Название: Очерки по истории России XX век ( М. В. Шиловский)

Жанр: История

Просмотров: 1683


§ 1. происхождение первой мировой войны

На рубеже XIX–XX веков соотношение сил на международной арене резко изменилось. Геополитические устремления великих держав: Великобритании, Франции и России, с одной стороны, Германии с Австро-Венгрией, с другой, привели к необычайно острому соперничеству. В последней трети XIX века геополитическая картина мира выглядела следующим образом. США и Германия по темпам экономического роста стали опережать и, соответственно, вытеснять на мировом рынке Великобританию и Францию, одновременно претендуя на их колониальные владения. В этой связи крайне обострились отношения между Германией и Великобританией в борьбе как за колонии, так и за господство на море.

     Инициатива раскола Европы на противостоящие группировки в преддверии войны принадлежала Германии. В 1879 г. она, по инициативе канцлера Отто фон Бисмарка, заключила союз с Австро-Венгрией, а в 1882 г. – с Италией, ограничившись в отношении России соглашением о нейтралитете. Экономическая и военная мощь Германии обеспечивала ее лидирующее положение в Тройственном союзе, который способствовал усилению немецкого влияния на континенте. Впоследствии к этому альянсу присоединились Болгария и Турция. В начале 90-х гг. XIX века в противовес этому блоку сложился русско-французский союз, преследовавший цель восстановить политическое равновесие и не допустить преобладания Германии в Европе. Далее, в 1904 г. Великобритания подписала три конвенции с Францией, которые означали установление англо-французского «Сердечного согласия» – «Entente cordiale». В 1907 г. с целью урегулирования колониальных вопросов относительно Тибета, Афганистана и Ирана был заключен русско-английский договор, который фактически означал включение России в состав Антанты.

     В нараставшем соперничестве каждая из великих держав преследовала собственные интересы.

▪ Российская империя, осознавая необходимость сдерживания экспансии Германии и Австро-Венгрии на Балканах и упрочения там собственных позиций, рассчитывала на отвоевание у Австро-Венгрии Галиции, не исключая при этом установления контроля над находящимися во владении Турции черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы.

▪ Британская империя ставила целью устранить своего главного конкурента – Германию и упрочить собственное положение ведущей державы, сохраняя господство на море. Одновременно Британия планировала ослабить и подчинить своему внешнеполитическому курсу союзников – Францию и Россию.

▪ Франция жаждала реванша за поражение, понесенное в ходе франко-прусской войны, а главное – хотела возвратить утраченные в 1871 г. провинции Эльзас и Лотарингию.

▪ Германия намеревалась нанести поражение Великобритании, чтобы захватить у нее богатые сырьевыми ресурсами колонии, разгромить Францию и закрепить за собой пограничные провинции Эльзас и Лотарингию. Кроме того, Германия стремилась овладеть обширными колониями, принадлежавшими Бельгии и Голландии, на востоке ее геополитические интересы простирались к владениям России – Польше, Украине и Прибалтике. Она рассчитывала подчинить своему влиянию Османскую империю (Турцию) и Болгарию, после чего совместно с Австро-Венгрией установить контроль на Балканах.

     Началу войны предшествовала беспрецедентная милитаризация европейских держав и гонка вооружений. Корни военно-промышленного комплекса восходят к началу XX века. Установлено, что Германии принадлежало бесспорное лидерство в гонке вооружений. Но и ослабленная русско-японской войной и первой русской революцией Россия втянулась в эту войну, взвалив на себя непосильное бремя милитаризации.

     По мнению историка П. В. Волобуева, сама духовная ситуация эпохи располагала к войне. Повсеместно отмечался рост национализма, подогреваемый правящими кругами, национально-освободительное движение малых народов Европы приобрело масштабный характер (на Балканах, в Австро-Венгрии). Невиданного размаха и интенсивности достигла в предвоенные годы пропаганда пангерманизма. Нельзя забывать и об идее «славянской солидарности», проповедовавшейся в России, в частности, в связи с отношением к Сербии и Черногории. К войне подталкивали глубокие политические кризисы и буржуазно-демократические революции, сотрясавшие мир: аннексия Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины в 1908–1909 гг.; революции 1905–1907 гг. в России; 1905–1911 гг. в Персии; младотурецкая революция 1908–1909 гг., лишившая власти султана Турции; Синьхайская революция 1911–1913 гг. в Китае, свергнувшая императора и установившая буржуазно-помещичью республику в Маньчжурии; мексиканская 1910–1917 гг., принявшая демократическую буржуазную конституцию; балканские войны против турецкого ига и за передел своих территорий. К середине 1914 г. обстановка накалилась до предела.

     В течение десятилетий ведется дискуссия об ответственности за развязывание Первой мировой войны. Эта война была связана с новой исторической эпохой. В области экономики это время характеризовалось процессами монополизации, ведущей ролью финансового капитала, ужесточением конкурентной борьбы за рынки и источники сырья, территориально-политическим разделом мира и началом его экономического раздела транснациональными монополиями. На этой основе в международных отношениях проявлялись две тенденции: обострение противоречий между крупными державами, рост конфликтности и противоположный процесс – развитие экономических взаимосвязей о сотрудничестве, медленно прокладывавший путь к более цивилизованному политическому урегулированию противоречий. В политико-идеологической сфере своеобразным отражением упомянутых тенденций служили, с одной стороны, рост воинствующего национализма, а с другой, – усиление интернационалистских, а также пацифистских течений. В целом ответственность за начало войны падает на всех ее активных участников – как на страны Центрального блока, так и на государства Антанты. Но если говорить о вине за провоцирование Первой мировой войны именно в августе 1914 г., то она ложится главным образом на руководство Германской и Австро-Венгерской империй.

Повод к войне. В Сараево – столицу аннексированных Австро-Венгерской империей в 1908 г. Боснии и Герцеговины – 25 июня 1914 г. с официальным визитом на военном корабле прибыл наследник австрийского престола, 50-летний эрцгерцог Франц Фердинанд. 28 июня он вместе с супругой направлялся для подготовки к предстоящим торжествам. На будущего императора было совершено два покушения, в результате второго он и его жена были расстреляны в упор 19-летним Гаврило Принципом. Всего по городу было рассредоточено шесть террористов, членов организации «Млада Босна».

     Сам факт сараевского убийства давал Австро-Венгрии и Германии благоприятную возможность использовать эту трагедию в качестве удобного повода к войне. И они сумели перехватить инициативу, начав активную дипломатическую деятельность, направленную не на локализацию, а на эскалацию конфликта. Никаких серьезных оснований для того, чтобы связать официальные круги сербского государства с организацией покушения на наследника австро-венгерского престола, у Австро-Венгрии не нашлось. Но в Вене усмотрели наличие широких контактов славян, проживавших в империи Габсбургов, с теми славянами, которые находились за ее рубежами. В МИДе Австро-Венгрии был составлен адресованный Белграду ультиматум. Хотя ответная нота была выдержана в чрезвычайно вежливом тоне, 28 июля 1914 г. Австро-Венгрия по телеграфу объявила Сербии войну.

Вступление России в войну. Ознакомившись 24 июля с содержанием ультиматума Австро-Венгрии, российский министр иностранных дел С. Д. Сазонов прямо заявил, что европейская война теперь неизбежна. Под угрозой оказался имидж «великой державы». Россия начала частичную мобилизацию (в 4 округах) – и тут же получила жесткий ультиматум от Германии. На этот раз Николай II не хотел проиграть дипломатическую схватку, и в конце июля применил убийственный аргумент – всеобщую мобилизацию. Последовавший в ночь на 31 (17) июля германский ультиматум, призывавший в течение 12 часов прекратить всеобщую мобилизацию, был просто формальностью. Все понимали, что всеобщую мобилизацию при общенациональной воинской повинности прекратить невозможно, тем более за несколько часов. Утром следующего дня, 1 августа, Германия объявила России войну. Только с этого момента общественное мнение и правительственная пропаганда начали всерьез обсуждать экономические и геополитические причины войны, формулируя «проблему проливов», «славянские интересы»», достоинство «великой державы» и т.д.