Название: История зарубежной литературы первой половины ХIХ века - курс лекций (Масолова Е. А.)

Жанр: История

Просмотров: 2071


Лекция 8. роман  в. гюго «отверженные»

 

В предисловии к роману «Труженики моря» В. Гюго писал, что главная проблема романа «Отверженные» (1862) – борьба с ананке социальных законов и бесконечность. Рисуя парий общества (бывшего каторжника, проститутку Фантину, обездоленную маленькую Козетту, бездомного мальчишку Гавроша) и их врагов, людей тоже незнатных, «маленьких» (Тенардье, полицейского Жавера), Гюго воплощает философские и нравственные идеи времени, размышляет о человечестве, о назначении добра и милосердия. Он создает новый тип социального романа – социально-героическую эпопею, в которой изображены общественные конфликты, порожденные гнетом и нуждой, политические катастрофы (поражение Наполеона при Ватерлоо), восстание французского народа в 30–40-е годы, жизнь различных слоев общества. В «Отверженных» подняты проблемы нищеты и бесправия народа, безработицы, проституции, беспощадности эксплуатации (семейство Тенардье угнетает маленькую Козетту), несправедливости суда (история Жана Вальжана), беспризорности, духовной эволюции поколения (история Мариуса) и др. Гюго пишет о любви (линия Мариуса и Козетты), рисует патетику баррикадных боев (подвиг Анжольраса, смерть Гавроша), поднимает проблемы будущего народа. В сознании Гюго все светлое и человечное связывается с народом, народ и добро синонимы, бедные – добрые, богатые – злые, за действиями обездоленных стоит правый суд народа.

«Отверженные» – обличительный, проповеднически миссионерский социально-философский роман. В предисловии к первому варианту «Отверженных» В. Гюго писал: «Эта книга от начала до конца, в целом и в подробностях представляет движение от зла к добру, от несправедливого к справедливому, от ложного к истинному, от мрака к свету». «Отверженные» на Западе называли «современным Евангелием». Судьбы героев В. Гюго типичны: у Вальжана и Фантины были реальные прототипы, история Мариуса отчасти похожа на историю самого писателя. Но маленькие люди превращаются у Гюго в героев; события приобретают философскую значительность. Социальная жизнь для Гюго – част-ное проявление нравственного бытия человечества. Конкретные вопросы жизни народов ХIХ века сводятся к «вечным» вопросам, за житейской борьбой его героев всегда стоит борьба добра и зла. Гюго не просто рисует картины социального ада, а предлагает читателю составить о них суждение. Борьба Жана Вальжана

с Жавером обретает социально-символический характер. Будучи соотнесенной с общественно-историческим фоном, эта борьба символична, ибо в святости Жана Вальжана воплощена правота угнетенных, а в злобе Жавера – абсолютная жестокость угнетателей. История Жана Вальжана превращается в притчу о страдальческой судьбе.

Конфликт между героями не воспринимается как метафизический, потому что история соединяется в романе с политикой. Частная жизнь героев входит в большую жизнь народа, судьбы всех героев определяет революция. Проявившаяся в «Соборе Парижской Богоматери» тенденция к универсальному видению эпохи в «Отверженных» становится доминантной.

В «Отверженных» два плана: сюжетный (линия Жана Вальжана) и философский. Автор вводит в роман обширные исторические, публицистические и философские главы, которые придают произведению эпический масштаб. За сегодняшним несовершенным днем Гюго видит светлые горизонты, шествие прогресса отождествляет с волей провидения. Цель прогресса – утвердить добро. Новая эра, свобода, равенство, братство наступят в результате нравственного совершенствования человечества.

В духе идей утопического социализма В. Гюго указывает пути преодоления зла, оздоровления экономики и нравов страны. Он считает, что социальные противоречия можно примирить, если создавать образцовые предприятия в духе промышленной системы Сен-Симона (подобное предприятие организовал г-н Мадлен). Гюго ратует за мирное реформирование производственных отношений.

Философия истории В. Гюго строится на опыте французской революции. Все социальные бедствия Гюго связывает с ненавистным ему бонапартистским режимом. Гюго воспевает очистительную силу непобедимой революции, не желает мириться с пассивностью человека. Революция, в интерпретации Гюго, есть прогресс: революция дала свободу мысли, провозгласила истину; прогресс достигается только ценой дерзаний. К защитникам баррикады Гюго относится с благоговением, окружает их ореолом героизма и трагического величия, они – великие разведчики будущего, бескорыстны и стремятся облагодетельствовать человечество.

В. Гюго противопоставляет восстание мятежу. Восстание служит целям прогресса; мятеж есть акт беззаконный, регрессивный. Гюго идеализирует республику и интерпретирует восстание французских рабочих в 1848 году как незаконный мятеж, потому что оно происходило, когда во Франции был установлен республиканский строй. С момента установления республики, согласно Гюго, необходимость классовой борьбы отпадает, все должно решаться только всеобщим голосованием.

В «Отверженных» утверждается две, на первый взгляд, противоположные, а по сути взаимодополнительные точки зрения: «Да здравствует революция!» и «Да здравствует счастье любить, счастье творить добро и не приносить зло!». После событий 1848–1852 годов В. Гюго осознает, что милосердие бессильно освободить народ от гнета и насилия. На страницах романа он сталкивает епископа и революционера. В епископе Мириэле воплощены гуманность, христианское милосердие, в революционере Анжольрасе – гуманистическая мечта, суровая непреклонность, способность к состраданию и непримиримость к врагу. Христианский праведник и революционер-атеист не антагонисты: они разными путями стремятся к одной цели – преобразованию общества и человека. Кредо революционера Анжольраса: не должно быть вооружения нации, необходимы бесплатное и обязательное обучение, единые права и труд для всех. Епископ Мириэль – скорее проповедник общечеловеческих идей, нежели католичества, – призывает защищать обездоленных, ненавидеть богатство и роскошь, быть милосердным, помогать сиротам, ввести всеобщее бесплатное обучение, повысить жалованье школьным учителям, отменить непосильные налоги. Епископ и революционер в романе оказываются союзниками: их объединило бескорыстное желание служить человечеству.

Исповедуя «не убий», В. Гюго полностью оправдывает революционные действия угнетенных масс. За жестокими действиями он видит благие побуждения покончить с тиранией, утвердить человечность как норму отношений. Епископ приходит к старому безбожнику-революционеру, чтобы осудить его. Выслушав революционера-атеиста, епископ становится перед ним на колени и просит благословения. На протяжении всего романа решается вопрос: что важнее – непротивление злу насилием или активная борьба. Анжольрас добивался завтрашнего счастья для всех людей, ненавидел насилие и смерть, но помимо своей воли вносил их в мир. Гуманные идеи революции вступают в противоречие с ее насильственными методами, насилие разрушает идеалы революции. Это создает «трагическую вину» Анжольраса и его «суровую печаль», роковую обреченность. Окружающие относятся к нему «с восхищением, в котором сквозит сочувствие», видят в нем палача и священнослужителя, героя и жертву. В. Гюго исходит из абсолютной человеческой морали и судит общество за отклонение от нее, поэтому «не убий» становится важнее. Итог жизни всех активных борцов за счастье народа в романе один: трагическая гибель. Финал романа – апофеоз епископа: его тень витает над Жаном Вальжаном, который умирает со словами: «На свете нет ничего, кроме счастья любить». Побеждает установка: любовь, доброта, бескорыстие, снисходительность к людским слабостям важнее кровопролития во имя блага человечества; только человечность спасет мир; революция духа значительнее социальной революции.

В. Гюго считает, что обстоятельства жизни формируют урод-ливый характер, но достаточно одного «события-откровения», чтобы разрушить власть закона социальной детерминации. «Со-бытие-откровение» не связано с судьбами государства, но в нем ярко высвечиваются доброта и милосердие человека. Увидев свет этой истины, даже самый большой грешник может переродиться. «Событие-откровение» для Жана Вальжана – поступок Мириэля, когда тот подарил ему серебряные подсвечники и спас от новой каторги. Ожесточенный жизнью каторжник перерождается в высоконравственного человека, грешник становится великим праведником. После духовного кризиса вся жизнь Жана Вальжана – сплошная череда самоотречений. Он жертвует собой ради счастья других, отдает себя в руки правосудия, чтобы спасти невиновного, которого собираются осудить как «каторжника Вальжана», самоотверженно заботится о чужой ему девочке, затем – о женихе Козетты, хотя Мариус отнимет у него нежно любимую приемную дочь; на баррикады безоружный Жан Вальжан идет спасать людей от смерти и даже отпускает своего заклятого врага, полицейского шпиона Жавера. Жертвенность окружает Жана Вальжана, как и епископа Мириэля, ореолом святости.

«Событие-откровение» для Мариуса – информация о том, что беглый каторжник Жан Вальжан, которому Мариус сначала запретил видеться с Козеттой, спас его от смерти. После смерти Жана Вальжана носителем милосердия станет Мариус.

«Событие-откровение» для Жавера – поступок Жана Вальжана, когда тот спасает его от смерти, отпускает с баррикады. 

В определенном отношении принципы милосердия Мириэля продолжил и Жавер – антипод добра и человечности, безупречный полицейский, воплощение безжалостного социального порядка. В Жавере В. Гюго утрирует два простых чувства, доводит их до гротеска: «Этот человек состоял из двух чувств: уважения к власти и ненависти к бунту». Жавер сознательно уничтожил в своей душе все человеческое: сострадание, любовь, жалость к жертвам несправедливого общественного устройства. Жавер хочет разоблачить бывшего каторжника Вальжана, ставшего мэром, не обращая внимания ни на его очевидные добродетели, ни на пользу, приносимую им согражданам. Закоренелый злодей Жавер испытал сильнейший шок, когда Жан Вальжан освободил полицейского, попавшего в руки революционеров. Гюго приводит Жавера, не привыкшего рассуждать, к страшной для него мысли, что каторжник Жан Вальжан оказался сильнее всего общественного порядка. Все, во что верил Жавер, рушится. Жавер, в отличие от Жана Вальжана, не мог полностью переродиться, но не мог и оставаться прежним. То, что Жавер закончил жизнь самоубийством, – яркое подтверждение его отказа от прежних моральных норм. Жавер демонстрирует тупиковый вариант судьбы человека.

В «Отверженных» объединяются романтические и реалистические черты. Реалистические черты здесь неизбежны, ибо это социальная эпопея. Реалистична подчеркнуто социальная задача книги, из реальной действительности родилась история главных героев; реалистична обрисовка среды и обстоятельств; документи-рованы исторические части романа, привлечены топографические карты; точны характеры исторических лиц; духовная жизнь ге-роев имеет много общего с жизнью самого В. Гюго и его близких.

Гюго-романтик рисует исключительные события и обстоятельства. В «Отверженных» главным принципом художественного мышления писателя становится антитеза. Мир предстает в резких контрастах, в чередовании света и мрака, все тяготеет к полюсу добра или зла. В романе действуют «святые» (епископ Мириэль, Жан Вальжан) и «диаволы» (Тенардье, Жавер). Масштабы творимого ими добра и зла равны. Людские страсти доведены до крайнего напряжения, характеры складываются только из пороков или только из добродетелей. Гюго выделяет те стороны личности, которые помогают ему раскрыть идею, поэтому характеры его героев символичны. Психологизм романа «Отверженные» состоит главным образом в романтически гипертрофированном изображении очистительной бури, которая потрясает привычное мировосприятие человека. Гюго почти никогда не анализирует изменение душевного мира героев, а иллюстрирует изменение его сознания потоком метафор, порой развернутых на целую главу. Безмолвной внутренней борьбе соответствуют обычно мрачные, страшные тона романтического пейзажа.

По мере обобщения В. Гюго все больше отрывается от действительности. Постепенно Жан Вальжан теряет конкретные человеческие качества: меняется его имя, он становится воплощением нравственности и милосердия.

 

Вопросы и предложения

для самоПРОВЕРКИ

 

1. Проблематика романа В. Гюго «Отверженные».

2. Изображение революции в романе В. Гюго «Отверженные».

3. Как раскрывается идея человечности и «цепной реакции» добра в романе В. Гюго «Отверженные»?

4. В чем своеобразие метода романа В. Гюго «Отверженные»?

 

●●●