Название: История зарубежной литературы первой половины ХIХ века - курс лекций (Масолова Е. А.)

Жанр: История

Просмотров: 2070


Лекция 11. американский романтизм

 

Романтизм в США – исторически первое значительное явление в литературе этой страны. Всех американских романтиков влечет тяга к путешествиям, пафос первооткрывателей, стремление преодолеть зависимость от английской и в целом от европейской культурной традиции, воплотить национальное самосознание и национальный характер.

Первый этап американского романтизма – 1820–1830-е годы. Мироощущение ранних американских романтиков (В. Ирвинга,  Ф. Купера, Д. Кеннеди и др.) в целом гармонично и оптимистично, что обусловлено отсутствием сословных перегородок в обществе, демократическим местным самоуправлением. В американской исторической прозе прославляется героическое прошлое США, поднимаются актуальные проблемы современности. Воспевание свободных земель, населенных индейскими племенами, становится сквозной темой американского романтизма (пенталогия о Кожаном Чулке Ф. Купера, «Поездка в прерии» В. Ирвинга). Американские романтики рисуют героику Войны за независимость («Шпион» Ф. Купера), свободную морскую стихию («морские романы» Ф. Купера), патриархальное прошлое Америки (рассказы В. Ирвинга).

Второй этап американского романтизма (конец 30-х – середина 50-х годов) отмечен всплеском литературной жизни, ростом литературных журналов, зарождением американской художественной критики, дискуссиями о национальной американской литературе. Приверженцы аболиционизма выступают против рабства (цикл «Стихи о рабстве» Г. Лонгфелло, роман «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу). Глубокие символические образы и мистические мотивы пронизывают произведения Э. По, Г. Мелвилла, Н. Готорна. В творчестве романтиков преобладают драматические тона, ощущение несовершенства мира и человека (Н. Готорн), настроения тоски и скорби (Э. По), осознание трагизма человеческого бытия (Г. Мелвилл); появляется герой с раздвоенной психикой, страдающий от осознания своей вины и обреченности. Особняком стоят произведения писателей-трансценденталистов (Р. Эмерсон, Г. Торо), рассматривающих человека как духовный центр вселенной.

В середине 50-х годов поэзия Э. Дикинсон с ее вольным обращением с рифмой, своеобразным ритмом и синтаксисом стихов предвещает наступление новой эстетики. В творчестве У. Уитмена – сложный сплав романтических и реалистических компонентов.

В американском романтизме существуют различия между «средними штатами» (с центром в Нью-Йорке), Новой Англией (северо-восток) и Югом. Сначала центром литературной жизни становятся «средние штаты» с их значительной культурной и литературной традицией. Писатели «средних штатов» (В. Ирвинг, Ф. Купер, Г. Мелвилл) обращаются к социальной проблематике, к сопоставлению прошлого и настоящего Америки. Романтики Новой Англии (Н. Готорн, Р. Эмерсон, Г. Торо, У. Брайант и др.) философски осмысливают американский опыт, анализируют национальное прошлое, исследуют сложные этические проблемы. Писатели-южане Д. Кеннеди, У. Симмс воспевают «южную демократию» и рабовладение (на основе «южного» романтизма формируется «южная традиция» в американской литературе, представленная в XX веке именами У. Фолкнера, Р. Уоррена,

У. Стайрона и др.).

В последние десятилетия XIX века начинается становление реализма в американской литературе. Писатели отказываются от романтических аллегорий и символов, стремятся к исторической и социальной конкретности и сочетают в своем творчестве разные тенденции и явления. В литературе США романтические идеи и настроения проходят через весь XX век, пронизывая творчество Э. Хемингуэя, У. Фолкнера, Т. Уайлдера, Дж. Стейнбека,

Ф. Фицджеральда, Дж. Сэлинджера и др.

 

Вопросы и предложения

для самопроверки

 

1. Расскажите об особенностях американского романтизма.

В чем его полемичность по отношению к европейскому роман-тизму?

2. Охарактеризуйте динамику развития американского романтизма.

 

Список литературы

 

 Апенко Е.М. Американская романтическая новелла: К вопросу истории и теории жанра: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Л., 1976. – 16 с.

 Барабанова Ю.М. Романтические сборники В. Ирвинга: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – СПб., 1995. – 16 с.

 Венедиктова Т.Д. Поэзия американского романтизма. Своеобразие метода: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. – М., 1996. – 44 с.

 Головенченко А.Ф. Новеллы Н. Готорна об искусстве // Романтизм и его исторические судьбы. – Тверь, 1998. – С. 116–119.

 Камышанов В.А. Новеллистика Г. Мелвилла: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 1975. – 23 с.

 Ковалев Ю.В. Г. Мелвилл и американский романтизм. – Л., 1972. – 280 с.

 Ковалев Ю.В. Проблемы американского романтизма 1840-х годов. Герман Мелвилл и его эпоха: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. – Л., 1971. – 31 с.

 Кузнецова Н.С. Художественное время в ранней новеллистике Н. Готорна: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 1995. – 18 с.

 Мендельсон М.О. Жизнь и творчество Уитмена. – М., 1969. – 350 с.

 Наказнюк Н.И. Поздние романы Г. Мелвилла: Проблема метода: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Л., 1985. – 18 с.

 Осипова Э.Ф. Ралф Эмерсон и американский романтизм: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. – Спб., 1995. – 42 с.

 Павлычко С.Д. Философская поэзия американского романтизма: Эмерсон, Уитмен, Дикинсон. – Киев, 1988. – 227 с.

 Федосенок И.В. Символика и аллегория в творчестве Н. Го-торна // Романтизм и его исторические судьбы. – Тверь, 1998. –

С. 119–122.

 Эстетика американского романтизма. – М., 1977. – 463 с.

 

Темы рефератов и докладов

 

 Пространство и время в комической эпопее В. Ирвинга «История Нью-Йорка».

 Жанровая специфика романтических очерков и рассказов В. Ирвинга («Книга эскизов», «Брейсбридж холл», «Рассказы путешественника»).

 Пейзаж в произведениях В. Ирвинга и Ф. Купера.

 Специфика «морского романа» Ф. Купера («Лоцман», «Красный корсар»).

 Жанровая природа романов о Кожаном Чулке Ф. Купера.

 Концепция мира и человека в романе Ф. Купера «Последний из могикан».

 Фольклорные образы поэмы Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате».

 Герои новелл Н. Готорна.

 Притчевые черты романа Н. Готорна «Алая буква».

 Романтические идеалы и поэтическая фантазия в новелле Н. Готорна «Снегурочка».

 Интерпретация действительности и поиск миропреобразующего начала в творчестве Н. Готорна.

 Философская концепция мира, библейские мотивы, символика и аллегория в романе Г. Мелвилла «Моби Дик».

 Специфика жанра романа Г. Мелвилла «Моби Дик».

 Р. Эмерсон и американский трансцендентализм.

 Человек и природа в творчестве  Р. Эмерсона.

 Философия трансцендентализма в творчестве Г. Торо.

 Человек и природа в философской книге Г. Торо «Уолден, или Жизнь в лесу».

 Художественное пространство в философской книге

Г. Торо «Уолден, или Жизнь в лесу».

 

●●●

 

Эдгар Аллан По

 

Э. По (1809–1849) – человек ослепительного таланта и горестной судьбы. С десяти лет он писал стихи, мечтал стать профессиональным актером, но ради куска хлеба вынужден был заняться журналистикой и получил известность как литературный критик.

Свои эстетические взгляды Э. По изложил в статьях «Философия обстановки» (1840), «Философия творчества» (1846), «Поэтический принцип» (1849) и в многочисленных рецензиях. Он считал: цель искусства – создавать прекрасное, дарить людям высшее наслаждение; источники прекрасного – природа, искусство и человеческие отношения, возникшие как эмоциональное производное от любви и смерти; искусство должно быть рационалистичным; создание Красоты есть итог целенаправленных размышлений и точных расчетов, синтез воображения, фантазии и железной логики. Сфера поэзии – Прекрасное, возвышенное, божественное, поиск неуловимой и недосягаемой Высшей Красоты потустороннего мира (у прозы, в интерпретации Э. По, иная функция: найти смысл человеческого бытия). Приобщение к Высшей Красоте возможно лишь в особых эмоциональных состояниях, при «возвышающем волнении души», когда человеком владеют грусть, «приятная печаль», «томление». Юмор, считает Э. По, может присутствовать в прозе, но не в стихах; стихи не должны быть длинными и нравоучительными.

Главные мотивы стихов Э. По – Красота, любовь, смерть. Красота, в интерпретации Э. По, есть воспоминание, тоска по бывшему, приобщение к идеалам античности. Он ищет идеал среди героев Древней Греции. Елена (стихотворение «К Елене») воплощает для него классическую Красоту и приближает Красоту небесную. Лигейя в одноименном стихотворении сопоставляется с античными образцами и предстает как идеал Красоты: она совершенна внешне и духовно, ее ум высок, знания грандиозны, сердце глубоко.

Красота связана со смертью. В статье «Философия творчества» Э. По утверждает: «Смерть прекрасной женщины, вне всякого сомнения, является наиболее поэтическим предметом на свете»; смерть не противоречит понятию прекрасного, за ней следует превращение во что-то иное, и смерть, возможно, приближает к прекрасному. Женские образы в творчестве Э. По подчеркнуто бесплотны, болезненно экзальтированны, сверхутонченны и слишком прекрасны и чисты, чтобы жить («Спящая», «Аннабель Ли» и др.).

Лирический герой его ранних стихов (1826–1831) – демоническая загадочная личность, в чьей душе – хаос глубоких страстей и тяжелое страдание.

Основной конфликт поэмы «Тамерлан» – столкновение в душе героя жажды господства над миром и стремления к простой человеческой любви, которая трактуется как предчувствие небесной любви. Образ возлюбленной лишен индивидуальных черт; Тамерлан читает в ее глазах свои мечты, вспыхнувший румянец возлюбленной сулит ему «светло и неизбежно» «пурпур царственный в веках» (перевод И. Озеровой).

В бессюжетных стихах Э. По иная реальность – неясный туманный мир грез и мечты, слияние границ яви с границами царства снов. Сон заменяет человеку холодную реальность («Сновиденье в сновиденье») и пробуждает для муки, подлинная жизнь ужаснее кошмарного сна («Сон»).

В сборнике «Аль-Аарааф» (1829) герои Э. По видят рай, но лишены знания ангелов и тщетно стремятся обрести гармонию в соединении прекрасного, науки, красоты и любви. Тема взаимоуничтожения прекрасного, науки, красоты и любви продолжается в «Сонете к науке».

В стихотворении «Город среди моря» действие происходит вне времени и пространства, в опустевшем городе накренившиеся башни, храмы, здания, глядящие в застывшую немую ширь угрюмых вод, создают эсхатологическую картину мира. Символические образы (Смерть на троне, Царство мертвых) Э. По сначала воплощает в поэзии, потом – в прозе. Образная система стихотворения «Город среди моря» повторится в рассказе Э. По «Король Чума», в притче «Тишина». Новеллы Э. По представляют собой развернутые и отчасти расшифрованные строки его стихотворений, но в новеллах эти образы даны в ироническом плане.

Поздняя лирика Э. По (1832–1849) исполнена разочарования, безысходной меланхолии и обреченности. Поэт заключает своих героев в замкнутый мир их собственных переживаний, но эта замкнутость грозит трагедией («Призрачный замок»).

Стихи Э. По оказывают гипнотическое воздействие с помощью подводного течения, ритма, метров, звуков, красок, неясных ощущений и настроений, намеков и туманных ассоциаций. Поэтические шедевры – «Ворон», «Аннабель Ли», «Колокола», «Линор» и др. – символичны, не поддаются логическому толкованию, построены на нюансах, благозвучии слов, внутренних рифмах, аллитерациях и ассонансах, ритмических перебоях и рефренах-заклинаниях, параллелизмах, повторах, которые сродни вариациям музыкальной фразы. В стихотворении «Улялюм» гипнотическая музыка погружает читателя в мир теней, шорохов, вечной осени, зловещего лунного мерцания.

Чтение стихотворения Э. По «Ворон» (1845) вызывало у современников физическое ощущение «мороза по коже». Тема стихотворения «Ворон» – смерть молодой прекрасной женщины. Поэт потерял возлюбленную, и странная птица появляется в келье поэта. На все вопросы птица отвечает одним и тем же словом: «Nevermore». В стихотворении 18 строф, каждая из которых заканчивается словом «Nevermore», которое сначала кажется механическим бессмысленным повторением, но этот рефрен звучит пугающе уместно. Ворон предрекает поэту, что тот никогда не встретится с возлюбленной и не обретет забвения – спасения от мук. «Nevermore» звучит приговором. Черный ворон из ученой говорящей птицы превращается в символ роковой судьбы, скорби и безнадежности. По мере приближения к финалу нагнетается мрачно-безнадежная атмосфера, возрастают напряженность и обре-ченность, повествование переводится в символическую плоскость, существование человека становится метафорой обреченности.

В стихотворении «Колокола» обыгрывается мотив колокольного звона, сопутствующего людям при рождении, на свадьбе, пожаре, похоронах. Э. По использует внутреннюю рифму, звукоподражание, создает сложные, оригинальные строфы. В звоне колоколов символически воплощен трагический удел человека.

В новеллах Э. По расширяет тематику, отчасти пародирует собственных героев лирических стихов.

Если в поэзии Э. По «totality effect» строится на принципе неопределенности, то в прозе Э. По «тотальный эффект», или «эффект целого», включает целесообразность и пропорциональность всех звеньев сюжета, смысловую наполненность стиля и ритма. В первом абзаце новеллы «Падение дома Ашеров» все слова (кроме служебных) создают физически ощутимую атмосферу надвигающегося несчастья, меланхолии, тревоги. В новелле «Тишина. Притча» писатель воспроизводит библейскую ритмическую структуру предложений, художественный текст приобретает особое гипнотическое воздействие. Э. По считал, что в новелле должны быть острая напряженность действия, ограниченный объем (прочитанный «на одном дыхании» текст не разрушит единства впечатления), оригинальные, незаимствованные сюжеты. В его новеллах сочетаются необычная фантазия, интуитивная психологическая зоркость и четкое, логически безупречное сюжетное построение. Новеллы Э. По – маленькие монодрамы, тяготеющие к драматургическим принципам построения, – рисуют характер, мысли, чувства человека, одержимого той или иной маниакальной идеей.

Действие психологических, или «страшных», новелл Э. По («Падение дома Ашеров», «Лигейя», «Маска Красной Смерти», «Вильям Вильсон», «Бочонок амонтильядо» и др.) происходит в ирреальном, загадочном мире, вне привычных координат времени и пространства. Герои стремятся заглянуть за пределы земного познания, за грань разума и жизни. Сюжет строится вокруг какой-нибудь ужасной катастрофы, судьбы героев полны мрачного трагизма, безысходности, нравственного и физического мучения. Тесное замкнутое психологическое пространство и обусловленное им замкнутое физическое пространство новелл Э. По исключает для его героев возможность нетрагического существования. Все концентрируется в последней роковой загадке – в тайне Смерти.

Э. По усиливает категорию страшного. В его «страшных» новеллах призраки, бред и кошмар становятся реальнее жизни. Повествование от первого лица усиливает эффект подлинности. Элемент неопределенности, недоговоренности лишает героя способности сопротивляться всеобщему безумию мира. В новелле «Колодец и маятник» остается неизвестным, что же увидел узник инквизиции в колодце, от чего он готов ринуться в раскаленное железо.

Герой новелл  Э. По угнетен невозвратимыми утратами, боится новых утрат, убежден в обреченности мира. В прошлом остались счастье, красота, радость творчества, душевная чистота и цельность. Накануне катастрофы миг томительно растянут. Болезненно напряженное сознание героя отмечает и связывает обстоятельства и детали, предшествующие катастрофе и предрекающие ее. Все сильнее и страшнее звучит яростный миг надвигающейся катастрофы. Вспышка финальной катастрофы или мучительного прозрения героя на мгновение озаряют истину, лежащую в основе трагедии, потом мир погружается в небытие. Существование человека – пролог к катастрофе, которая страшит и буквально парализует героя. Герой Э. По боится не столько своего гибельного исхода, сколько сопутствующего ужаса, разрушающего душу.

Э. По открывает, что в душе человека живет «бес противоречия», который заставляет совершать безумные, нередко преступные поступки (в новелле «Черный кот» хозяин любит черного кота и убивает его). Неизбежный итог преступления – крах личности, всеуничтожающий ужас, следующий за мгновенным, не оставляющим надежды прозрением, гибель в нарастающем бес-предельном ужасе небытия.

Порой предсмертные мгновения героя, пограничные состояния души предстают в новеллах Э. По в смеховом освещении. Ужасное становится парадоксальным, нелепость – всеобъемлющей. В новелле «Король Чума» смерть пирует, кокетничает, орет, устраивает потасовку с жизнью; возникает смеющаяся смерть.

В «страшных» новеллах Э. По герои либо затворники (Родерик Ашер в новелле «Падение дома Ашеров», герой-рассказчик в новелле «Лигейя» и др.), либо отщепенцы (действующие лица новелл «Сердце-обличитель», «Черный кот» и др.). У отщепенцев, в отличие от затворников, связь с внешним миром порвана не до конца, они подвластны человеческим суждениям и предрассудкам, не способны быть наедине с собой, понять свою душу. Отщепенцы Э. По презирают толпу, скрывают чувство собственной ущербности и стремятся утвердить себя ценой преступления.

Уникальны открытия Э. По в области парапсихологии, бессознательного («Колодец и маятник»).

Чувствуя, что безумие угрожает всем, Э. По видел единственное спасение от всеуничтожающего страха в Разуме, переплетающемся с особым поэтическим ясновидением, интуитивным озарением и безупречной логикой («Низвержение в Мальстрем»). Э. По выявляет ступени познания мира: наблюдения, обобщение, практические действия.

В основе логических (детективных) новелл Э. По («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Украденное письмо», «Золотой жук») лежит поиск гармонической духовной жизни.

В его логических новеллах особая структура: сначала сообщается о тщетных попытках полиции распутать клубок совершенного преступления; детектив Огюст Дюпен не торопится с выводами и позволяет своему напарнику – заурядному молодому человеку – выдвигать заведомо неверные и банальные версии происшедшего. Рассказчик не может разгадать мотивов преступления, и за дело берется Дюпен, который сопоставляет детали, выстраивает цепочку умозаключений и силой своего разума и интуицией вычисляет преступника. Рассказчику подобные умозаключения кажутся вначале неожиданными, а потом – блестяще аргументированными. Пафос логических рассказов Э. По – в демонстрации логической интеллектуальной игры, огромных возможностей

разума.

Э. По создает серию фантастических (приключенческих) новелл («Рукопись, найденная в бутылке», «Разговор Эйрос и Хармионы», «Беседа Моноса и Уны», «Сила слов», «Три воскресенья на одной неделе», «Правда о том, что случилось с мистером Вальдемаром» и др.), в которых разрабатывает общие приемы фантастического жанра. В начале новеллы Э. По сообщает множество бытовых подробностей, облекает повествование в форму дневника («Повесть о приключениях Артура Гордона Пима»), рисует тривиальные житейские сцены, чтобы читатель поверил в абсолютную реальность происходящего. В новеллах «История с воздушным шаром», «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфалля» и других широко используется научная терминология, обилие физических, географических, астрономических, математических сведений, множество конкретных деталей, относящихся к строению и оснащению воздушного шара, особенностям навигации.

Э. По считал, что в фантастических новеллах должны быть факты и гипотезы, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Чтобы убедить читателя в возможности невероятного, он пропускает в своих построениях логическое звено.

Герои фантастических новелл Э. По ради раскрытия еще одной тайны мира ринутся навстречу року, будут бороться до конца, преодолевая с маниакальным упорством сверхчеловеческое напряжение. У Э. По путешествия ради приключения превращаются в путешествия ради знания. В новелле «Рукопись, найденная в бутылке» возникает образ загадочного корабля, который мчится по бескрайним просторам океанов, через века, в единоборстве с судьбой и вечностью; героя влечет тайна знания, он хочет проникнуть в загадку Южного полюса и примиряется даже с собственной гибелью: жажда знания одерживает верх над страхом смерти.

Персонажи сатирических новелл Э. По («Без дыхания», «Черт на колокольне» и др.) – неудачники, жертвы враждебных обстоятельств, порожденных хаотической и суетливой жизнью города. Э. По рисует уродливые, пугающе-нелепые сочетания, распад привычных связей, смещение всех понятий. В новелле «Делец» дан смешной и отвратительный портрет американского «делового человека», который одержим зоологической ненавистью к тем, кто имеет хоть какие-нибудь духовные интересы. Антигерой новеллы провоцирует окружающих на нанесение ему телесных повреждений и получает за это компенсацию. Он занимается «сапого-собако-марательством», «пачкотней» и завершает свою «карьеру» «кошководством»: разводит кошек и отрубает им хвосты на продажу.

Сатирические новеллы Э. По – не столько смешные, сколько страшные: невозможно спастись от пошлости, бездуховности и агрессии окружающего мира.

В некоторых сатирических новеллах («Как писать рассказы для «Блэквуда», «Литературная жизнь Каквас Тама, эсквайра» и др.) Э. По затрагивает вопросы литературной жизни, высмеивает характерную для прессы погоню за сенсациями, раздутое самомнение, мелочность содержания и высокопарность изложения.

 

Вопросы и предложения

для самопроверки

 

1. Расскажите об эстетических взглядах Э. По.

2. В чем своеобразие поэзии Э. По?

3. Особенности новелл Э. По.

 

Список литературы

 

 Аллен Г. Эдгар По. – М., 1992. – 334 с.

 Антипенко А.Л. Проза Э. По в контексте традиций мистики: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 1995. – 18 с.

 Анцыферова О.Ю. Литературная автопародия и новеллистика Э. По // Романтизм и его исторические судьбы. – Тверь, 1998. – С. 111–115.

 Гроссман Д.Д. Эдгар Аллан По в России: Легенда и литературное влияние. – СПб., 1998. – 201 с.

 Ковалев Ю.В. Эдгар Аллан По, новеллист и поэт. – Л., 1984. – 296 с.

 Козлова Д.В. Художественно-философские истоки и форма гротеска в новеллистике Э. По: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Н. Новогород, 1998. – 18 с.

 Михина М.В. Э. По, новеллист, поэт, теоретик, и французская поэзия второй половины XIX в.: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 1999. – 16 с.

 Нестерова Е.К. Поэзия Эдгара По: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 1976. – 17 с.

 Нефедова Т.М. Поэтика экспериментально-психологичес-ких новелл Эдгара По: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Донецк, 1974. – 23 с.

 По Э.А. Эссе, материалы, исследования. – Краснодар, 1995. – Вып. 1. – 118 с.

 Проценко И.Б. Эстетика новеллистической прозы Эдгара По: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Л., 1981. – 20 с.

 Шогенцукова Н.А. Опыт онтологической поэтики: Э. По, Г. Мелвилл, Дж. Гарднер. – М., 1995. – 232 с.

 

Темы рефератов и докладов

 

 Тема трагической, обреченной любви в поэзии Э. По.

 Мистическая символика стихов и новелл Э. По.

 Воплощение темы страха в новелле «Падение дома Ашеров»: приемы создания атмосферы повествования; способы раскрытия психологии героя; соотношение героя и рассказчика; композиция новеллы; особенности пространственно-временной организации текста.

 Роль цветовой и звуковой символики, своеобразие хронотопа в новелле Э. По «Маска Красной Смерти».

 Психологизация кошмара в новеллах Э. По «Сердце-обличитель», «Преждевременные похороны», «Ты еси муж, сотворивший сие»!

 Создание «параллельного пространства» в новеллах Э. По.

 Символика безумия в новелле Э. По «Человек толпы».

 Романтический протест в новелле Э. По «Вильям Вильсон».

 Стихотворение и новелла Э. По «Линор»: общее и отличие в интерпретации темы смерти.

 Фантасмагорические и эсхатологические картины мира в творчестве Э. По.

 Детективные новеллы Э. По (анализ любой новеллы по выбору).

 Черты научной фантастики в новелле Э. По «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфалля».

 Э. По и «таинственные новеллы» И.С. Тургенева («Призраки», «Песнь торжествующей любви»).

 Герои Э. По и Ф.М. Достоевского.

 Герои «страшных» новелл Э. По («Маска Красной Смерти, «Падение дома Ашеров») и Л. Андреева («Мысль», «Молчание», «Набат», «Тени»).

 

●●●