов.

1920 – 1950 гг. – закрепление профессионального статуса деятельности социального работника, формирование профессиональных стандартов, подготовка специалистов высшей квалификации.

1950 – по настоящее время – расширение парадигмы социальной помощи, создание индустрии помощи.

Особенности современной социальной работы в США складываются в условиях усложнения жизни, которые приводят к тому, что в деятельности социальных служб оказываются востребованы разнообразные знания из кибернетики, социальной психологии, антропологии. Метод индивидуальной и общинной работы обогащается методами групповой работы, которые пришли из клинической психотерапии. В классических методах социальной работы сложились различные приемы, средства и способы оказания помощи клиентам. Сам метод «кейсуорк» получает дальнейшее развитие на пересечении диагностической и функциональной теории социальной работы: метод разрешения проблем, метод социализации, воздействия в период кризиса, метод изменения поведения и т.д.

Социальная работа расширяется в зависимости от категорий клиентов. Среди клиентов социальной работы появляются люди разного возраста, представители всех этнических групп, социально-экономических уровней и религий. Социальная работа в США сегодня – это помощь в различных ее видах и формах, в агентствах, семьях, школах, в армии, в больнице, в церкви. Например, в армии социальные работники решают проблемы взаимоотношений между военнослужащими, заботятся о семьях солдат и офицеров. Медицинские социальные работники помогают врачам.

С 1935 г. в США Законом о социальном страховании (вместе с поправками этот закон называется «Общая Федеральная программа») были установлены два вида страхования: пенсии по старости и пособия по безработице. Несколько позже предусматривались меры помощи некоторым категориям бедняков (инвалидам и сиротам), а со временем – пенсии при утрате кормильца, пособия по нетрудоспособности (не связанной с производственными травмами), медицинское страхование лиц в возрасте 65 лет и старше. Действие данного закона распространяется также на рабочих и служащих частного сектора. Для железнодорожников, федеральных гражданских служащих, ветеранов войн и военнослужащих установлена особая система социального страхования. Вместе с тем государственным страхованием оказались не охвачены сельскохозяйственные рабочие, рабочие мелких предприятий, поденщики и некоторые другие категории граждан.

Главное отличие системы социальной защиты в США – гибкость и децентрализация. Она состоит из разного рода социальных программ, регламентируемых либо федеральным законодательством, либо законодательством штата, либо федеральными государственными органами и органами управления штатов. Такой подход позволяет с достаточной полнотой и оперативно учитывать потребности в социальной помощи конкретного региона. Основные формы государственного социального обеспечения –социальное страхование и государственное вспомоществование, которые имеют разное финансирование. Выплаты по социальному страхованию производятся из страховых взносов, образуемых за счет налога на социальное страхование, который взимается с трудящихся и предпринимателей. Государственное вспомоществование осуществляется за счет ассигнований из средств федерального бюджета, бюджета штатов или местных органов власти. Государственная поддержка существует только на уровне программ для самых беднейших слоев населения. Помимо этого существует система частного социального страхования. В 1996 г. Американский Конгресс принял законопроект о реформе системы социального обеспечения в США. Философия данного законопроекта может быть выражена следующим образом: «Люди должны жить не за счет помощи, а за счет работы».

Европейская модель социальной работы имеет более длительную историю. Она формировалась по мере того, как прерывались общинные (межобщинные) связи и соответственно слабела поддержка нуждающихся со стороны их ближайшего окружения. В конце XIX в. развитие европейской социальной работы было связано с социальным движением и особенно с развитием феминистических идей. «Матери-основательницы» социальной работы рассматривали зарождающуюся профессию не только как рычаг социальных реформ, но и как инструмент эмансипации женщин. В 1920 – 1930-е гг. расширяются международные связи специалистов и организаторов социальной работы. Вторая мировая война нарушила планы и международные связи в области социальной работы, и эта деятельность замирает до 1945 г. Возобновившись, социальная работа наполняется американскими методами и подходами в оказании социальной помощи населению. В Европе работа с индивидуумом, группой и общиной называлась американской классической триадой. Однако в Европе активно шел поиск своих подходов к организации социальной работы. Особенно это проявилось при критическом осмыслении индивидуалистической направленности социальной работы, которая господствовала в США.

Для европейской модели характерно большее внимание на изменение среды обитания индивида для поддержки, развития, защиты его и семьи. Поэтому основные формы работы связаны с социальным планированием, администрированием. Социальное законодательство европейских стран отличается от американского более высокой степенью участия государства в определении направлений, планировании, финансировании и проведении в жизнь социальной политики.

Особенности реализации этих общих подходов связаны с социокультурной спецификой европейских стран. Так, в Англии развитие социальной работы очень тесно было связано с медицинским содержанием, и основные социальные службы формировались именно в сфере социальной медицинской помощи. В 1891 г. Уильям Хор основал старейший хоспис Тринити, сегодня в Англии насчитывается свыше 150 таких учреждений. Во Франции огромную роль для становления социальной работы сыграло женское движение. Еще в 1907 г. Мария Гахери открыла Школу социального обучения, которая стала основой для формирования системы образовательных учреждений для подготовки социальных работников. Такие школы часто создавались непосредственно на «объекте помощи». Так, в 1917 г. в Париже была открыта женская школа социальной работы на фабрике. По окончании курса, получив диплом, женщины-помощники должны были заботиться о моральном и физическом здоровье работниц фабрики. В Германии социальная работа развивалась в тесной взаимосвязи с социальной педагогикой.

Развитие социальной работы и подготовки специалистов в данной сфере на европейском континенте было тесно связано с ориентацией на общественное знание, прежде всего социологическое и политологическое. В 1903 г. в Англии Общество благотворительных организаций основало собственную школу социальной работы – Школу социологии. Впоследствии, в 1912 г., после объединения с Лондонской школой экономики и на их базе был образован Департамент социальных наук и управления. Именно с этого года начинается целенаправленная подготовка кадров для социальной практической деятельности.

Содержание социальной работы как деятельности на европейском континенте достаточно широко. Социальная работа представлена в разнообразных сферах. Помимо традиционной сферы социальной защиты, социального обеспечения, например, во французской социальной работе существует такое направление как социокультурная анимация, которая очень близка по своему содержанию к американской общинной (коммунальной) социальной работе. В обязанности аниматора входит нормализация жизни человека и среды обитания для всех жителей района.

В реализации задач социальной работы в европейских странах главное место уделяется местным органам самоуправления, а в своем содержании она охватывает разнообразные группы населения различными социальными услугами и видами помощи (например, в Финляндии, Швеции). Подобное разделение социальной работы на «американский и европейский» варианты достаточно условно. Ч. Казетта (США) утверждает [4], что золотой век социальной работы в США приходился на 1930-е гг. депрессии, когда создавался имидж профессии. К 1940-м гг. социальная работа в Европе практически не развивалась: фашизм, вторая мировая война объективно замедлили этот процесс. К концу второй мировой войны в мире доминировал американский подход в концепции социальной работы. США помогали в реализации социальных программ, в профессиональном обучении социальных работников. Это способствовало распространению американских подходов во всем мире. Интернационализации теории и практики профессиональной деятельности в сфере социальной работы способствовал и тот факт, что большинство публикаций по социальной работе осуществлялось на английском языке. Одновременно стало очевидно, что сама американская модель не лишена недостатков. Социальные работники зачастую сосредотачивают свое внимание на узких интересах, что частично выражается в том, что они переходят в частный сектор, т.к. частная практика – это работа с богатыми клиентами, здесь социальный работник свободен в этических аспектах. Неоднозначно оценивается увлеченность американской социальной работы такими методами, как гипноз, «раскрепощенная память» и др.

3. Развитие социальной работы со второй половины XX в. оказалось тесно взаимосвязано с развитием социальной педагогики. Как и социальная работа, социальная педагогика получает толчок к активному научному и профессиональному развитию в XIX в. Как и социальная работа, социальная педагогика представляет собой сложное общественное явление, истоки которого восходят к философским идеям Платона, к стихийной социальной воспитательной практике эпохи буржуазно-демократических революций (так, для немецкой социальной педагогики совершенно очевидно, что ее родоначальником является И. Песталоцци, его социальные эксперименты конца XVIII в.), к проектам общественного воспитания социалистов-гуманистов (Т. Мор, Т. Кампанелла) и их последователей – представителей утопического социализма (Р. Оуэн, Ш. Фурье, А. Сен-Симон).

В своем развитии социальная работа и социальная педагогика очень часто пересекаются. Это дает основание отдельным исследователям утверждать, что они тождественны и как процессы, и как явления. Но более пристальное рассмотрение позволяет сделать вывод о том, что полностью идентифицировать их невозможно. Социальная педагогика и социальная работа имеют свои системные черты и свойства, свою историю социокультурного процесса. Однако в ходе развития начинается конвергенция процессов в сфере научного знания и пересечение полей практики.

М. А. Галагузова обращает внимание, что само понятие социальной педагогики появляется в 1840-е гг. и связано с именем немецкого философа К. Магера, который трактовал социальную педагогику как философскую категорию, как социальную сторону воспитания [5]. Одновременно у А. Дистервега обозначено несколько иное понимание социальной педагогики – педагогическая помощь в определенных кризисных ситуациях

Всемирное распространение термин и сама идея получили благодаря П. Наторпу, который в своей знаменитой книге «Социальная педагогика» представил свое, прежде всего, философское понимание этого сложного явления. Для немецкого философа, последователя идей Платона и И. Канта, социальная педагогика предстает как продолжение его философской идеалистической концепции, а не утилитарных потребностей общества. П. Наторп развивал идею социальной педагогики как высшей цели повседневного воспитания, воспитание в обществе ради общества. Инструментом социальной педагогики должна была стать единая национальная школа, «школа единства желаний, чувств и религии». Из всего многообразия определений, которые предлагал П. Наторп, общеизвестно следующее: социальная педагогика исследует проблему интеграции воспитательных сил общества с целью повышения культурного уровня народа [6].

Как и социальная работа конца XIX – начала XX вв., социальная педагогика ведет поиск своего научного аппарата. Обнаруживается, что социальная работа имеет системные черты социальной педагогики. Наиболее отчетливо это видно в работе по социализации и ресоциализации молодежи. Следуя германским традициям, например, помощь человеку в кризисных ситуациях оказывалась ближайшим окружением, родственниками. Если не было родственников, то такую помощь пострадавшим оказывала церковь, а позднее и жилищные объединения. При этом реализовывался социальный принцип: помогать должны люди, которые находятся рядом с пострадавшим. Если родственники отказывали в помощи, то тогда ее оказывали либо коммуны (жилищные объединения), либо государство или местные органы власти. Во второй половине XIX в. этой помощи были лишены люди, не имевшие постоянного места жительства, и безработные, которые скитались по стране в поисках работы. В этой ситуации традиционные механизмы решения социальных проблем оказывались недостаточно эффективны: церковь утратила свои монополии на воспитание и мораль, социальное законодательство находилось в стадии своего активного формирования, социальная работа только определялась со своим предметным полем, традиционная педагогика очень ограниченно откликалась на социальный заказ. Поэтому в процессе дифференциации и интеграции педагогической науки и формируется новое направление – «социальная педагогика».

Это было связано, прежде всего, с тем, что меняется представление об образовании, его возможностях. Применительно к педагогической парадигме рассматриваются идеи З. Фрейда. Педагогика того периода активно развивается по всем направлениям, включая в свое понятийное поле не только различные социальные концепции, но и психологические, философские, биологические. Субъект воспитания «выходит» за рамки детства, сама педагогика расширяет свое научное пространство и общественную практику. Причем общественная социальная практика имела давние традиции. Социально-воспитательная функция социальной помощи осуществлялась в рамках христианской догматики, в деятельности среденевековых монастырей и т.д. В XX столетии, когда активизируются процессы, связанные с рефлексией «социальности», появляется возможность объединить различные общественные феномены, в том числе воспитательные и «помогающие», что тоже способствовало сближению социальной работы и социальной педагогики.

После первой мировой войны и событий, последовавших вслед за ней, самостоятельное развитие социальной педагогики оказывается затрудненным и продолжается в основном лишь в Германии и до 1930-х гг. в России. Для немецкой социальной педагогики определяющим фактором стало принятие в 1922 – 1924 гг. Имперского закона о молодежи. Этому предшествовала знаменитая Веймарская дискуссия о социальной педагогике, в которой ведущими стали вопросы о порядке помощи молодежи. Г. Ноль (в противовес позиции П. Наторпа) настаивал на сужении социальной педагогики до работы попечительств молодежи, он предложил в Геттингене курс попечения молодежи, который стал предшественником факультета социальной педагогики. Одновременно продолжается развитие социальной работы, которая развивалась усилиями женщин – участниц гражданского женского движения (А. Саломон и др.). Благодаря их деятельности и была основана социальная женская школа в Берлине в 1908 г. Но сознательно говорилось о социальной работе, а не о социальной педагогике. По мнению современного немецкого исследователя К. Нимайера [7], социальная работа в этот культурно-исторический период воспринималась как наследие женского движения, она исходит из женских школ, которые обучали в основном для работы в окружении ведомств здравоохранения и ведомств попечительства или для заботы о семьях. Мужчинам в этой практике особо делать было нечего. Интерес со стороны мужчин появился лишь в связи с Имперским законом о молодежи: вследствие этого закона у разочарованных в войне мужчин появилась надежда заменить дьяконов и других церковных служителей мужского пола путем вытеснения конфессиональных носителей из области попечительского воспитания. Социальная область становится привлекательной, к тому же мужчины пролетарского происхождения проявляли интерес к социальной деятельности, связывая с ней надежды на продвижение по службе.

Заслуга Г. Ноля состояла в том, что он так изложил понятие социальной педагогики, что стало возможным создание ее профессиональной характеристики. Социальная педагогика распространилась как наука и была разграничена с социальной работой. К сожалению, объективная оценка этих процессов оказалась затруднена из-за политических событий первой половины XX в., прихода нацистов к власти в Германии, чему в определенной мере способствовала и работа с молодежью, находившаяся в ведении попечительств о молодежи, т. е. социальной педагогики. Этого было достаточно для того, чтобы сама социально-педагогическая идея оказалась скомпрометированной в глазах всего человечества, и дальнейшее самостоятельное развитие социальной педагогики осуществлялось только в послевоенной Германии. В течение 1960-х гг. в немецком обществе шла научная дискуссия о взаимоотношениях социальной педагогики и социальной работы, которая привела к постепенному слиянию этих дисциплин, хотя и не до конца. Как отмечают немецкие специалисты [8], до недавнего времени социально-педагогическая деятельность воспринималась как внешкольная работа, социальная работа понималась как деятельность, связанная с оказанием помощи людям, попавшим в критическую ситуацию. К.-В. Мюллер пишет: «Когда социальную работу выделили из контекста библейского сострадания самаритян, которые помогали пострадавшим от разбойного грабежа на дорогах, когда помощь стала формой самопомощи и формой поддержки нуждающимся, только тогда понятие «помощь» приобрело педагогический смысл» [9]. По новым требованиям помощь должна осуществляться следующим образом: клиент, нуждающийся в помощи, не должен целиком и полностью зависеть от постороннего вмешательства, а должен уметь помочь самому себе, используя консультативную помощь специалистов. В остальных странах вопросы социального воспитания стали частью практики социальной работы.

Общемировой тенденции сближения социальной работы и социальной педагогики способствовали обстоятельства, связанные с формированием иного мироотношения и миросозерцания после второй мировой войны. В это время складываются новые принципы, ставшие основой для единого осмысления проблем, касающихся клиентов в сфере социализации и ресоциализации человека. Интеграция понятийных полей осуществляется сегодня не только на основе общих подходов к клиенту и принципов организации деятельности, но и на базе использования общих техник и методик взаимодействия.

Таким образом, процессы социального воспитания и социальной помощи образуют некое единство в практической деятельности, где самостоятельность каждого из составляющих можно выделить только в логике диахронических процессов. Логика синхронических процессов выдвигает иные способы существования, когда социальная работа и социальное воспитание подчас неразделимы. И не случайно в немецкой науке, после дискуссии

1960-х гг. о цели, содержании и месте социальной педагогики, вопрос о соотношении ее с социальной работой оказался одним из самых сложных. Тождественность социальной педагогики и социальной работы на современном этапе определяется следующим:

направленностью деятельности на решение проблем, связанных с социальной дезадаптацией и девиацией;

сходностью происхождения проблем клиента соцпомощи;

связью с социально-политическими установками общества;

общностью структурных компонентов решения проблем.

 

Контрольные вопросы

Выделите основные тенденции в развитии теории социальной работы после второй мировой войны.

В чем основные различия европейской и американской моделей социальной работы? Чем они вызваны?

Что объединяет социальную педагогику и социальную работу? По каким признакам они различны?

Почему социальная педагогика развивается на европейском континенте?

 

Литература

1. Фирсов М.В., Студенова Е. Теория социальной работы. – М.: ВЛАДОС, 2000.

2. Там же.

3. Там же.

4. Казетти Ч. Закат американской модели // Обучение социальной работе: состояние и перспективы: Материалы междунар. конгр. шк. соц. работы / Под ред. В.Г. Бочаровой. – М.: Ин-т педагогики соц. работы Рос. Акад. образования, 1997. – С. 59–61.

5. Социальная педагогика: Курс лекций / Под ред. М.А. Галагузовой. – М., 1999.

6. Наторп П. Социальная педагогика. – СПб., 1911.

7. Нимайер К. Социальная педагогика как наука и профессия // Актуальные проблемы социальной педагогики и социальной работы: Хрестоматия учеб. текстов герм. преподавателей и экспертов по соц. работе и соц. педагогике / Под общ. ред. проф. Ф. Прюс и д-ра Ф. Беттмер; Пер. с нем. Н. Хельд и О. Бурковой. – М.: Издат. компания «Подвиг», 2001. – С. 79–110.

8. Мюллер К.-В. Социальная педагогика и социальная работа как две родственные сферы деятельности в историческом опыте Германии // Социальная педагогика и социальная работа в Сибири. – 2002 – № 2. – С. 46–50.

9. Там же.